Назначенцы Трампа готовы развязать войну с Ираном

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 18 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 
Их экстремизм в военной области и в области разведки является
беспрецедентным в новейшей истории Соединенных Штатов.
  Трио генералов, вошедших пока в команду Трампа, занимающуюся вопросами национальной безопасности - Майк Флинн (Mike Flynn) в качестве советника по национальной безопасности, Джеймс Мэттис (James Mattis) в качестве министра обороны и Джон Келли (John Kelly) в качестве главы Министерства внутренней безопасности, а также член Палаты представителей Майк Помпео (Mike Pompeo) в качестве директора ЦРУ, - все они вызывают беспокойство у официального Вашингтона, а также во всем мире. Это происходит повсюду - от Северной Кореи до Южно-Китайского миря, от границ Мексики до Сирии, и речь идет о группе людей, которые будут стимулировать проявление инстинктов Трампа, направленных на конфронтацию и воинственность, а также способствовать этому процессу, тогда как их отличный от мейнстрима подход, можно даже сказать экстремизм в военных делах и вопросах разведки, является беспрецедентным в новейшей истории Соединенных Штатов.
  И не исключено, что первой мишенью генералов Трампа и ЦРУ станет Иран. “Как бы это ни было трагично, ингредиенты постепенно собираются для возможной войны с Ираном”, - отметил на страницах журнала National Interest Пол Пиллар (Paul Pillar), бывший аналитик ЦРУ, ушедший в отставку в 2005 году с поста главы Ближневосточного отдела Национального разведывательного совета (National Intelligence Council).
  Администрация Джорджа Буша-младшего пришла к Белый дом с определенной зацикленностью на Ираке, который стал предметом обсуждения уже на первом заседании Совета национальной безопасности Белого дома 21 января 2001 года, а теперь администрация Трампа, судя по всему, направит огонь своих орудий против Ирана. По крайней мере, враждебность в отношении Ирана может привести к эскалации военной конфронтации и к агрессивным попыткам смены режима, тогда как, в худшем случае, это может разжечь “горячую войну” между обеими странами, по сравнению с которой война в Ираке и в Афганистане покажется незначительной как по своему масштабу, так и по своей интенсивности.
  Ранее в этом году Флинн представил план войны с Ираном размером с книгу под названием “Поле битвы: Как мы можем победить в войне против радикального ислама и его союзников” (The Field of Fight: How We Can Win the Global War Against Radical Islam and Its Allies). Его соавтором стал ярый ястреб (über-hawk) Майкл Ледин (Michael Ledeen). Мэттис, подпитывавший в течение десятилетий свою враждебность в отношении Ирана и уволенный президентом Обамой с поста главы Центрального командования вооруженными силами США за настоятельное требование разместить третий авианосец в Персидском заливе в рамках наращивания военной мощи против Ирана, постоянно повторяет: у Соединенных Штатов три самые серьезные угрозы – “Иран, Иран и Иран”. А Келли, который будет помогать вести наблюдение за мексиканской границей, в свою бытность главой Южного командования США был сторонником алармистского взгляд на предполагаемое вмешательство Ирана в дела Центральной и Южной Америки.
  Все трое все время пытаются представить Иран и политический ислам как экзистенциальную угрозу для Соединенных Штатов, которая по своему значению сравнима с борьбой в XX веке против нацизма и коммунизма. “Я не понимаю, почему они нас ненавидят, но, если честно, меня это не волнует - они просто ненавидят нас и иррациональным образом стремятся к нашему уничтожению”, - подчеркнул Келли. А Флинн назвал ислам “несостоявшейся цивилизацией” (failed civilization), продемонстрировав таким образом умонастроение, характерное для давно дискредитировавшего себя тезиса Самюэля Хантингтона, который был предложен в его опубликованной в 1996 году книге “Столкновение цивилизаций и передел мирового порядка” (The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order).
  Флинн, бывший глава Разведывательного управления Министерства обороны (Defense Intelligence Agency) будет иметь постоянный доступ к Трампу и будет присутствовать, практически, на каждом совещании в Белом доме по вопросам обороны и внешней политики. Он является наиболее радикальным членом команды Трампа после первого раунда назначений. Коллеги из Разведывательного управления называли его "похожим на капитана Квига (персонаж из фильма “Бунт на “Кейне””, коллеги которого подозревают его в психическом расстройстве — прим пер.).
  В книге “Поле битвы” Флинн в мельчайших деталях рассказывает о своей вере в то, что Соединенные Штаты втянуты в апокалиптическое сражение с коалицией врагов во главе с Ираном. “Мы находимся в состоянии мировой войны против мессианского массового движения злонамеренных людей, - подчеркивает Флинн. - Нам противостоит альянс, в состав которого входят радикальные исламисты, а также режимы в Гаване, Пхеньяне, Москве и Пекине” (для ровного счета Флинн добавляет к этому перечню также Боливию, Венесуэлу и Сирию).
