Иран: мессианство или прагматизм?

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 7 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

  Несмотря на политическое затишье, сменившее послевыборные беспорядки в Исламской Республике Иран (ИРИ), за ситуацией в этой стране по-прежнему с беспокойством наблюдают как на Западе, так и в России, где осознают всю важность стабильности в этом государстве для безопасности южных рубежей РФ.

  На «круглом столе», прошедшем в Казани в рамках II Евразийского научного форума и приуроченном к тридцатилетию исламской революции в Иране, рассматривались как причины кровавых событий, последовавших за объявлением официальных результатов президентских выборов в ИРИ, так и долгосрочные перспективы российско-иранского сотрудничества. Интересно, что все собравшиеся критиковали политику Тегерана, хотя и с разных точек зрения.

  Многочасовой экспертный марафон стал бенефисом одного из ведущих российских иранистов Владимира Юртаева и талышских (талыши – ираноязычный народ, в основном, живущий в Иране и Азербайджане, к нему принадлежит, например, президент Махмуд Ахмадинежад) политических деятелей Фахраддина Абосзоды и Исмаила Шабанова.

  Открывал форум генеральный консул Исламской Республики Иран в Казани Реза Багбан Кондори, что и отразилось на дальнейшем ходе дискуссии. Он начал свое выступление с того, что отметил относительность доминирования США в современном мире, указав в то же время, что реальные цели спонсоров «цветных» революций заключаются, прежде всего, в обеспечении доступа к нефти. «Мировые конфликты возникают не на идеологической основе, а из-за источников сырья», — подчеркнул он.

  Иран, напомнил генеральный консул ИРИ, владеет серьезными энергетическими запасами и располагается в центре транзитных путей региона, в связи с чем очень важен для реализации политических целей вашингтонской администрации. «У России и Ирана общая судьба», — высказал счою точку зрения Реза Багбан Кондори, заметив, что без объединения усилий эти государства не могут противостоять вызовам со стороны США. По его мнению, необходимо развивать и усиливать региональные связи, «сохранять источники сырья и энергии для будущих поколений, не давая разграбить их чужестранцам». Что же касается идеологии, «нужна веротерпимость, и чтобы каждый народ относился к демократии так, как того желает», — указал генконсул Ирана.

  Однако собравшиеся не склонны были соглашаться с консулом. Так, иранист Владимир Юртаев разъяснил, что, с его точки зрения, «миссией богоизбранного иранского народа является распространение иранской революции по всему миру». «Иранцы убеждены, что ислам – самая совершенная из религий, и все люди просто должны это понять, — напомнил он. – Свобода в их понимании – это свобода идти путем исламской революции». Иранская революция, указал эксперт, это «революция нового правосудия для всего мира на основании самой совершенной правовой системы – шариата».

  Он рассмотрел возможные геополитические конфигурации с участием Ирана, отметив, что, кроме проекта «Иран-ШОС» или оси «Москва-Тегеран-Дели», наличествуют два мессианских проекта, которые можно обозначить как «Иран – лидер мира ислама» и «Иран – лидер мира шиизма». Шиитский мир первым замахнулся на подобный проект мирового уровня, что говорит об его огромном потенциале, указал Владимир Юртаев. Если же смотреть чуть более приземленно, то, полагает эксперт, Ирану стоит серьезно подумать о вступлении в ШОС, поскольку именно в рамках этого интеграционного объединения (Центральная Азия вплоть до Индии) в скором времени начнется долгосрочный экономический рост.

  Cреди множества внутренних проблем Ирана эксперт отметил и такую: победа Ахмадинежада может привести к массовой эмиграции из страны сторонников проигравшего кандидата Мир-Хосейна Мусави, большинство которых составляют члены старой иранской элиты, соратники имама Хомейни, этнические персы. «Если традиционная персидская составляющая иранской элиты начнет размываться, на первый план выйдет тюркская составляющая, и Иран начнет работать в резонансе, что будет ему вредить и приведет к размыванию иранской цивилизации», — уверен Юртаев.

  В свою очередь председатель российской общественной организации «Талышская диаспора» Исмаил Шабанов оценил как неудовлетворительное состояние российско-иранских отношений, высказав однако надежду, что положение может измениться к лучшему. «В России очень мало знают об Иране, — подчеркнул общественный деятель. – Туризм, как и культурный обмен, на иранском направлении практически не развит, присутствие серьезных бизнес-структур очень мало».

