“КРЕПОСТЬ, УКРЕПЛЕНИЕ” В ИРАНСКОЙ ТОПОНИМИИ

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 125 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 
 

Гарник Асатрян

Российско-Армянский (Славянский) университет, Ереван

Институт автохтонных народов Кавказско-Каспийского региона, Ереван

 

© Caucaso-Caspica №1

 

   Мне всегда казалось странным, что древнеиранская  лексема со значением “крепость, укрепление” в иранской топонимии сохранилась только в своей северозападной (“мидийской”) версии, т.е. *daizā-/ dizā-, а югозападное (“персидское”) ее соответствие, т.е. *daidā-/didā-, бесследно исчезло.1  И вправду, топонимов с diz/diž  очень много по всему Ирану, в Центральной Азии и даже в Армении.2  К тому же, во всех иранских диалектах - начиная со среднеиранского периода – именно “мидийская” форма, то есть diz (diž, dēz), выступает как главный сигнификат понятия “крепость, замок, укрепленное место” (не считая, разумеется, арабского qal‘a).
  Югозападная же форма данной древнеиранской лексемы не только не от¬ме¬чена в живом употреблении, но и как будто полностью стерлась из топоними¬чес¬кой системы Ирана, сохраняющей обычно весьма архаичные элементы, даже не оста¬ви⬬шие следов в живых диалектах и в письменной традиции. Тут же мы имеем сло¬во в древних текстах, в композитах, а вот в топонимии его почему-то нет, хотя, как важный технический термин, относящийся к строительному ландшафту, оно долж¬но было как-то проявиться в той или иной форме.
  Загадочное исчезновение рассматриваемого “персидского” термина, обоз¬на¬чаю-щего фундаментальное культурное понятие, из топонимической парадигмы Ира¬на на фоне богатого представительства ее “мидийского” коррелята, долго зани¬ма¬ло мои мысли, покуда обилие названий с элементами dil-, dīl- и dāl-, не имеющих доселе объснения, не привлекли мое внимание. Стало ясно при ближайшем рас¬смот¬рении, что это и есть искомое отражение древнеиранской праформы в ее юго¬за¬падном фонетическом оформлении. А переход -d- в -l- в данном случае можно считать не вызывающим сомнения: такое развитие прослеживается во многих западноиранских диалектах, порою весьма отдаленных от восточноиранского ареа¬ла (ср. в фахлавияатах Фарса: mol “волос” < др. иран. *mauda-, перс. mūy; belas = перс. bidast “пядь”, авест. vitasti;   ǰel= перс. ǰudā (< *yuta-); курд. lēb “обман” < *dabya-; лурское lōšāba = перс. dōšāb “сироп”; тал. laxma “болота” = перс. daxma “подземелье”; также перс. pil “пята” < *paδa-, pālīk “вид обуви” < ср.-иран. *paδīk;  mul “вино” < *maδu- и т.д.).3
  Причем, засвидетельствованы (в основном в разных комбинациях с прилагательными или апеллятивами и в суффиксальных образованиях) все три ступе¬ни огласовки корня: нулевая ступень dil (دل) < *diδā-, средная ступень dīl (< *dēl) (دیل) < *daiδā- и продленная ступень dāl (دال) < *dāiδā-.
  Ниже приводится основной корпус топонимических свидетельств рефлекса югозападноиранского *daidā-/*didā-, отмеченных мною на территории Ирана при беглом обзоре имеющегося материала. Транскрипция топонимов дается на основе произношения классического периода, исторически более релевантного по вокализму.

1. Имена, восходящие к *diδā-
  Dilča (دلچه) – в округе Рашт провинции Гилян. Значение: “маленькая крепость”; диминутивный суффикс -čа < *čak. Вряд ли сюда Dilīǰa (دلیجه) в провинции Горган (древняя Гиркания): это, скорее, от названия хищной птицы delīǰa.

  Деревня Maḥmūdilāt (محمودلات)