  “Иран является стержневыми элементом этой системы, ее центром”, - отмечает Флинн. Для нанесения удара по центру воображаемого Флинном альянса он настоятельно предлагает провести кампанию по смене режима. К сожалению, признается Флинн, “ни один из американских президентов не призывал к смене режима в Иране”. Вместе с Ледином, этим архиконсерватором, поменявшим организацию American Enterprise Institute на еще более радикальный Фонд защиты демократий (Foundation for the Defense of Democracies), Флинн поддерживает агрессивные попытки, направленные на свержение иранского руководства.
  В свое время администрация Буша образовала внутри Пентагона сверхсекретный Департамент специального планирования (Office of Special Plans) под руководством Пола Вулфовица (Paul Wolfowitz) и Дугласа Фейта (Doug Feith), в задачу которого входило придумать наличие разведывательных связей “Аль-Каиды” и Саддамом Хусейном, тогда как Флинн верит в то, что Иран находится в союзе как с “Аль-Каидой”, так и с “Исламским государством”, хотя истинные союзники Ирана, то есть ливанская “Хезболла” и подготовленные Ираном силы шиитского ополчения, ведут борьбу как против “Аль-Каиды”, так и против “Исламского государства” в Ираке и в Сирии.  “Взрывы бомб у здании посольств США в Восточной Африке в 1998 году - ответственность за него взяла на себя „Аль-Каида“ - в значительной степени были иранской операцией”, - отмечают Флинн и Ледин, хотя существуют убедительные доказательства того, что они, на самом деле, были осуществлены “Аль-Каидой”, экстремистской суннитской группировкой, которая вместе с Исламским государством осуждает шиитов, называя их неправильными мусульманами.
  И в 2012 году, во время своей работы в Разведывательном управлении, Флинн настоятельно рекомендовал своим сотрудникам провести донкихотское, по сути, расследование и найти свидетельства, доказывающие, что Иран руководил нападением на территорию дипломатического представительства Соединенных Штатов в Бенгази, в Ливии.
  Однако исламофобия Флинна выходит далеко за рамки одного Ирана - однажды в Twitter он написал, что “страх в отношении мусульман является РАЦИОНАЛЬНЫМ” и, кроме того, он пытался вызвать необоснованную панику по поводу распространения законов шариата в Соединенных Штатах. В своей речи, которую представители медийной группы Christian Reporter News разместили на портале YouTube, Флинн ясно дает понять, что он считает проблемой собственно ислам. “Ислам - это политическая идеология, - сказал он. - Он, несомненно, просто пытается скрыться за представлением о том, что он является религией… Это как злокачественная раковая опухоль”. Флинн не делает различия, когда речь заходит о политическом исламе, смешивая в одну кучу такие террористические организации как “Исламское государство” и “Аль-Каида”, повстанческие группировки, включая Талибан, более умеренные группировки, в том числе организацию “Братья мусульмане” - все это сунниты, - а также шиитский Иран и “Хезболлу”. Всех их он считает членами большого альянса.
  Такого рода широкие обобщения бросают вызов реальности, поскольку каждая из перечисленных группировок имеет собственную судьбу, многие их них по всему региону конфликтуют друг с другом, в том числе с применением оружия. Однако Флинн непреклонен. “Все они имеют хорошее финансирование, они хорошо вооружены, подготовлены и уверены в том, что могут нас прикончить. Было бы глупо просто ждать того момента, когда они будут представлять для нас экзистенциальную угрозу, и только после этого начать предпринимать решительные действия”.
  “В 2014 году меня уволили с поста начальника Разведывательного управления Министерства обороны, и произошло это после того, как мы, выступая в одном из комитетов Конгресса, сказали о том, что мы сегодня уже не находимся в столь безопасной положении, как несколько лет назад”, - пишет Флинн. Но этим дело не ограничилось. По окончании военной карьеры, в ходе которой Флинн сыграл ведущую роль в проведении самых смертоносных кампаний в Ираке и в Афганистане в качестве помощника генерала Стэнли Маккристала (Stanley McChrystal) - это следует из нескольких докладов, в том числе из докладов Колина Пауэлла (он называл Флинна “помешенным правого толка”), - Флинн был уволен с поста начальника Разведывательной службы Министерства обороны за неподчинение, за странность поведения, за склонность к конспирологическим теориям, а также за распространение неподтвержденных разведывательных сообщений с яркими деталями, которые сотрудники Разведывательного управления Министерства обороны стали называть “фактами Флинна”.
  Склонность Флинна к теориям заговора вылилась в ноябре в смехотворную панику по поводу “пиццагейта” (pizzagate), кульминацией которой стал широко освещавшийся инцидент с применением огнестрельного оружия в ресторане быстрого питания Comet Ping Pong на Коннектикут-Авеню в Вашингтоне, округ Колумбия. В Twitter Флинн высказал обвинения в адрес Хилари Клинтон, в том числе по поводу сексуальных преступлений в отношении детей. Кроме того, в это дело вмешался его сын, Майкл Флинн-младший, он подлил масла в огонь этой странной истории под названием “пиццагейт”, предположив, что Хилари Клинтон и руководитель ее избирательного штаба Джон Подеста виновны в совершении неправомерных действий в отношении детей или даже в их убийстве в подвале ресторана быстрого питания Comet Ping Pong. Флинн не единственный человек в команде Трампа, занимающийся вопросами национальной безопасности, который был уволен со своей должности.
