Мы теряем Турцию

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 5 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

  Турецкое правительство делает политические маневры, которые вызывают подозрения у Вашингтона, Иерусалима и Брюсселя. Последний тревожный звоночек прозвенел месяц назад, когда премьер Реджеп Эрдоган запретил израильской авиации участвовать в военных учениях НАТО на территории Турции. Через несколько дней после этого Анкара заключила военный союз с Сирией – правой рукой Ирана на Ближнем Востоке. Эти два решения вызвали недоверие у западных союзников Турции. Действительно ли Турция отдаляется от Европы? Чем спровоцирован этот процесс? Можно ли еще доверять происламскому правительству Эрдогана? Эксперт Института ближневосточной политики в Вашингтоне Сонер Кагапти считает, что «гора сдвинулась, в первый раз за 60 лет турецкое правительство отдаляется от Североатлантического союза, и разворачивается в сторону востока». 

  Кагапти – автор эссе, опубликованного в журнале Foreign Affairs, в котором обсуждается роль Партии справедливости и развития (AKP), к которой принадлежат премьер Эрдоган и президент республики Абдула Гюль. Началом всех бед с Израилем  стало январское военное столкновение, когда израильские вооруженные силы победили Хамас, но ценой этой победы стали сотни жертв в секторе Газа. Эрдоган высказал свое мнение по этому вопросу весной на экономическом саммите в Давосе. Прежде чем покинуть заседание, не подав коллегам руки, он обвинил Израиль в преступлении против человечества. Это стало радикальным поворотом политики в отношении Израиля после долгих лет сотрудничества в борьбе против терроризма. «Теперь его слова переходят в политические действия – заявил Кагапти газете Il Foglio. Изменение позиции властей может иметь множество последствий. Если страной будет управлять ислам, то Турция откажется от своей прозападной политики».

  Многие годы у турецкого правительства было больше проблем внутри страны, чем за ее пределами. Партия справедливости и развития выиграла прошлые выборы, набрав всего 47 процентов голосов. Она была под угрозой роспуска за подрывную политику в отношении государства. Представители оппозиции считают, что Эрдоган хочет превратить современную светскую Турцию, основанную Ататюрком, в исламское государство. Мнения народа сильно разделились. Против премьера выступил медиамагнат Аидин Доган, контролирующий три телеканала и четыре ежедневных газеты. Судебный процесс, закончившийся в 2008 году, снял с партии все обвинения, и рейтинг правительства начал расти. Компания Догана сейчас находится под следствием в связи с подозрением в налоговых махинациях. Если она проиграет в этом деле, то ей придется заплатить штраф в три миллиарда долларов. Окрыленный успехом, премьер с большей уверенностью начал заниматься международной политикой. Он заключил мирный договор с Арменией, провел переговоры по вопросу Кипра и возобновил отношения с двумя опасными соседями, такими как Иран и Сирия. Тегеран уже много месяцев развивает секретную ядерную программу, и по информации американских спецслужб у него достаточно урана, чтобы создать ядерное оружие. 

  Международное сообщество уже утвердило различные санкции против иранского режима. Несколько дней назад Эрдоган встретился с иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом, и выступил с сомнительным посланием для тех, кто, вроде бы, являетсяего союзниками. Он сказал, что государства, выступающие против ядерного оружия, должны сначала уничтожить его у себя. Слова турецкого премьера дают аятоллам лишний повод проповедовать антизападные настроения среди турецкого населения. Буквально вчера, в городе Трабзон, студенты с криками «Израиль - убийца» забросали яйцами автомобиль израильского посла Габби Леви. Это не стало хорошей новостью ни для Запада, ни для Эрдогана. В Турции общественное мнение, как правило, сильно расходится по вопросам внутренней политики, но когда речь заходит о международных делах, население оказывается более сплоченно. Это опять же не лучшая новость для Израиля и стран участниц Североатлантического договора. Даже армия, самый светский и далекий от исламской доктрины Партии справедливости и развития институт, не осталась в стороне от нового политического курса. Директор Фонда Маршала в Анкаре Озгур Унлуизарчикли считает, что «любое правительство должно принимать в расчет общественное мнение. Турецкое правительство обладает достаточными ресурсами, чтобы беспрепятственно проводить собственную внешнюю политику».

  Главного стратега в правительстве Эрдогана зовут Ахмет Давутоглу. Несколько месяцев назад он возглавил Министерство иностранных дел. Давутоглу относится к новому поколению происламских консерваторов, которые последние десять лет находятся у власти. Он родился в Конии, в центральной части Турции, и получил известность, работая в университете Билкент в Истамбуле. Его доктрина отражена в книге «Стратегическая глубина», с которой турецкое правительство согласовывает каждый свой шаг. Основной принцип доктрины весьма прост: чтобы увеличить свое влияние на международной арене, Турция должна  иметь друзей среди своих соседей. При всей своей убедительности, это правило может стать весьма опасным, если соседями являются такие страны как Иран, Ирак и Сирия. «Во время холодной войны мы были на мировой периферии и должны были использовать силу, чтобы защищать свои границы – заявил Il Foglio Рашат Арим, университетский коллега Давутоглу. - Сегодня мы снова в центре политических событий, мы осознаем свою роль и у нас есть возможность использовать другие инструменты. Израиль всегда был нашим союзником, но это не означает, что мы не можем критиковать его действия, если мы считаем их ошибочными. Мы - единственная страна в Европе, которая способна вести переговоры со всеми, включая Хамас. Запад не может без нас обойтись». 

