Фахраддин Абосзода: "Бомба не защитит теократию в Иране"

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 11 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

   Президентские выборы в Иране и последовавшие за объявлением официальных результатов (согласно им победу одержал действующий президент Махмуд Ахмадинежад) массовые акции протеста оказывают существенное влияние на ситуацию в регионе. О причинах происходящего и нынешнем состоянии российско-иранских отношений «Росбалту» рассказывает талышский политолог Фахраддин Абосзода. Талыши – народ иранской группы, проживающий главным образом на юго-востоке Азербайджана и северо-западе Ирана, насчитывающий, по разным данным, от 200 тыс. до 2 млн человек. Талыш по происхождению и Махмуд Ахмадинежад. 

_____________________ 

- Иранская оппозиция утверждает, что итоги президентских выборов сфальсифицированы, и президентом Ирана должен стать Мир-Хосейн Мусави. Есть ли реальные основания говорить о масштабных нарушениях в ходе подсчета голосов?

- К сожалению, у меня, как и у вас, нет достоверной информации на этот счет. Но не мы же выбираем президента Ирана – его выбирает иранский народ, и ему виднее, кто должен быть президентом моей многострадальной исторической Родины. А мы, как посторонние наблюдатели, должны исходить из фактов. Они налицо: сотни тысяч человек только в Тегеране, что уже говорит о многом, участвуют в акциях протеста.

- Основную роль в них играет молодежь. Почему?

- Иран – одно из самых «молодых» государств мира. Доля молодежи там очень высока, а молодежь всегда является передовым отрядом недовольных во всем мире. Иран здесь не исключение. Иранская молодежь всегда славилась своей революционностью. Исламская революция победила во многом благодаря участию в ней молодежи. Благодаря ей же Иран победил агрессора ирано-иракской войне.

- Какую позицию в отношении Мусави заняли иранские азербайджанцы (по происхождению он – азери )?

- В Иране никогда не ставится вопрос о национальной принадлежности того или иного политика. Любой иранец, будь он фарс, талыш или тюрок, является патриотом своей страны. В этом смысле иранцам все равно, кто станет президентом, главное для них – судьба страны и благополучие народа. Поэтому нельзя говорить, что Мусави поддерживают тамошние тюрки-азери. Если акции протеста проходили бы в областях с преобладанием тюркоговорящего населения, тогда мы могли бы сказать о такой поддержке, но они происходят в самой столице Ирана… С другой стороны, не надо забывать, что Мусави – односельчанин лидера Ирана, верховного аятоллы Али Хаменеи – тоже тюркоговорящего азери. По происхождению они оба являются сейидами – потомками Пророка Мухаммеда, да благословит его Аллах и приветствует.

- Некоторые детали происходящего имеют явное сходство с «цветными» революциями на постсоветском пространстве. Не стоят ли за спинами оппозиционеров американцы, геополитический интерес которых, учитывая условно-либеральный имидж Мусави, очевиден?

- Вряд ли американцы или другие силы могут эффективно повлиять на события, происходящие в Иране. Иран – закрытое государство, где существует тотальный контроль над обществом. Не думаю, чтобы эти акции были организованы извне. Впрочем, многие внешние факторы напоминают события 2003 года, развернувшиеся после президентских выборов в Азербайджане. Сторонники оппозиционного кандидата Исы Гамбара тоже объявили о своей победе сразу по окончании голосования, приводя в качестве доказательства поздравление тогдашнего посла США в Азербайджане Рино Харниша. Ближайшие помощники Мусави указывают на телефонный звонок от духовного лидера исламской республики, якобы с поздравлениями. Сторонники Исы Гамбара наряжались в оранжевые галстуки, а сторонники Мусави в качестве опознательного знака выбрали зеленый лоскут. Как Исы Гамбара не было на арене, когда избивали его сторонников, так и Мусави не показывался во время столкновений с полицией…

Происходящее в Иране – классический социальный протест населения против политики нынешнего правительства. Другой вопрос, если, не дай Бог, эти волнения приведут к революции, тогда и американцы, и другие силы могут, конечно, воспользоваться ее результатами в своих интересах.