  Kandilāt (کندلات) – в шахрестане Рудбар, Гилян. Значение: “(местность, изобилующая) разрушенными крепостями (замками)”; из *kanda-dil-āt; араб. суффикс мн. числа -āt, как топоформант, соответствует распространенному иранскому топонимическому показателю -ān, указающему на ареал, пространство вокруг населенного пункта, обозначенного основным словом. Ср., например, Fūman-āt  “район Фумана”,  Harzand-āt “район Харзанда”, Qā’en-āt “район Каена (в южном Хорасане)” и т.д.  Кстати, название известного города Герат (Herāt) в Афганистане обязано той же словообразовательной модели - с помощью указанного форманта. В Ахеменидское время область Герата была известна как Haraiva- в древнеперсидском и Harōiuua- в Авесте, а в греческой передаче - “Αρειος – по названию главной реки региона Harē-rūd (< *harayu- “скоротечная”, ср. скр. sarayū́-) (KEWA: III: 443). В Сасанидский период город и район назывались Harēv, что и стало основой топонима Герат (с помощью суффикса -āt) после арабского завоевания Ирана: *Havē(v)-āt > Har-āt /Her-āt / Hirāt.
  Впрочем, Kandil- может быть выведено и из *kuhan-diδ  “старая крепость”, точно так же, как Kundiz/ Kandiz/ Kunduz – название города в “Шахнамэ” и в Средней Азии, - обычно объясняют из *kuhan-diz ‘тж.’.

  Girdilāt (گردلات) – Рудбар, провинция Гилян. Значение: “(район) каменной крепости” или “(район) каменной местности”; *ga/ir-dil-āt (о сффиксе -āt см. пред. пример) < *gari-diδa-, ср. Gardēz < *gari-daiza- (см. выше, прим.2).

  Maḥmūdilāt (محمودلات) - Рудбар, провинция Гилян. Значение: “(деревня, район) крепости Махмуда”; *Maḥmūd-dil-āt (о топоформанте –āt см. предыд. два примера).

  Dilīǰān (دلیجان) – город в центральном Иране к югу от Кума, к северу от Исфахана, к западу от Кашана и к востоку от Арака (см. подробно Ḥ. Ṣafarī, Tārīx va farhang-e Delīǰān, Tehran, 2003/1382). Такое же название носят три поселения в центральной части Хорасана, в шахрестане Рудбар провинции Гилян и в шахрес¬тане Масал той же провинции. Так же называется и курортный центр в высокогор¬ной области Армении (Diliǰan). Значение: “(область, окружение) маленькой крепости”; *dilīk-ān – первая часть, с диминутивным суффиксом –īk (*diδīk) плюс топоформант –ān (суф. мн. числа), совпадающий по значению в топонимах с араб. -āt (см. выше). Население города Дилиджан произносит название своей местности Delīgān или Delīgūn. Сюда же, следует отнести, видимо, Dilyān (دلیان) в провинции Луристан. Ср. также Dālīǰān (см. ниже, §3).

  Dilaxānī (دله خانی) – Фуман, Гилян. Также Dilxān (ошибочно написано دلخوان , явно подразумевая vāv-e ma‘dūle в сочетании xā-, и читают Dalxān) – деревня в шахрестане Сепидан в Фарсе. Значение: “родник у крепости”; -xān(ī), курд. kānī, тал. hōnī, xōnī “родник, источник” (< др. иран. *xā-); < *dil(ak)-xānī(k). Такое же образование Dilbulāγī (دل بلاغی) в шахрестане Такаб провинции Западный Азербайджан, но с тюркским bulağ “родник”. Ср также Dālxānī (см. ниже, §3).

  Dilγand (دل غند) – деревня в Сабзаваре, Хорасан. Значение: “деревня-крепость” или “деревня у крепости’; γand < *kanta-, согд. kanθ, тюрк. (< иран.) ke/andi; ср. также Dilkandī (دلکندی) в шахрестане Хой провинции Западный Азербайджан.

  Хwadilān (خودلان) – Биджар, Кордестан. Значение: “(поселение на территории) собственной крепости”; *xwa-dil-ān (?); курд. xwa “свой, собственный”.

  Kihdilān (کهدلان) – Сараб, Западный Азербайджан. Значение: “(район) маленькой крепости”; kih (перс. که) “маленький, меньший”. Иногда произносят Kehdolān.

  Saxtdil (سخت دل) - Чароймаг, Восточный Азербайджан. Значение: “сильная (хорошо укрепленная) крепость”; saxt “сильный”.

  Taxmdil (تخم دل) - Варзакан, Восточный Азербайджан; ошибочно читают toxmdel. Значение: “сильная, мощная крепость”; taxm = перс. tahm “сильный, мощный”, авест. taxma- “сильный, смелый, героический”; ср. tahmtan “сильный телом” - один из эпитетов Рустама в “Шахнамэ”.

