Ильхаму Алиеву примеряют шинель Садата

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 128 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image
 
 

На каком языке разговаривает дипломатия Азербайджана?

            Президент Азербайджана Ильхам Алиев вновь удивил. На днях он заявил следующее: Несмотря на серьезные усилия армянского лобби, в последние годы был достигнут серьезный прорыв в направлении донесения реалий нагорно-карабахского конфликта до международного сообщества. При этом президент специально подчеркнул, что в общественном мнении на международном уровне возник перелом по вопросу карабахского конфликта. И сразу возникает неслучайный вопрос: общественное мнение на мировом уровне - это что или кто?

            Своеобразное использование азербайджанскими политиками и дипломатами политического лексикона создает не только проблемы лингводидактики, но и порождает казусные моменты в ведении международных дел, исходя из того, что проблема общественного мнения на международном уровне не имеет научного рассмотрения и анализа, представлена в основном только в научной периодике и носит разрозненный характер. Мировое общественное мнение не намажешь как масло на процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта, и Баку его вряд ли сможет использовать в качестве союзника. Не есть ли это желание выдать желаемое за действительное? А что в действительности?

            На днях европейское издание EurActiv опубликовало статью заместителя директора Центра стратегических исследований при президенте Азербайджанской Республики доктора Гюльшан Пашаевой. Она обвиняет Европейский союз в том, что его участие в урегулировании конфликта ограничено и согласуется с посредническими усилиями Минской группы ОБСЕ, которая поддерживает различные инициативы в области установления мира в нагорно-карабахском конфликте. Однако настало время для ЕС сыграть более решительную и справедливую роль в урегулировании этого конфликта, занять более решительную позицию, включающую политическое и дипломатическое давление. И что?

            Сейчас Баку ведет переговоры с Брюсселем по новому соглашению о сотрудничестве. Азербайджанские СМИ с восторгом описывают появления множества точек соприкосновения, по которым уже совсем скоро можно будет провести линию плодотворного сотрудничества. Но при этом утверждается, что одним из главных пунктов нового соглашения с ЕС для Баку является определение четкой позиции ЕС по урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Вот что говорил по этому поводу сам президент Алиев на круглом столе Скрытые проблемы Евразии в рамках Мюнхенской конференции по безопасности:

            Ядром переговорного процесса мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта является Минская группа ОБСЕ, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция. Мы не рассчитываем на непосредственное участие ЕС в переговорном процессе, хотя Европейская комиссия назначила спецпредставителя по Кавказу, который занимается урегулированием конфликтов. От ЕС и ото всех стран мы ожидаем поддержки единственного стандартного подхода ко всем конфликтам на постсоветском пространстве. Главной причиной, по которой Азербайджан не подписал соглашение об ассоциации с Евросоюзом - помимо того, что по, нашим ощущениям, это было не соглашение, а односторонние инструкции нам - было то, что они не захотели выразить четкую позицию по поводу разрешения армяно-азербайджанского конфликта, на основании территориальной целостности Азербайджана.

            До сих пор на этом направлении нет изменений. Вернемся вновь к лексике азербайджанских политиков. Относительно недавно Баку заявил, что во взаимоотношениях с Ереваном необходимо вместо предложенной МГ ОБСЕ повестки перейти к так называемым субстантивным переговорам. А что это такое? В интерпретации известного бакинского политолога Расима Мусабекова призыв перейти к переговорам по существу, то есть с начала, игнорируя  Венские и Санкт-Петербургские соглашения о мерах доверия, мониторинге, расследовании инцидентов на линии соприкосновения конфликтующих сторон. Но это одностороннее желание Азербайджана и не более того.

            Если говорить о субстантивных переговорах языком дипломатического словаря, то это переговоры, независимые от внешних факторов, то есть прямой диалог между Баку и Ереваном, а может быть - и между Баку и Степанакертом. С выходом на продуктивное обсуждение, когда все участники выступают по существу вопроса, не отклоняются от темы. В этой связи старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике Стивен Бланк предлагает повернуть переговорный процесс по типу Кэмп-Дэвидского соглашения 1979 года, когда в Вашингтоне президент Израиля Менахем Бегин и президент Египта Анвар Садат подписали договор о мире между Израилем и Египтом.

            Этому предшествовал исторический визит Садата в Израиль, где он выступил перед Кнессетом в Иерусалиме, признав за еврейским государством, таким образом, право на существование. Тем самым Египет, самая большая и сильная в военном отношении арабская страна, первым денонсировал провозглашенный в 1967 году в Хартумской резолюции принцип трех нет - нет миру с Израилем, нет признанию Израиля, нет переговорам с Израилем. Этот беспрецедентный акт положил начало серьезному мирному процессу. Готов ли президент Алиев отправится с такой миссией с Армению или в Нагорный Карабах? Пока вряд ли.

            После недавней встречи в Сочи президента России Владимира Путина с Алиевым в бакинских СМИ вновь заговорили о стратегическом партнерстве двух стран. Но подается это таким образом, будто речь идет не об усилении геополитического значения роли России в мире в целом, и в Закавказье в частности, а лишь как результат превращения Азербайджана во все более значимый фактор мировой и региональной политики. Однако так называемое стратегическое партнерство неполно исследовано как полноценный формат, и в отношении Баку со стороны России используется просто как фигура речи. Нет ничего такого, что бы выходило за рамки обычных двусторонних отношений.

            Москва и Баку не имеют - во всяком случае пока - четко сформулированных и согласованных принципиально важных, долгосрочных масштабных целей. Поэтому оценка отношений между Россией и Азербайджаном со стороны Баку как стратегических имеют ангажированный характер. Таким образом, даже самый поверхностный анализ политической и дипломатический лексики, используемой азербайджанскими политиками, показывает, что она ориентирована главным образом на внутреннее, а не внешнее потребление. И варьируется в зависимости от конкретной ситуации, когда ставится цель размыть главную суть переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Признак очень тревожный.

 

Источник: Ст.Тарасов:Ильхаму Алиеву примеряют шинель Садата

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|