Сердце, врученное бурям: к 60-летию Фахраддина Абосзода

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 198 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

профессор Гарник Асатрян,

директор Института автохтонных народов Кавказско-Каспийского региона

 

                В декабре исполняется 60 лет признанному лидеру талышского народа, председателю Верховного Совета Талыш-Муганской Республики, крупному историку, филологу и политологу Фахраддину Фармановичу Абосзода.

                Фахраддин Абосзода родился в горном селе Былабанд, что по-талышски означает деревня на высокой горе,  Лерикского района страны талышей, Талышистана, ныне  находящегося в составе  Республики Азербайджан.  Выпускник исторического факультета Бакинского университета, кандидат исторических наук, автор многочисленных трудов по истории талышского народа и по талышскому языку, прежде всего – словарей, Ф. Абосзода  с самого раннего возраста посвятил себя идее освобождения родного народа от чужеродного ига и создания независимой Республики Талышистан. Он - один из основателей Талыш-Муганской Республики в 1993 году, возглавлявший парламент вновь созданного талышского гособразования, которому судьба определила очень короткую жизнь - в августе 1993 года Республика пала под натиском превалирующих сил, посланных Гейдаром Алиевым на Ленкорань. Далее последовали долгие годы полулегальной жизни в самом Азербайджане - издание газет, работа с населением и т.д.,  -  закончившейся  эмиграцией в Россию.

                Фахраддин Абосзода - деятель фиделевского типа - страстный, целеустремленный, не знающий преград на своем пути, способный пожертвовать собою и всем, чем владеет. Ему свойственны твердость, бескомпромиссность, искренность и прямота - качества, четко выделяющие его в многоцветной палитре Талышского Движения. До предела щепетильный в вопросах чести и морали, глубоко верующий шиит, сверяющий все свои шаги с основами веры, Фахраддин открыт идеям цельным и фундаментальным. Религия для Фахраддина - не догма и не формальные каноны, а свод нравственных предписаний, кодекс, которого должен придерживаться любой порядочный человек, независимо от религиозной принадлежности.  Даже атеизм, если он последовательный и цельный, имеющий моральные измерения, - по его мнению, предпочтительнее лицемерного благочестия.

                Несмотря на явное сходство - прежде всего по духу и по беспредельной преданности идее - с латиноамериканскими революционерами, Фахраддин Абосзода, хорошо владеющий основами марксизма, сам является теоретиком своей борьбы, разработавшим методику и линию движения своего народа к цели – созданию собственной национальной государственности.

                Фахраддин - образец честности и абсолютной прямолинейности - тех основных качеств, которые, наряду с харизматичностью, необходимы национальному лидеру, стремящемуся вывести свой народ на столбовую дорогу к независимости. Многие критики Фахраддина ставят ему в вину отсутствие гибкости и чрезмерную прямоту - якобы не очень подходящие для политика характеристики. Что ж, политику безусловно нужны и гибкость, и умение идти на компромиссы…   Но Фахраддин Абосзода - не политик в распространенном понимании этого слова. Его феномен гораздо шире. Фахраддин - лидер, отец нации, который не может быть просто политиком по определению, ведь для него народ - это не объект политики, а собственная семья.  Разве пророк Моисей, сумевший вывести свой народ из Вавилонского плена и довести его до Земли Обетованной, был политиком?  Есть ли хоть один момент, хоть одна деталь из жизни Моисея, которые можно было бы определить, как проявления политического подхода? Образ Моисея тем и велик, что он не пошел ни на один компромисс!

                Вот - тот главный методологический принцип, на котором должна базироваться объективная оценка деятельности таких личностей, как Фахраддин Абосзода. Стоило Моисею хоть раз склониться к политиканству – а под политикой часто подразумевают именно политиканство – пойти на компромисс, и все бы полетело в тартарары. Так-что искать у Фахрадина типичные черты обычного политика – бессмысленное занятие. Но это отнюдь не значит, что он далек от политики.  Наоборот, Фахраддин Абосзода наделен прозорливостью большого политика, умением безошибочно прогнозировать предстоящие развития, особенно на Южном Кавказе, реалии которого он знает лучше любого профессионального эксперта по региону. Фахраддин Абосзода отменно разбирается   в самых сложных вопросах геополитики, всегда исходит из объективных посылок сложившейся этнодемографической мозаики в регионе с учетом прочих релевантных факторов - политических, культурных, языковых и т.д. А наличие подлинного политического видения не предполагает политиканства. Фахраддин Абосзода ведет себя как старец, как мудрец, муршид или гуру - без политиканства и без политики, но с глубоким видением будущего.

