Нагорный Карабах: блеф и нищета азербайджанской дипломатии

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 48 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image
 

Баку исчерпал переговорный ресурс по урегулированию конфликта. Что дальше?

            На днях постоянное представительство Азербайджана при ОБСЕ выступило с обращением к Постоянному Совету ОБСЕ относительно перспектив урегулирования Нагорно-карабахского конфликта. Этот документ представляет повышенный политический интерес по многим причинам.

            Сначала приведем его текст в варианте, излагаемом бакинскими СМИ: В мае и июне минувшего года страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ резко активизировали посреднические усилия по урегулированию конфликта. Стороны пришли к соглашению о расширении офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ и завершении механизма расследования случаев нарушения режима прекращения огня, говорится в обращении. Однако во время встречи в Санкт-Петербурге завершение механизма расследования в связи с выводом Вооруженных сил Армении с оккупированных азербайджанских территорий было отложено. На обеих встречах стороны пришли к соглашению провести переговоры по всестороннему урегулированию конфликта. 20 июля 2016 года Азербайджан представил предложение расширить офис, если мандат изменен не будет.

            Таким образом была продемонстрирована политическая воля и готовность к осуществлению достигнутых соглашений на высоком уровне. К сожалению, затем на линии соприкосновения войск мы столкнулись с неприемлемыми элементами в связи с размещением наблюдателей ОБСЕ. Это же означает изменение стиля работы личного представителя действующего председателя ОБСЕ, что не соответствует достигнутым на уровне президентов договоренностям. Размещение на линии соприкосновения войск наблюдателей ОБСЕ до вывода армянских вооруженных сил с оккупированных земель может привести к укреплению статус-кво и затягиванию конфликта. Азербайджан не может пойти на этот шаг, который в целом противоречит целям Минского процесса. В результате вопрос расширения офиса завершен не был. Армения же начала пользоваться данной ситуацией, чтобы объяснить свое уклонение от субстантивных переговоров. Отказ Армении от субстантивных переговоров сопровождался провокациями на линии соприкосновения войск. Реваншистские заявления армянского руководства, военные учения на линии соприкосновения и провокации показывают, что Армения не заинтересована в урегулировании конфликта.

            Поскольку этот документ носит публичный характер, необходимо на основе такой же публичности восстановить упоминаемую в нем хронологию событий. Обозначим следующий пункт обращения: В мае и июне минувшего года страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ резко активизировали посреднические усилия по урегулированию конфликта. Стороны пришли к соглашению о расширении офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ и завершении механизма расследования случаев нарушения режима прекращения огня, говорится в обращении. Действительно после апрельской войны 2016 года, которая была остановлена при личном посредническом участии президента России Владимира Путина, по инициативе американской стороны, как одного из сопредседателей Минской группы ОБСЕ, 16 мая 2016 года в Вене состоялся саммит президентов Азербайджана и Армении при участии глав внешнеполитических ведомств США, России и Франции. После завершения этих переговоров глава МИД России Сергей Лавров заявил, что мы договорились добиваться соблюдения перемирия, прекращения огня в том виде, в котором эта договоренность была достигнута в 1994 и 1995 годах, договорились, что ОБСЕ будет формулировать конкретные шаги, позволяющие расследовать инциденты на линии соприкосновения. Речь шла по создании системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон, появление института международных наблюдателей (расширение мандата личного представителя председателя ОБСЕ Анджея Каспшика - С.Т.) и эти меры квалифицировались Лавровым как первый этап урегулирования. Тогда Лавров сообщил, что в июне лидеры Азербайджана и Армении Ильхам Алиев и Серж Саргсян согласуют время и место своей следующей встречи, на которой продолжат обсуждение параметров урегулирования в Нагорном Карабахе. Но Лавров почему-то умолчал о том, что под Венским заявлением не было подписи Азербайджана, о чем позже официально сообщил Баку.

            20 июня 2016 года в Санкт-Петербурге прошла трёхсторонняя встреча президента России Путина с главами Армении и Азербайджана - Сержем Саргсяном и Ильхамом Алиевым. По ее итогам также было принято заявление, которое официально обозначалось как совместное. В опубликованной версии этого документа дословно говорится следующее: Президенты Республики Армения и Азербайджанской Республики подтвердили достигнутые на последнем армяно-азербайджанском саммите в Вене 16 мая сего года договорённости, направленные на стабилизацию ситуации в зоне конфликта и создание атмосферы, способствующей продвижению мирного процесса. С этой целью президенты условились, в частности, увеличить число международных наблюдателей под эгидой ОБСЕ в зоне конфликта. Они выразили удовлетворение сохраняющимся в последнее время режимом перемирия на линии соприкосновения. Состоялся обстоятельный обмен мнениями по сущностным аспектам урегулирования, решение которых позволит создать условия для прогресса в нагорно-карабахском урегулировании. Президенты отметили важное значение своих регулярных контактов по нагорно-карабахской проблематике, и договорились продолжить их в таком формате в дополнение к работе сопредседателей Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ), которые были приглашены на завершающую часть встречи в Санкт-Петербурге. Но позже официальный представить МИД России уточнила, что и под этим заявлением нет подписи Азербайджана. Поэтому по всем дипломатическим канонам саммиты глав Азербайджана и Армении в Вене и в Санкт-Петербурге можно считать провальными.

