Проблема воюющих демократий

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 7 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

 

   Американские политические ценности больше не трансформируются в успех на поле боя.

 

  //Брюс Ньюсам преподает международные отношения в Университете Пенсильвании. Он автор книги "Made, Not Born: Why Some Soldiers are Better than Others" ("Солдатами не рождаются, солдатами становятся: Почему одни солдаты лучше других"). //

 

   Что случилось с демократиями, ведущими войну?

   Демократические государства старались избегать участия в войнах, но когда они все же вступали в них, как было во время двух мировых и одной "холодной войны", победа обычно оставалась за ними. Однако сегодня демократии ведут войны буквально повсюду, а выиграть им удается лишь немногие из них. Демократия стала проблемой, и проблема эта постоянно усугубляется.

   Исторически, когда демократические государства принимали решение вступить в войну, они привлекали больше союзников и задействовали более мощные экономические силы. Таким образом, они вели меньше войн, но чаще их выигрывали.

   Эти правила сегодня уже не действуют. Сейчас демократические страны почти все время ведут вооруженную борьбу то с одной угрозой, то с другой. Демократии за пределами своих границ занимаются войнами самых разных типов: это и миротворчество, и военная помощь, и контртерроризм, и противопартизанская борьба, и даже войны на упреждение. Да и в пределах своих границ демократии сталкиваются со значительными угрозами со стороны терроризма, сепаратизма и повстанческих движений, в связи с чем им приходится с неудобством для себя заниматься милитаризацией собственной внутренней безопасности.

   Демократии мобилизуют усилия, чтобы одержать победу в таких войнах. Но почти во всех случаях добиться победы им не удается, по крайней мере, в традиционном понимании военной победы. Миротворчество утратило свою популярность в конце 90-х; сейчас пришедший ему на смену термин "операция по стабилизации" также обретает неприятную смысловую нагрузку. Продолжающиеся под руководством американцев военные интервенции в Афганистане и Ираке носили самый интернациональный и самый амбициозный характер после более успешной, но менее претенциозной войны в Персидском заливе. В ходе интервенций в этих странах так и не удалось построить стабильную независимость и демократию (миротворческие операции 90-х годов кажутся сегодня наиболее успешными).

   "Войне с террором", справедливость, охват и масштабы которой когда-то сравнивали с двумя мировыми войнами, скоро исполнится больше лет, чем обеим этим войнам, вместе взятым. Однако нападения террористов и мятежников сегодня стали более частыми и более смертоносными, чем раньше.

   Эти события раскрывают весьма неудобную правду о демократиях на войне. Они вполне мирно уживаются друг с другом, но очень враждебно относятся к недемократическим государствам - однако воюют с ними неумело. Опасаясь потерь и номинально занимая оборонительные позиции, демократические политики в мирное время предпочитают, чтобы их вооруженные силы и военная доктрина также носили оборонительный характер. Но дорогостоящие оборонительные системы (такие как истребители и системы ПРО) не очень-то эффективны во время наступательных действий против слабо подготовленных в техническом отношении диктаторов и негосударственных вооруженных группировок.

   Когда демократии приобретают наступательное оружие, они предпочитают вооружения с дистанционным управлением или системы большой дальности, например, палубную авиацию, тяжелую артиллерию и ракеты, которые можно запускать с расстояния. Постепенно демократические государства должны переориентироваться на менее грубое оружие и на сухопутные войска. Но на такую перестройку уходят годы.

   Даже во время Второй мировой войны большинство демократических участников этой войны потерпело поражение от диктатур, которые были малочисленнее и слабее в плане ресурсов. Те демократии, которым удалось выжить, были самыми богатыми и самыми удаленными от полей сражений.

   В Афганистане, Ираке и в целом в "войне с террором" демократические армии были усилены, реорганизованы и переоснащены слишком поздно. Провозгласив какую-нибудь победу в том или ином месте, они стараются побыстрее убраться оттуда. Но при этом им нигде не удается искоренить терроризм, повстанческое движение, фанатизм и автократию (даже дома).

   Неловкая правда заключается в том, что демократии воюют хуже своих врагов. Они стараются избегать тех войн, победить в которых не в состоянии, и выйти из войн, в которых они могут потерпеть поражение. Либо же они предпочитают ждать, пока благодаря своему военному превосходству (особенно в морской и воздушной мощи) не одержат верх в долгой, масштабной и неэффективной войне.

   В чем же заключается решение проблемы? В политической подотчетности. Многие обозреватели пришли к выводу, что демократические политики нуждаются в стимулах, чтобы воевать более успешно; в противном случае их накажет электорат. Однако такие стимулы применимы лишь тогда, когда демократических политиков призывают к ответу за их военные решения.

   Исполнительная власть при демократии усилила свои позиции в ходе Второй мировой и "холодной" войн. Теперь у нее больше свободы действий, и она может начать войну, не неся при этом большой ответственности за то, как такая война ведется. Забудьте о "народовластии"; люди голосуют редко и не напрямую. В нынешнюю эпоху, когда проблемы носят все более взаимосвязанный и комплексный характер, а число невоенных кризисов увеличивается, избиратели не могут призвать политика к ответу только за его действия в ходе войны.

   Тем временем,  государства научились лучше управлять информацией; они тайно сговариваются с политическими оппонентами и выступают за консенсус. И наконец, общества стали более плюралистическими и разобщенными, они тянут демократию в противоположные стороны, а наказать власть за ее лицемерие и провалы не в состоянии. Демократии с сильной исполнительной властью и традицией консенсуса в вопросах национальной безопасности (такие как Америка), либо с двусмысленной конституцией (такие как Британия) в последнее десятилетие проявили себя как наиболее воинственные и неэффективные государства. А поскольку большинство стран лишь изображает демократию, а на деле ищет способы, чтобы обойти ее стороной, вскоре мы станем свидетелями новых войн между номинальными демократическими государствами (таких как война между Россией и Грузией в 2008 году).

   К сожалению, отвращение общества к демократическим лидерам вызывает в большей мере апатию, нежели стремление к реформам. И пока мы не изменим эту тенденцию, есть опасение, что демократии будут втягивать нас во все новые войны, вызывающие сплошное разочарование.

 

  Источник:  inosmi.ru , baltimoresun.com

 

  Досье Толышпресса : По данным ООН, 2008 г. был признан самым кровавым за последние семь лет боевых действии с участием США. В 2008 году в результате вооруженных действий в стране погибли 2118 мирных жителей, что почти на 600 человек больше, чем в 2007 году. Из погибших около 1160 афганцев (55%) были убиты самими боевиками, а порядка 828 человек (39%) погибли при проведении операций иностранных военных или правительственных войск, из которых 522 человека погибли при американских бомбардировках.

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|