Еще в 2003 году, во время пребывания в Иране, на частных встречах с влиятельными иранскими политиками, когда речь шла о геополитических интересах США в Иране, я открыто говорил, что если нынешнее положение сохранится и дальше, лет через 5-10 не потребуется никакого вмешательства американцев, так как иранское общество взорвется изнутри. Должен отметить, что власти Ирана категорически не любят критику в свой адрес. Малейшее критическое замечание, и ты автоматически становишься врагом Ирана! Пользуясь этой особенностью, многочисленная армия иранских агентов в течение вот уже многих лет старается сделать меня врагом в глазах руководителей Ирана, распространяя в Интернете от моего имени разного рода материалы, содержащие критику иранских властей. Но я никогда не желал и не пожелаю Ирану зла, так как Иран для меня — нечто святое. Я чувствую себя по-настоящему счастливым только тогда, когда мои ноги ступают на иранскую землю.

- Если случившееся в Иране – народный протест, то что не устраивает иранцев? Что конкретно ставится в вину Ахмадинежаду, которого однозначно поддержало исламское духовенство? Нужны ли иранскому обществу и государству реформы, и какие именно?

- Когда Махмуд Ахмадинежад пришел к власти, многие в Иране надеялись, что он ослабит влияние мулл и создаст нормальные условия для жизнедеятельности, особенно молодежи. Но вопреки ожиданиям, он не стал заниматься внутренними делами, а увлекся борьбой с США и Израилем и направил огромные средства на гонку вооружений. Вспоминается известная поговорка: «На штыки можно опираться, но сидеть на них нельзя». Конечно, я тоже желаю, чтобы Иран стал сильной страной, имел все средства для защиты своего суверенитета, но при этом нельзя забывать, что даже ядерное оружие не является панацеей и не защищает власть от упадка. Если целый ядерный щит не защитил власть коммунистов в СССР, то одна атомная бомба никогда не сможет защитить теократическую власть в Иране. Неужели это непонятно? Власть должна защищать народ, который прежде всего должен быть сыт и доволен политикой этой власти.

Во время теледебатов Ахмадинежад обвинял некоторых бывших руководителей Ирана в коррупции. Спрашивается, а что он сделал за время своего президентства в этом направлении? Почему он, пользуясь данной ему властью, не наказывал этих людей, если они на самом деле коррупционеры? Ведь они по сей день занимают ключевые посты. Это показывает или его слабость, или существование в Иране касты людей, которые стоят выше закона. Вместо того, чтобы искоренить коррупцию, в Иране создан многочисленный бюрократический аппарат, который не позволяет решать даже самые незначительные вопросы, с какими приходится сталкиваться рядовому иранцу, не имея связей во властных структурах.

Народом нельзя управлять только на голом энтузиазме. Пользуясь своей властью и поддержкой духовного лидера, Ахмадинежад, находясь на посту президента, может собирать миллионные митинги в свою поддержку, но это еще не говорит о всемерной поддержке населения. Огромные доходы государства сегодня направлены на вооружение и перевооружение иранской армии, когда рядовой иранец вынужден жить в нищете.

Я надеюсь, что все эти акции завершатся ничем, но иранские власти однозначно должны сделать нужные выводы по выходу из кризиса. Они должны претворить в жизнь кардинальные изменения, во-первых, в политическом устройстве страны, с целью демократизации режима, сокращения бюрократического аппарата, ослабления роли мулл в управлении государством, во-вторых, в экономике, чтобы люди имели возможность работать и накормить свои семьи. Иран – богатая страна, но ее огромные богатства далеки от собственного народа. Одним словом, власть должна повернуться лицом к народу и навсегда забыть о стирании с лица земли какого-то государства.

- Опыт последних лет ясно показывает, что «революции» любого цвета ведут не к процветанию, а к краху государственности (достаточно вспомнить Грузию и Украину, всеобъемлющее американское и шире – западное влияние в которых неоспоримо). Верный ли путь избрали иранские оппозиционеры, и не приведет ли их деятельность к тому же плачевному результату?