  Siγindil (سغندل) – Варзакан, Восточный Азербайджан. Значение: “каменная крепость” < *siγēn-dil;  siγ “камень” < др. иран. *sikā- (об иранских топонимах с этим словом см. подробно H. Kirakosian, “Les traces de l’iranien *sika- “pierre” dans la toponymie iranienne”, Iran and the Caucasus, 13.3: 269-276). На близлежащих возвышенностях данной деревни обнаружены следы нескольких замков, в том числе урартской крепости, построенной, согласно найденной там же надписи, по приказу царя Урарту сына Аргишти Сардури Второго в 735-733 до н.э. Сюда же, конечно, Siγdil (ошибочно пишут с qāf - سقدل) в Ардабиле, но без суфикса отнсительного прилагательного -ēn.

  Ṣoma‘а-dil (صومعه دل) – там же. Значение: “монастырь-крепость”. В народе – Sūmadel.

  Dilkūn (دل کون) – в Кохгилуйе-Бойрахмади. Значение не поддается формулировке: kūn означает “зад”, часто выступающее как термин сравнения в диалектной речи в Иране (во всех регионах); например, kūnbāfī  “локоть” в центральных диалектах дословно значит “зад предплечья”.

  Dilābād (دل آباد) - в Центральном Хорасане. Образование с очень распространенным топоформанром –ābād (< *ā-pāta-), указывающим на населенное место. Значение: “поселение с крепостью”.

  Dil(a)zī(h) (دلزی) – Салмас, Западный Азербайджан. Значение не поддается формулировке: zīh (перс. زه), наверняка, - “источник, родник, текущая вода” (< др. иран. *uz-ahaka-); возможно, - “(деревня у) источника близ крепости” .

  Zūdil (زودل) – деревня в Фумане, Гилян. Произносится и как Zyūdil. Первый компонент названия (z(y)ū-) может быть по разному интерпретирован на основе местного талышского диалекта: “сын, парень” или “сила, мощь”. Там же Jīrzūdil (جیرزودل), т.е. “Нижняя Зудыл” – тал. ǰīr “нижний, низ”, курд. žēr, перс. zēr < hača-adari.

  Dilbarǰēn (دلبرجین) – разрушенный исторический город на севере Афганистана к северо-западу от города Балх. Значение: “крепость на возвышенности” или “высокая крепость”; -barǰēn < *baržaina- (с метатезой от *barzanya- “возвышенность, вершина”). Ср. ниже Dilvarzēn.

  Dilvarzēn (دلورزین) – древнее поселение на юге Узбекистана, на территории Бактрии, также – Dilvarzēn-tappa, т.е. “холм Д-а” (в научной литературе называется Dalverzin-teppe). Такое же образование и с тем же значением, что и предыдущий топоним: -varzēn – диалектный вариант -barǰēn в Dilbarǰēn (см. предыд. пример).

2. Имена, восходящие к *daiδa-
  Во всем корпусе иранских топонимов мне удалось найти лишь два примера с dīl (<*dēl). Редкость подобных имен можно объяснить, наверное, расплывчатостью во многих случаях способов официальной фиксации топонимов и отсутствием строгого научного подхода к этой сфере.
  Можно однозначно утверждать, что долгое -ī- в компоненте dīl в локальном произношении топонимов (разумеется, при их отсутствии в письменных источниках) могло восприниматься персоязычным регистраторoм, несомненно усматривавшем в нем del “сердце”, как краткое -i- (= перс. -e-). Следовательно, не исключено, что некоторые из рассмотренных выше топонимов (см. §1) на самом деле отражают dīl, а не dil.

  Dīl (دیل) – деревня в Кохгилуйе-Бойрахмади. Значение: “крепость” (<*daiδa-).

  Tandīl (تندیل) – Каенат, Южный Хорасан. Вряд ли tan- – “тело, корпус”, а, скорее, адаптированная форма некоей лексемы, имеющей релевантное для данного топонима значение. Возможно, это tahm “сильный, мощный”: *Tahmdīl могло легко превратиться в Tandīl. Маловероятно также Tand-īl: суффикс -īl, насколько мне известно, в иранской топонимии не встречается.4

3. Имена, восходящие к *dāiδa-
  Dālxānī (دالخانی) - поселение в Рамсаре, Мазандаран (иногда ошибочно пишут دالخوانی - см. выше, §1, s.v. Dilxānī).

  Dālistān (دالستان) - Саве, Центральная провинция. Значение: “край (место) крепостей”. У деревни на холме, называемом Tappe-ye Dālestān, находятся руины древнего строения доисламского периода. Топоним с формантом -stān, образующим названия краев, стран.

  Dālāvān (دالاوان) – Пираншахр, Западный Азербайджан. Значение: “крепостное поселение”; -āvān (< *ā-wahāna-) – формант, указывающий на место, поселение, обиталище. Ср. арм. (< иран.) avan “деревня, поселение”.