                Излагая свои мысли о Фахраддине, я вспомнил еще одного деятеля  подобного калибра. Это - основатель Национального движения народа заза, покойный Эбубекир Памукчу, с которым мне посчастливилось тесно дружить вплоть до его безвременной кончины в 1991 году.

                В конце 80-х гг., будучи уже в Швеции, в эмиграции – после десятилетней отсидки в турецких тюрьмах, Эбубекир Памукчу основал и возглавил Зазийское Национальное Движение Положение Эбубекира было намного сложнее чем Фахрадина, ибо ему приходилось противостоять не только турецким  властям, но и курдским  националистическим кругам, рассматривавшим заза как часть курдов, а, следовательно, самого  Эбубекира Памукчу – как предателя и раскольника. Курды даже вынесли ему заочно смертный приговор.  Зазапотомки дейламитов, ближайших родственников талышей – жили в условиях численно превалирующего курдского конгломерата и ошибочно рассматривались как часть курдов. Но уже в середине 50-60-х годов прошлого века у заза произошел всплеск национального сознания. Почти пятимиллионный народ, населяющий северную часть исторической Высокой Армении, между Эрзинджаном на севере и Сивереком на юге, вдруг ввоспрянул, занялся осмыслением своих корней и границ своей самобытности. И в этом  большая заслуга Эбубекира Памукчу, который стал символом свободы и выразителем чаяний древнего народа, веками стиснутого между двумя стихиями. Эбубекир Памукчу – основатель первых зазийских периодических изданий – Айре и Пия, родоначальник зазийской литературы и публицистики. Сегодня, когда консолидацию зазийского народа можно считать уже завершенным процессом, когда появились многочисленные организации, партии, выходят журналы и газеты, созданы сотни сайтов на языке заза, изданы фундаментальные труды по истории, этнографии и языку заза, сегодня, когда никто не смеет уже оспаривать самобытность народа заза, можно с уверенностью сказать – во всем этом есть неоспоримая заслуга именно Эбубекира Памукчу. Он – автор национальной Идеи народа заза, введший в оборот термин Зазаистан и впервые начертавший границы своей земли.

                Помнится, зимой уже далекого 1989 года я гостил у него дома, в Скерхольмене, пригороде  Стокгольма. Это была  неказистая квартира в пятиэтажке типа советской хрущевки. Дом был обставлен в чисто эмигрантском стиле – без особых изысков, но зато все комнаты были  заставлены шкафами с книгами.  Мое пребывание у Эбубекира осталось в памяти как вереница бесконечных бесед за не прекращающимся чаепитием. Мне иногда казалось, что передо мной восседает Моисей, вобравший в себя все невзгоды, всю боль, все страдания своего народа, мыслящий категориями вечности… Эбубекир был тогда человеком средних лет – ему было чуть за сорок, но его облик напоминал алевитского старца – деде. Он знал все  о прошлом и о настоящем своего народа, он объездил весь Зазаистан, был знаком с мельчайшими деталями ландшафта всех уголков своей страны, прекрасно знал и о прежних обитателях этой земли – некогда живших по соседству с заза  армянах, он мог перечислить зазийские семьи и роды, имевшие армянские корни, скрупулезно обрисовывал деревни, где по сей день живут армяне. И то и дело сокрушался: Всю нашу историю турки и курды приписали себе, даже прославленное Дерсимское восстание 1937 года нашего Сейида Рызы курды сделали предметом своей гордости и т.д., и т.п.

                Эбубекир был готов все отдать ради осуществления своей идеи. Будучи человеком очень начитанным, наделенным визионерскими качествами, с большим опытом политической борьбы, он в то же время мог порой казаться наивным, не от мира сего, будто живущим в ином измерении. А он и жил в ином измерении, категории которого выходили за рамки тривиального рацио. Это был лидер, отец нации.

                Перед Эбубекиром стояла несравнимо больше задач, чем сегодня перед Фахраддином Абосзода - лидером  народа, имеющего тысячелетнюю традицию борьбы, полностью оформившегося, абсолютно консолидированного этнического сообщества. Не знаю, насколько релевантно мое сравнение Фахраддина Абосзода с Эбубекирм Памукчу, но, общаясь с Фахраддином, я всегда вспоминаю об Эбубекире.

