Тайны Багирова: что ждало Тбилиси и Баку после смерти Сталина

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 33 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image
 

Очерк второй

            В 2015 году в Москве был издан сборник документов Дело Лаврентия Берии, подготовленный редакционным советом во главе с доктором исторических наук О. Б. Мозохиным. В этом сборнике приводятся документы, подготовленные для высшего партийного и государственного руководства. В них содержится биография Берии, его послужной список, некоторые таинственные фрагменты его жизни. Наконец, указ Президиума Верховного Совета СССР о лишении Берии всех званий и наград, постановление Президиума ЦК от 29 июня 1953 года Об организации следствия по делу о преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берии, решение о поручении ведения следствия Роману Руденко. Но не сами документы следствия, допросы и другие материалы, которые до сих пор считаются секретными. То есть историки до сих пор не располагают полноценными источниками, которые позволяли бы провести беспристрастный анализ и дать, возможно, новые оценки целому ряду сюжетов в социально-экономической и общественно-политической жизни послесталинской эпохи. И это при обилии зарубежных публикаций, содержащих как апологетику, так и - в большей степени - критику сталинизма.

            Но вернемся к событиям 1920−30-х годов во всем СССР, и в особенности в Закавказье. Это время можно считать периодом острейшего политического противоборства, причем не только внутри большевистской партии. В этом процессе в той или иной мере принимали участие самые различные внутренние и внешние силы, группировавшиеся вокруг остававшихся в стране и не разгромленных полулегальных и нелегальных организаций разной степени структурированности и направленности, включая националистов. Перед исследователями в полный рост встает проблема корректного использования архивных материалов следственных дел ВЧК - ОГПУ - НКВД, которые, правда, не всегда и сегодня доступны. Хотя даже те документы, которые опубликованы, могут обнаруживать, как пишет один из российских исследователей, парадоксальный факт: источник может быть препарированным в соответствии с выработанным следствием сценарием, правда, не всегда это лежит на поверхности. К тому же априори нельзя исключать возможности политической игры и со стороны самих подследственных. В ходе нашего дальнейшего изложения мы с такими случаями будем сталкиваться не один раз.

Берия - Багиров

            Следствие по делу Берии длилось полгода. По нему проходило шесть его соратников: бывший министр государственной безопасности, после министр государственного контроля СССР В. Н. Меркулов; бывший начальник одного из управлений НКВД СССР, после министр внутренних дел Грузинской ССР В. Г. Деканозов; бывший заместитель народного комиссара внутренних дел Грузинской ССР, после заместитель министра государственной безопасности СССР, заместитель министра внутренних дел СССР Б. З. Кобулов; бывший комиссар внутренних дел Грузинской ССР, после начальник одного из управлений МВД СССР С. А. Гоглидзе; бывший начальник одного из управлений НКВД СССР, после министр внутренних дел УССР П. Я. Мешик; бывший начальник следственной части по особо важным делам МВД СССР Л. Е. Влодзимирский. 18−23 декабря 1953 года все они предстали перед Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР.

            В приговоре Берия обвинялся в том, что он сколотил враждебную Советскому государству изменническую группу заговорщиков, которые ставили своей целью использовать органы внутренних дел против коммунистической партии и советского правительства. Берию и его сподвижников судили в декабре 1953 года специальным судебным присутствием без участия прокурора и адвокатов и по особой процедуре, разработанной еще в 1934 году в связи с убийством Кирова. 29 мая 2000 года в Военной коллегии Верховного суда РФ в открытом судебном заседании в ходе рассмотрения уголовного дела Берии и других действия обвиняемых были переквалифицированы и расценены как злоупотребление властью при наличии особо отягчающих обстоятельств, а приведенный в исполнение еще в конце 1953 года расстрельный приговор заменен на 25 лет лишения свободы каждому. Тем не менее материалы уголовного дела до сих пор засекречены.

            Первый секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР Мир Джафар Багиров не проходил по делу Берии. Он привлекался только в роли свидетеля. Есть важные нюансы.  В печать в разное время и по разным причинам попадали материалы допросов Багирова, но исключительно из дела Берии. В них предпринимались попытки выявить его связи и отношения с Берией начиная чуть ли не с 1918 года и вплоть до конца 1930-х годов.  Напомним, что в этот период Багиров и Берия в Закавказье работали на разных руководящих постах в органах советской разведки и контрразведки. Это наводит на мысль, что следствие сознательно подводило Багирова к соучастию в готовившемся Берией попытке переворота после смерти Сталина. В то же время если брать за основу версию, согласно которой Берия имел возможность после смерти Сталина совершить переворот в Москве, то тогда какую роль отводил Багирову?