- Я ненавижу любые революции, потому что там отсутствует человеческий разум, они полностью основаны на эмоциях. Революция – трагедия для общества, как бы она ни называлась и каким бы именем ни прикрывалась. Общество должно развиваться эволюционным путем. Первыми эту истину поняли англичане, когда через сорок лет после революции совершили еще одну революцию и восстановили монархию. В результате английское общество меньше других подвергалось социальным катаклизмам. Как патриот Талыша, я никак не могу пожелать Ирану новой революции. Думаю, у иранского народа хватить мудрости не довести до этого свою страну.

Лучше всего эту истину должно понимать духовенство, которое в результате потеряет больше всех. Духовный лидер государства должен принять на себя ответственность по выходу из ситуации. Я не знаю, как он сломает сопротивление мулл, но на то он и глава государства. Уже пролита кровь, и ответственность за это лежит в том числе и на руководителях страны.

- Несмотря на сложную ситуацию в Иране, Махмуд Ахмадинежад прибыл на саммит ШОС в Екатеринбург, где прошла его встреча с Дмитрием Медведевым. Это ясно показывает, что Россию устраивают официальные итоги выборов. Какую оценку можно дать на данном этапе российско-иранскому сотрудничеству в целом?

- Не могу утверждать, является или не является прибытие Ахмадинежада в Екатеринбург и его встреча с президентом Медведевым доказательством того, что Россию устраивают официальные итоги выборов президента Ирана. Во-первых, руководство РФ должно уважать выбор иранского народа, кого бы он ни избрал. Во-вторых, приезд Ахмадинажада – еще не доказательство того, что между РФ и Ираном все хорошо.

Это только на первый взгляд кажется, что Иран и Россия – дружественные государства. Российско-иранские отношения последних лет всегда находились в каком-то подвешенном состоянии, и не всегда было понятно, являются ли две страны  дружественными или враждебными. Российских политиков всегда задевает какая-то медлительность, скрытность и непонятность иранцев, а иранцы критикуют русских за осторожность, особенно в вопросе поддержки ядерной программы Ирана на международном уровне.

Это, с одной стороны – свойство российской внешней политики, проводников которой интересует не мнение народа поддерживаемой ими страны, а только позиция ее лидера. С другой стороны, иранское руководство никогда публично не демонстрирует свою истинную позицию в отношении РФ – не всегда поймешь, что у него на уме. Представители России и Ирана встречаются, улыбаются, но главные вопросы так и остаются нерешенными… Могу сказать одно: для России, а самое главное, для самого Ирана и его народа выгодно, чтобы иранский народ сам выбрал своего лидера, доверял ему, и чтобы этот лидер защищал интересы не одного отдельно взятого социального слоя, а всего общества в целом.

Есть еще один аспект этой проблемы: сильные мира сего должны понять, что нельзя разрушать Иран. Ведь Иран – это не какой-то Ирак или Афганистан, чтобы в одночасье его уничтожить. Иран – это многотысячелетняя цивилизация, разрушение которой может привести к глобальным последствиям, от чего пострадают многие, в первую очередь ближайший сосед – Россия. РФ в первую очередь должна быть заинтересована в том, чтобы Иран благополучно преодолел кризис. На сегодня акции протеста можно расценить как кризис властей Ирана, но если руководство страны не поймет истинные масштабы происходящего, если воля мулл возьмет верх над разумом, тогда эти муллы могут спровоцировать народ и привести Иран к настоящей катастрофе. Я надеюсь, что на встрече с Ахмадинежадом президент РФ обсудил и эти вопросы.

- К чему же готовиться – в ближайшие четыре года президентом Ирана будет хорошо знакомый нам Махмуд Ахмадинежад, или ситуация может неожиданно измениться до окончания его второго срока?

- Как будут развиваться события, прогнозировать не берусь: при острой нехватке информации любой прогноз в этой области будет неполноценным. Но ясно одно: даже если власти Ирана смогут каким-то чудом подавить акции протеста, они не смогут долго продержаться у власти, не претворив в жизнь кардинальные изменения, о которых мы говорили выше.

Беседовала Яна Амелина

 

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|