Откажется ли Трамп от ближневосточного наследия Обамы?

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 13 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

            Новостной портал Al Monitor, специализирующийся на освещении событий на Ближнем Востоке, сообщил о предстоящем визите 30 марта госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Анкару. Там он встретится с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и главой МИД страны Мевлютом Чавушоглу. Эту информацию со ссылкой на главу МИД Турции подтвердило агентство Reuters, хотя государственный департамент США пока не сделал соответствующего заявления. Такая неустойчивость в сообщениях имеет свою логику.

            Дело в том, что в середине февраля в Бонне в формате G20 Чавушоглу уже встречался Тиллерсоном и, как сообщали турецкие СМИ, Анкара откровенно указывала Вашингтону на ошибки администрации Обамы, в том числе по части военной поддержки сирийскому ответвлению - по турецкой терминологии - организации ПКК-YPG, которая подрывает доверие Турции к США и усиливает террористическую угрозу как для США, так и для Сирии. Помимо этого Анкара еще раз поставила вопрос об экстрадиции из США известного богослова Фетхуллаха Гюлена, которому приписывается организация неудавшегося госпереворота в Турции 15 июля 2016 года. Также на встрече в Бонне поднимались вопросы Сирии, Ирака, борьбы с ИГИЛ. При этом Чавушоглу, подводя итоги переговоров, заявлял, что они прошли крайне плодотворно, это было хорошее начало. Правда, Тиллерсон не комментировал эту встречу, как это сделал, к примеру, после встречи в Бонне с министром иностранных дел России Сереем Лавровым. По мнению некоторых экспертов, это связано с тем, что Вашингтон еще не готов вести конкретный диалог с Анкарой по затронутым ею проблемам и выстраивать на этих направлениях взаимодействие.

            Сам госсекретарь немногословен. Когда его выдвигали на пост, он, комментируя ситуации в частности в отношении Сирии, говорил, что с тем, где мы находимся сегодня, мы ничего не можем поделать. Россия, Сирия, Турция и Иран диктуют условия, на которых будут развиваться события в Сирии, без нашего участия. Действительно, в Бонне глава МИД Турции выставлял перед Тиллерсоном условия, выполнять которые администрация президента Трампа не спешит. Известно, что Пентагон предоставил на рассмотрение президенту Трампу новый план борьбы с ИГИЛ в Сирии и Ираке. Детали его неизвестны, как неизвестно и то, когда Вашингтон представит свою новую ближневосточную доктрину, что связано с переосмыслением ситуации в этом регионе мира и без чего невозможно проводить последовательную эффективную политику. Пока все идет как при дедушке, то есть Обаме. США продолжают оказывать поддержку сирийским курдам и курдским Отрядам народной самообороны (YPG), предполагая их участие в готовящемся наступлении на Ракку. Давление Турции на этом направлении, предложение обучить и вооружить сирийских ополченцев, которые вместе с турецкими силами участвовали в операции Щит Евфрата на севере Сирии, фактически блокируются. Более того, в Анкаре нервозно восприняли недавний визит главы комитета Сената по вооруженным силам сенатора Джона Маккейна на север Сирии в город Кобани.

            На наш взгляд, проблема тут не только и не столько в Сирии, сколько в оценке ситуации со стороны Вашингтона, в которой оказалась Турция. Обозначим мозаично панораму, которая рисуется многими западными экспертами. Первый пункт: Турция располагается в центре трех областей, имеющих стратегическое значение для Соединенных Штатов и Европы, Балканского полуострова, Каспийского региона и Ближнего Востока, и имеет важное значение для США и Европы. Второй пункт: Турция - важный стратегический энергетический коридор, коммерческий партнер, член коалиции против ИГИЛ, натовский игрок и часть решения сирийского кризиса. Третий пункт: появление проблемы так называемой османской идентичности Турции в регионе связано с двумя процессами - участием в арабской весне и, как результат, противодействию Турции вступить в ЕС. Четвертый пункт: политика США и их партнеров на Ближнем Востоке, особенно в период президента Барака Обамы, определила параметры воцарившегося на Ближнем Востоке хаоса. Турция стала терять значение для Вашингтона в качестве регионального участника ближневосточного кризиса и был обозначен фактор Курдистана. США установили, как пишет Reuters, беспрецедентные связи с главной партией сирийских курдов в рамках дискуссии по расширению сформированной для борьбы с ИГИЛ коалиции.

            Идея курдского государства на Ближнем Востоке, одна часть которого охватывала бы Ирак, другая - Иран, третья - Сирию и юг Анатолии, шаг за шагом претворяется в жизнь. Впервые за долгое время Турции не удалось воспользоваться своим ключевым расположением в Малой Азии, чтобы заставить других принять свое мнение и варианты, страна стала отходить на второй план. Внутри Турции перманентно стала расти политическая напряженность. Пятый пункт: возвращение Ирана в международное сообщество становится предвестником кардинальных геостратегических преобразований на Ближнем Востоке. Шестой пункт: усиление геополитического влияния России в регионе вынудило Турцию вступить с ней в альянс с несовсем желательными для нее характеристиками.

            Но в целом обозначенные элементы ближневосточной геополитической мозаики только формируют, а не завершают панораму. К чему сейчас готовы США? Пока создается устойчивое впечатление, что президент Трамп следует курсом своего предшественника, тогда как президент Турции Эрдоган стремится обнулить ситуацию, дрейфуя между США и Россией, которая опасается вызвать в регионе эффект геополитического домино. Поэтому визит в Анкару госсекретаря США Тиллерсона в обозначенные сроки может носить, скорее всего, познавательный характер, и вряд ли у него в рукаве окажутся какие-то козырные карты. Существует еще один сценарий, которого опасается Турция: возможность двухстороннего альянса США и России, что расширяет для нее зону неопределенности.

            22−23 марта Тиллерсон проведет в Вашингтоне многостороннюю встречу с участием глав внешнеполитических ведомств, представляющих страны - участницы международной коалиции по борьбе с ИГИЛ, включая и Турцию. Представитель госдепартамента Марк Тонер, заявил, что госсекретарь считает, что нанесение поражения террористической группировке ИГИЛ является главным приоритетом в деятельности госдепартамента в регионе Ближнего Востока. При этом разгром ИГИЛ  должен стать началом процесса стабилизации ситуации в Сирии. Тонер также напомнил, что США на постоянной основе обсуждают ситуацию с Турцией, с Ираком, а также другими силами в Ираке, включая курдские отряды самообороны, и ищут пути деэскалации насилия между этими группами. Устроит ли такой подход Вашингтона Анкару - скоро станет известно.


Источник: Ст.Тарасов:Откажется ли Трамп от ближневосточного наследия Обамы?

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|