            В этой связи представляет особый интерес материал, приводимый историком и писателем Борисом Соколовым, рассказывающий о поведении Багирова на июльском пленуме ЦК 1953 года, на котором он вместе с докладчиком Маленковым и другими 25 выступавшими обличал Берию. Доклад товарища Маленкова и выступления… тт. Хрущева, Молотова, Булганина и других членов Президиума с исчерпывающей полнотой и убедительностью раскрыли лицо и подлинные методы вражеской работы этого международного провокатора, авантюриста большого масштаба Берии, - говорил Багиров. - Берия - этот хамелеон, злейший враг нашей партии, нашего народа - был настолько хитер и ловок, что я лично, зная его на протяжении тридцати с лишним лет до разоблачения Президиумом Центрального Комитета, не мог его раскусить, выявить его настоящее вражеское нутро. Не могу иначе объяснить это как моей излишней доверчивостью и притуплением бдительности у себя к этому двурушнику и подлецу. Это будет и для меня серьезным уроком.

            Далее, по Соколову, но со ссылкой на слова Багирова: Берия звонил в Баку, чтобы получить сведения о национальном составе работников МВД. Он пока, видимо, с этого начинал. Эта попытка получила осечку. Здесь товарищи могут сказать, почему я не позвонил в ЦК, не поинтересовался. Нужно сказать, что у нас ежедневно бывают десятки звонков. Пока вчера меня Никита Сергеевич не вызвал, не сказал, я не знал, и когда мне он сообщил, то меня это не поразило. Ведь Берия сидел в Президиуме ЦК и звонил нам… Ты так объясняешь это потому, что все знают, и я знаю, - вступил в дискуссию Хрущев. - Когда тебя встретили и спросили - звонил Берия, ты говоришь - нет, а я говорю - его арестовали. Ты его знаешь больше других, поэтому люди и говорят, ты должен рассказать, ты больше знал его, чем я, хотя я его тоже очень хорошо знал. В отношении звонков, - продолжал сникший Багиров. - Я уехал отсюда после смерти товарища Сталина 16 марта. За это время он один раз мне звонил. За 15 лет своего пребывания здесь, в Москве я у него был один раз дома, и то с товарищем Сталиным, а в остальное время всегда встречал так, или заезжал за мной он. Но особенно в последние годы он почему-то избегал. Я Берию шефом Азербайджана не мог считать, хотя он и пытался это делать”. М. А. Суслов зло заметил: Инструктора ЦК побаивались ездить в Азербайджан, боялись, что у вас есть шеф.

Удар бумеранга

            Так Багиров на пленуме попался. При этом все понимали, что в силу занимаемой им должности он должен был знать и о том, как разворачивались события в соседней Грузии. Речь идет о мингрельском деле, которое было начато в ноябре 1951 года органами государственной безопасности Грузинской ССР в отношении руководящих работников, выходцев из Мингрелии. Им было предъявлено обвинение в национализме и ориентации на Турцию, что непосредственно затрагивало также Баку. По мингрельскому делу было арестованы не менее 500 человек, в том числе 7 из 11 членов ЦК КП Грузии, 427 секретарей обкомов, горкомов и райкомов партии. Это был разгром в Грузии бериевских кадров, что неминуемо должно было рано или поздно перекинуться на Азербайджан. По данным расследования получалось, что мингрельская сепаратистская группировка ставила себе целью отделить Мингрелию (читай Грузию - С.Т.) от СССР.

            Правда, через месяц после смерти Сталина мингрелы, которых поддерживал Берия, были реабилитированы и возвращены на свои посты. Однако многие из них (Рухадзе, Рапава и другие) через полгода были вновь арестованы и затем расстреляны уже как члены банды Берии. Эти события имели свое продолжение. После выступления Хрущева на XX съезде КПСС в феврале 1956 года с докладом, разоблачавшим культ личности Сталина, в марте в Тбилиси и в Гори начались выступления, которые были подавлены войсками. Имелись жертвы. Тогда, как писали Известия, звучали призывы к выходу Грузии из СССР. В существующих документах, подготовленных органами безопасности, высказывались опасения, что после Грузии и в Азербайджане активизируется так называемое националистическое подполье. Действительно в Баку появились листовки с обращением к народу, первый пункт которых гласил: Наша обязанность - освободить Багирова.

            В этой ситуации произошла накладка материалов. Дело в том, что Багиров, расправляясь в Азербайджане со своими политическими оппонентами, вел сбор компрометирующих материалов на многих руководящих работников, убеждая Москву в том, что в социалистическом Азербайджане не просто существуют, но и укрепляются антисоветские, антипартийные и даже националистические группы. В Азербайджане и без мингрельского дела за три послевоенных года было снято с работы 170 секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов. Но теперь запущенный бумеранг бил уже по самому Багирову. 12 апреля 1956 года в Баку начался открытый судебный процесс в отношении Багирова и других обвиняемых. Приговор в участии в изменнической группе и совершении террористических расправ над советскими гражданами обернулся смертным приговором. Но остались вопросы, на которые еще долго придется искать ответы.

(Продолжение следует)

 

Источник: Ст.Тарасов:Тайны Багирова_что ждало Тбилиси и Баку после смерти Сталина?!

 
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|