                Пожалуй, дело тут в общности миссий этих двух выдающихся личностей, оказавшихся на гребне пассионарного подъема своих народов и всецело вверивших свои сердца бурям истории…

                Есть еще одна интересная и о многом говорящая черта, свойственная и Фахраддину, и Эбубекиру? Оба они – люди словесности. Что касается Фахраддина, то он – изумительный поэт, сочинивший целый диван (корпус) стихов различного жанра – от газелей до патриотических песен и лирических поэм. Фахраддин – несомненно, не просто носитель, но и большой знаток талышского языка – со всеми его тонкостями и диалектными особенностями.  Стоит спросить его об одном слове, и он тут же перечислит с десяток синонимов со всех окраин Талышистана: так говорят в Лерике, так – в Ланконе, а так – в Астаре и т.д. Поразительна работоспособность  Фахраддина: в течение полугода он может написать толщенный словарь или  серьезный труд по любой проблематике, касающейся талышей. По долгу службы я встречал много знатоков и носителей различных культур – седовласых старцев, сидящих в углу хижины в отдаленной горной деревушке или в шатре кочевника в степи, готовых часами рассказывать истории и предания своего народа… Фахраддин, хоть он и молод, но напоминает мне подобного старца-мудреца… А ведь большую часть своей жизни он прожил вдали от Родины – в больших городах, в мегаполисах.

                Как и всякого пандита (почётное звание учёного брахмана в Индии), Фахраддина очень интересует происхождение талышских  слов. Как только он  допытывается до какой-либо древнеиранской этимологии родного слова, радости его нет конца – связь живого слова с   далеким прошлым как будто переносит его на тысячелетия назад!

                Несмотря на свой эпический образ, Фахраддин Абосзода – земной человек, тысячами нитей связанный со своим народом.  Это особенно заметно по его детищу – Национальному Телевидению Талышистана, в фокусе которого – самые животрепещущие вопросы современности, самые наболевшие проблемы талышей.

                Фахраддин – человек абсолютно аскетического склада. Живя на чужбине, он мысленно все время пребывает на Родине.  Он не оторван от реальности родного народа: находясь в Москве, Фахраддин не отделим от родной земли – ни на день, ни на час, ни на минуту. На востоке есть хорошее выражение, отражающее состояние абсолютного душевного комфорта и глубинной гармонии: Он будто вернулся во чрево матери. Это то, что Элиаде называет вечным возвращением. Но Фахраддину не нужно даже возвращается в это состояние, он всегда в нем пребывает. Внешний мир будто не задевает его.

                Я знаю о чем мечтает Фахраддин Абосзода: освободить родную страну от тюркской оккупации, создать Республику Талышистан и уединиться в родной деревне, восстановить отцовский дом, жить и творить в горах Талышистана.

                Кому-то  Фахраддин может показаться романтиком, лишенным чувства реальности. На самом же деле, я не видел человека более предметно мыслящего, более далекого от фантазий, чем Фахраддин. Он предельно реалистичен, никогда не выдает желаемое за действительное.   Наоборот, он ко всему всегда относится с определенной долей скепсиса, а посему если он утверждает, что цель близка, значит так оно и есть!  Если он уверенно заявляет, что на юго-восточном Кавказе появятся новые гособразования, значит так тому и быть! Ибо это слова человека, знающего реалии региона как никто другой. Если Фахраддин говорит о реализации идеи, значит идея эта скоро осуществится!

                Когда-то нам, молодым, казалось, что 60 – это поздний рубеж. Но сейчас, переступив его сам, я понимаю, что это даже не середина, а начало – начало самого плодотворного этапа в жизни творческой личности, настоящего пассионария. Когда человек умудрен опытом и знаниями, полон сил и энергии, когда его уже не отвлекают юношеские страсти, когда он может в одночасье создать то, на что раньше потребовались бы годы, когда он достаточно опытен, чтобы сразу же разглядеть всю палитру качеств в окружающих его людях и легко отличить преданность до предательства, искренность от конъюнктуры мышления.

                Чего  я могу пожелать Фахраддину в день его 60-летия? Прежде всего – скорейшего осуществления его мечты – оказаться под крышей родного дома, в горной деревушке Былабанд, в Лерике, в свободном Талышистане! Большего, пожалуй, ему и не надо!

 

Источник: Гарник Асатрян:Сердце, врученное бурям_к 60-летию Фахраддина Абосзода

 
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (1 добавлено)

  • Опубликовано Влад. Москва, 25 Декабрь, 2016 22:20:21
    Уважаемый Фахраддин Абосзода! Разрешите от всего сердца поздравить Вас с шестидесятилетним юбилеем! Являясь одним из Ваших постоянных читателей на протяжение более шести лет, могу с уверенностью сказать, что любой народ вправе гордиться таким преданным и верным чаяниям своего народа сыном, одновременно Ваша деятельность направлена на благо всем народам региона!

Главные новости

|