            Однако министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров на совместном брифинге с германским коллегой, действующим тогда председателем ОБСЕ Франком-Вальтером Штайнмайером в одностороннем порядке сообщал, что якобы в Санкт-Петербурге были начаты субстантивные переговоры, и что в данный момент идет работа над документом по урегулированию конфликта.

            Так была обозначена тенденция к изменению переговорной повестки, определенной в Вене и в Санкт-Петербурге. Вслед за этим Баку предпринимает еще один ход. Как говорится обращении Постоянного представительства Азербайджана при ОБСЕ, 20 июля 2016 года Азербайджан представил предложение расширить офис Каспшика, но при условии, если его мандат не будет изменен, хотя без этого невозможно эффективно проводить мониторинг на линии соприкосновения конфликтующих сторон.  При этом Баку свою акцию обозначил как демонстрацию политической воли и готовность к осуществлению достигнутых соглашений на высоком уровне.

            Более того, опять-таки, как следует из обращения, Баку считает, что изменение стиля работы личного представителя действующего председателя ОБСЕ, что не соответствует достигнутым на уровне президентов договоренностям (каким именно и где достигнутым? - С.Т.), а размещение на линии соприкосновения войск наблюдателей ОБСЕ до вывода армянских вооруженных сил с оккупированных земель может привести к укреплению статус-кво и затягиванию конфликта.

            Но самое главное как раз в том, что Баку заявил, что не может пойти на этот шаг, который в целом противоречит целям Минского процесса. Так обозначалась тактика сплошной словесной эквилибристики, поскольку позиции Венского и Санкт-Петербургского соглашений вытекают из Мадридских принципов, лежащих в основе многолетнего переговорного процесса по урегулирования Нагорно-карабахского конфликта, в котором активное участие принимал Азербайджан. В итоге стало ясно, что Баку пошел на подмену переговорной повестки, что и сорвало готовившийся на середину августа в России саммит глав Азербайджана и Армении при посредничестве президента России. В свою очередь это приводит к выводу, что обращение Постоянного представительства Азербайджана при ОБСЕ грубо сфальсифицировано с фактической точки зрения.

            Но возникает вопрос о причинах его появления спустя полгода после описываемых событий? Баку пытался выиграть время чего-то выжидая. Возможно, ставка делалась на смену администрации в США, которая, по представлению некоторых азербайджанских экспертов, могла бы изменить подходы Вашингтона к урегулированию Нагорно-карабахского конфликта. В США к власти пришел республиканец Дональд Трамп, но американский сопредседатель в МГ ОБСЕ продолжает настаивать на реализации Венских и Санкт-Петербургских соглашений, как промежуточного этапа, ведущего к всеобъемлющему урегулированию конфликта. На днях президент Франции Франсуа Олланд заявил о готовности применить санкции к стороне, которая может быть уличена в нарушении перемирия в зоне конфликта. Наконец, глава МИД России Лавров, принимая в Москве своего азербайджанского коллегу Мамедъярова, подтвердил так называемые карабахские тезисы. Они, как уже сообщало ИА REGNUM, таковы: 1. Карабахский конфликт поддается урегулированию, о чем говорят результаты многолетних контактов, по итогам которых удалось выработать общее понимание ключевых вопросов, подлежащих урегулированию. 2. Решение гуманитарных вопросов и проблем безопасности. 3. Возвращения тех районов, которые сейчас находятся вокруг Карабаха и не контролируются Азербайджаном в взаимосвязи с определением статуса Нагорного Карабаха - безусловно, с учетом мнения людей, которые там проживают. Наконец, согласование параметров международных миротворческих сил. Приведенные факты свидетельствуют о том, что тактика Азербайджана по ходу развития событий менять в одностороннем порядке переговорную повестку ставит под серьезное сомнение фактор дипломатического ресурса на этом направлении у президента Ильхама Алиева, который, в свою очередь, пытается перевести стрелки в сторону МГ ОБСЕ, разыгрывая при этом партию так называемой весомой альтернативы. Но она так и не найдена. На наш взгляд, в дальнейшем события будут развиваться по утвержденному МГ ОБСЕ сценарию, согласно которому необходимо добиваться расширения офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ Каспшика, чтобы реально способствовать снижению рисков дальнейшего вооруженного насилия в зоне конфликта.

            Если обозначить время после апрельской войны 2016 года в Нагорном Карабахе до сегодняшнего дня, как определенный этап в развитии ситуации, то он вчистую проигран азербайджанской дипломатией с утратой инициативы на этом направлении. Расчет на то, что одна из стран-сопредседательниц потянет одеяло на себя, не оправдал себя. Теперь вступить в новую фазу возможно либо в результате еще одного вооруженного инцидента в зоне конфликта, либо через переговорный процесс на основе условий стран-сопредседательниц МГ ОБСЕ, принимая предложенные компромиссные решения с выходом на широкие решения по урегулированию конфликта. Других вариантов просто уже не существует, если не иметь в виду самостоятельные шаги Баку в сторону Степанакерта, на что нынешняя политическая элита Азербайджана вряд ли способна.


Источник: Ст.Тарасов:Нагорный Карабах_блеф и нищета азербайджанской дипломатии

 
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|