  В девяностые годы Турция закрыла границы с Арменией и угрожала захватить Сирию, чтобы помешать сотрудничеству режима в Дамаска с курдскими сепаратистами из Рабочей партии Курдистана. Когда турецкое правительство стало происламским, его стратегия решительно изменилась. В 2003 году Турция сказала «нет» захвату Ирака, заключила мир с Арменией, и наладила новые отношения с Ираном и Сирией. Многие считают, что Анкара просто стала более прагматичной, другие полагают, что она повернулась спиной к Западу. «Некогда царило мнение, что у нашей страны сильные мускулы и пустой желудок – пишет Давутоглу в своей книге. - Сегодня мы знаем, что лучше защищены те страны, которые умеют использовать свое «мягкое влияние»». В Организации стратегических исследований в Анкаре, которая является фабрикой либеральной мысли, говорят, что произошел не столько политический переворот, сколько экономический. Правление Партии справедливости и развития способствовало появлению нового поколения предпринимателей с востока. Они верны правящей партии, противостоят кемалистской элите, и обязаны большей частью собственного успеха доктрине Давутоглу. В этом противостоянии элит религия имеет весьма относительное значение.

  "Если отношения Турции с соседями будут стабильными, то нашей стране будет легче вести бизнес, - объясняет аналитик одной из компаний, Мехмет Озкан. - За последние годы отношения с Западом не изменились, а с соседними странами значительно улучшились. Экспорт товаров на Ближний Восток достиг рекордных отметок, мы сотрудничаем со странами Африки и можем закупать нефть как в России, так  и в Иране". Турецкая компания Tav уже построила новый терминал для аэропорта в Каире и скоро планирует начать новые строительства в Ливии, Тунисе и Катаре. Другие компании конкурируют с европейскими корпорациями за право проводить реконструкцию дорог и школ в Ираке и в Курдистане. Телевизоры и холодильники «Made in Turkey» наводнили рынки Бейрута и Тбилиси. Таких результатов, говорит Озкан, невозможно было бы достичь без смены политики. Будучи в должности премьера, Эрдоган подписал договоры о свободной торговле с Египтом, Израилем, Марокко и Тунисом. Министры Турции летают из Дамаска в Багдад, чтобы гарантировать договоры в самых разных сферах экономики, начиная от туризма и заканчивая промышленностью. У Турции хорошие отношения со странами Персидского залива. «Это естественный процесс», - объясняет эксперт. Зачем же его останавливать?

  В Европе многие понимают, что у Турции есть достаточно причин вести подобную политику. Секретарь германской партии ХДС опубликовал документ из шести пунктов, где он объясняет причины «против» вступления Турции в ЕС. В то же время есть Франция во главе с Николя Саркози и страны Восточной Европы, где многие считают, что ни одна мусульманская страна не должна стать членом ЕС. Манифестанты на улицах Варшавы заявляют, что Турция во главе с Эрдоганом станет тем Троянским конем, который принесет в Европу ислам. Подобные выступления увеличивают негативное отношение населения Турции к странам Запада. Согласно недавнему опросу, лишь один гражданин из трех одобряет вступление в ЕС. Для сравнения в прошлом году это соотношение составляло восемь к десяти. «Доктрина «Стратегическая глубина» нужна еще и для того, чтобы уменьшить ущерб в том случае, если план вступления в ЕС провалится, – объяснил Il Foglio эксперт института международных политических исследований Карло Фраппи. - В Анкаре мало кто строит иллюзии: если ЕС пойдет на референдум, у Турции не останется шансов».

  В плане энергетики Европа также является менее важным партнером. У Анкары нет собственных природных ресурсов, но она является главным перевалочным пунктом на пути нефтяного транзита из Азии в Европу. В 2007 году турецкое правительство закупило большое количество газа в Иране, что взбесило американских дипломатов. Европейские дипломаты были сильно недовольны, когда Эрдоган подписал договор с российским премьером Владимиром Путиным о строительстве газопровода «Южный поток».

  Брюссель в свою очередь поддерживает проект газопровода "Набукко", который соединит Европу с месторождениями Каспийского региона, и пройдет по территории Турции. Теперь уже есть сомнения, что турки будут во всем соглашаться с планами ЕС. Италия всегда была посредником между старой Европой и Турцией, которая для многих является весьма неудобным союзником. Источник из Министерства иностранных дел Италии заявил Il Foglio, что правительство Берлускони продолжает поддерживать деятельность Эрдогана на Ближнем Востоке. Динамичная позиция Турции может быть полезна в отношениях с Сирией и с Ираном, лишь бы цели оставались общими для всех. Однако скептических голосов сегодня слышится все больше: возможно, Запад не создан для того, чтобы принять умеренный исламизм Партии справедливости и развития.

  Источник:  ilfoglio.it

 

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|