  В то же время Шабанов рассказал, что в Москве при Торгово-промышленной палате создан Российско-иранский торгово-промышленный дом, одной из задач которого станет разрешение перечисленных проблем. «Я ставлю на российско-иранские отношения», — резюмировал глава «Талышской диаспоры». Он также призвал руководство Ирана к «встречному движению», предложив рассмотреть возможность решения ряда практических вопросов, в частности, снижения стоимости иранской визы – сейчас за нее приходится платить около ста долларов, что по карману далеко не каждому.

  Как отметил талышский политолог Фахраддин Абосзода, недавние события вокруг президентских выборов в Иране являются классическим кризисом власти. За годы, прошедшие после исламской революции, в ИРИ «создан огромный бюрократический аппарат, состоящий в основном из представителей духовенства и тормозящий развитие страны». Кризис системы наступил с приходом к власти «технаря» Махмуда Ахмадинежада, победившего в ходе предыдущих выборов представителя духовенства Али Акбара Хашеми Рафсанджани и закрепившего свой успех в июне этого года.

  По мнению политолога, «систему управления в Иране следует менять в корне, в противном случае под угрозой окажутся судьбы всего шиизма». Фахраддин Абосзода предложил два варианта дальнейшего развития событий: или «Ахмадинежаду вместе с рахбаром (духовным лидером) удастся реформировать власть, очистить систему от бюрократических наслоений и пойти по пути цивилизационного развития страны», или, если из этого ничего не выйдет, президент будет вынужден «превращаться в диктатора». «Мы как патриоты Талыша, который является исторической частью Ирана, переживаем за Иран и за ислам, — заключил политолог. — Пусть власть в Иране будет крепкой и воистину всенародной, и тогда никакой американский империализм не сможет свергнуть режим в стране».

  Евразия, однако, не заканчивается на одном Иране, заметил директор Института истории Академии наук Республики Татарстан Рафаэль Хакимов, призвав собравшихся вернуться к изначально обозначенной теме дискуссии. Классики евразийства и вовсе не включали это государство, как, впрочем, и Турцию, в состав макрорегиона, напомнил он. Теоретически, напомнил ученый, евразийство возникло как реакция на распад Российской империи, а сейчас заполняет возникший после падения советской власти идеологический вакуум. «Стержень евразийства – тюрко-славянский союз, который актуален и сегодня, — отметил Рафаэль Хакимов. – Интеграционный проект может возникнуть на экономической почве и осознании необходимости обеспечения безопасности южных границ России».

  В то же время, указал он, на пути его реализации встает множество трудностей. Постепенно уходит некогда очень важный объединяющий фактор — общность языка и культуры. В том, что касается евразийства как практики, успех проекта будет зависеть от сотрудничества России с Казахстаном, нуждающимся в партнерстве с РФ в технических отраслях и сфере высоких технологий, – именно он является единственной страной, заинтересованной в реальной интеграции с Россией, считает эксперт. «Может, евразийство состоится, а может, и нет, — философски заключил ученый. – Эта идея влечет, как мираж, но опыт показывает, что ее могут и заболтать». Великая Россия не появится только на базе ностальгии, констатировал он.

  Судя по всему, в ближайшее время несладко придется и Казахстану. Заместитель генерального директора Фонда стратегической культуры Андрей Арешев, выступивший с обзорным докладом, посвященным росту политических рисков и военных угроз в центральноазиатском регионе, напомнил, что Кавказ все чаще рассматривается в качестве единого геополитического региона с Центральной Азией. Решаемые на Кавказе прикладные задачи все чаще подчиняются целям новой Большой игры, разворачивающейся на территориях бывшей советской Средней Азии и Афганистана.

  Эксперт констатировал «резкое усиление военно-политического влияния США в Центральной Азии, что создает предпосылки для экспорта нестабильности в Казахстан и далее в Россию, не исключая и регион Поволжья». Усилия США, направленные на вытеснение России из Центральной Азии, включая Афганистан, являются частью общей глобальной стратегии, заключил Андрей Арешев. Москва должна осознать и осмыслить угрозы и риски, существующие на «южном» и «восточном» направлениях, и выработать, наконец, среднесрочные и долгосрочные модели и ориентиры развития, считает он.

  Таким образом, судя по уровню выступлений и широте охваченных тем, ежегодный Евразийский форум постепенно становится серьезной научно-прикладной площадкой. Правда, несмотря на пожелания участников, вознамерившихся помочь властям сориентироваться в сложной современной ситуации, на мероприятии не было даже представителей властных структур Татарстана, не говоря уж про федеральный центр. А ведь им, наверное, было бы как минимум небезынтересно послушать профессионалов-политологов – конечно, если Казань не на словах, а на деле намерена стать третьей столицей России.

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|