  Dalīǰān (دالیجان) – Фарудж, Северный Хорасан. Такое же образование с тем же значением, что и Dilīǰān (см. выше, §1).

  Čāldāl (چال دال) - Дена, Кохгилуйе-Бойрахмади; čāl – “яма”, но, судя по всему, это должно быть контракцией формы čahār “четыре”: *čārdāl > čāldāl. Таким образом, первоначальное значение слова могло быть “(место) четырех крепостей”.

  Tangābdāl (تنگ آب دال) – там же; tangāb – “мелководный водоем” (есть и деревня под таким названием в Изэ, провинция Хузестан). Значение: “крепость у (деревни) Тангаб” или “крепость с мелководным водоемом”.

  Safīddālī (سفید دالی) – Джаджром, Северный Хорасан. Значение: “(деревня) белой крепости”; safīd “белый”.

  Dālaq-tappa (دالق تپه) – Джирансу, Северный Хорасан. Значение: “холм (на котором находится) маленькая крепость”; tappa “холм”, dālaq < *dālak. Место называется также Dilaq(tappa) (دلق تپه) < *dilak.

  Dālān (دالان) – Дивандарре, Кордестан. Образование с топоформантом -ān.
Значение: “(край, район) крепостей”. Вряд ли dālān “коридор”.

  Таким образом, общее рассмотрение иранских топонимов с dil/ dīl/ dāl показало, что, представленные по всему Ирану, они сконцентрированы в основном в южно-каспийской полосе, в Хорасане, в Атурпатакане и в курдоязычном ареале. Причем, наличие параллельных вариантов – с dil и dāl – исключает иное проис¬хож¬дение обсуждаемой лексемы, кроме как предложенное мною. Далее, обзор предполагаемых значений изученных названий населенных пунктов приводит к мысли, что первичная семантика древнеиранской праформы (“крепость, укрепление”) приобрела в топонимической парадигме оттенки, сходные с понятиями “населенное место, обиталище” и “возвышенность; холм; каменистая местность”: во многих примерах, поэтому, значение “крепость” просматривается лишь с определенной натяжкой.

 

  1 Разве что в сложном слове dēvār “стена” в персидским (ср. также пехл. dēvār, ман. ср.- перс. dēwār), из *daida-bāra- или *daida-wāra- (ср. семнани dēzōr, гази dīzār ‘id.’, из *daiza-bāra-/-*wāra-). Оно отмечено и в древнеперсидских клинописных текстах как didā- “стена, замок”, так же как и в эламской передаче в композите *didā/akara- “строитель, делающий каменную кладку” (см. Hinz, Sprachgut: 88).
  2 Ср., например, Gardēz – столица провинции Пактия в Афганистане, находящаяся в горах Гиндукуша, из *gari-daiza- “горная крепость”; Sanandaǰ – центр провинции Кордестан в Иране, из *sena-diž “крепость на склоне горы” (арабские географы называют местность Sīsar < *sīγ-sar “(местность, имеющая) каменные вершины”); Šāhīn-dež – город в провинции Западный Азербайджан, к юго-востоку от озера Урмия (раньше назывался Șā’in-dеž или Șā’in-qal‘a; saïn “красивый” – монгольское слово); Dezdelīm (دزدلیم) – поселение в Сиахкале, в шахрестане Дейламан провинции Гилян, из *diz-Dēlim “дейламская крепость”; Dīzaǰ – название населенных пунктов в провинциях Хамадан, Казвин и Западный Азербайджан, из *dēzak (< *daizaka-); Dīzak- деревня в Рудбаре, в шахрестане Тафреш Центральной провинции Ирана, из *dēzak; Dizak (также из *dēzak) - название области в исторической армянской провинции Арцах (известная также как Ktiš (по-видемому, из Katiš) по имени крепости у ее центрального города Toł) и т.д.
  3 Впрочем, возможно и другое объяснение: *-δ- в *da(i)δ- переходит в -h-, и возникшее в результате *dih во избежание омонимии с dih “деревня” получает универсальный субс¬тан¬ти¬ви¬рующий суффикс новоиранского периода –l(a)-. Тоже самое – по аналогии с другими дериватами от того же корня - *dē(h)-l и *dā(h)-l. Или dil вообще можно было считать суффигированным вариантом именно dih “деревня, край, область”, а не фонетическим развитием *diδ-, но тогда его корреляты, т.е, dīl и, особенно dāl, остались бы без объяснения.
  4 Имена типа Ardabīl, Andabīl и т.д. – образования с -bīl (об этом подробно Г. Асатрян, Этюды по этнолингвистике Южнего Каспия- в печати).

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|