  Мэттис, генерал войск морской пехоты, служивший в Афганистане и в Ираке, в 2010 году был назначен президентом Обамой главой Центрального Командования Вооруженных сил США - а затем был уволен за поддержку идеи относительно расширения американских сухопутных и военно-морских сил в Персидском заливе для того, чтобы бросить вызов Тегерану. “Будучи главой Центрального командования Вооруженных сил США в период с 2010 года по 2013 год, он так агрессивно был настроен в отношении Ирана, что администрации Обамы пришлось прервать его карьеру”, - сообщила газета New York Times. “Иран - это не национальное государство, - заявил Мэттис 22 апреля в своей речи, произнесенной в расположенном в Вашингтоне Центре Стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies). –“Это революционный проект, направленный на распространение хаоса”.
  Его прозвали “Бешеный псом” (“Это больше всего сближает нас с генералом Джорджем Паттоном”, — сказал Трамп), и Мэттис гордится своим безрассудством и готовностью всех уничтожить. “Это чертовски забавно, и это удовольствие - стрелять в людей”, - сказал он однажды. А еще вот что он сказал своим солдатам: “Будьте вежливыми, будьте профессиональными, но имейте наготове план для того, чтобы убить всех, кого вы встретите”. Ранее в этом году подобного рода риторика в стиле мачо и крутого парня обеспечила Мэттису поддержку со стороны неоконсерваторов, когда он рассматривался как независимый “джокерный” кандидат для участия в президентской гонке. Среди прочих его поддержал и неоконсерватор Уильям Кристол (William Kristol), редактор журнала Weekly Standard, однако от этой идеи быстро отказались.
  Как и Флинн, Мэттис сводит воедино различные ветви политического ислама, и не в последнюю очередь он пытается связать Иран с Исламским государством. “Я считаю Исламское государство не чем иным, как оправданием для Ирана, используемым для продолжения его зловредных действий, - отметил Мэттис в своей речи в Центре Стратегических и международных исследований. “Иран не является врагом Исламского государства”. На самом деле, сказал Мэттис, обращаясь к присутствовавшим, Иран явно находится в союзе с Исламским государством. “Я хотел бы, чтобы вы просто задумались над таким вопросом: А какое государство на Ближнем Востоке не подвергается нападению со стороны Исламского государства? Есть одно такое государство, и это Иран. И это, я уверен, не случайно”.
  Есть еще один одержимый Ираном член команды Трампа в области национальной безопасности,- это Помпео, который будет директором ЦРУ. Этот нефтяник и новичок в Конгрессе, который привел к победе Чайную партию в 4-м избирательном округе Канзаса в 2010 году, является еще большим новичком в мире иностранной разведки - он только в 2013 году вошел в состав Постоянного специального комитета по разведке Палаты представителей, а до этого, в 2012 году, поработал в составе Специальной комиссии по Бенгази.
  Помпео выступает за расширение наблюдения внутри страны, а также за применение смертной казни в отношении Эдварда Сноудена. “Г-н Помпео в буквальном смысле является экстремистом, - отметил в интервью агентству Bloomberg Стивен Афтергуд (Steven Aftergood), президент Федерации американских ученых (Federation of American Scientists). - Он придерживается экстремальной позиции по вопросу о разведывательном наблюдении, проведению допросов, а также в других областях, и его мнение отличается от характерного для мейнстрима консенсуса”.
  Помпео является резким и бескомпромиссным критиком Совместного всеобъемлющего плана действий (Joint Comprehensive Plan of Action) шести государств в отношении Ирана, который предусматривал строгие и долговременные ограничения в отношении ядерной программы Тегерана. В прошлом году Помпео распространил письмо, написанное 190 генералами и адмиралами в отставке, а также другими офицерами, в котором это соглашение было названо “опасным” и способным привести к войне.
  После этого в примерно двух дюжинах пресс-релизов, трех комментариях, а также в ходе многочисленных появлений на телеканале Fox News он рассказывает о секретных дополнениях к этому договору, якобы нарушающих его целостность. Незадолго до объявления о своем назначении на пост главы ЦРУ Помпео разместил такое сообщение в Twitter: “С я нетерпением жду того момента, когда можно будет отказаться от этой ужасной сделки с крупнейшим в мире спонсором терроризма”.
   Может ли Трамп вместе со своими генералами и с Помпео выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий или вообще отказаться от него? Согласно этой сделке, вступившей в силу в 2015 году, Иран должен сократить на 98% свои запасы низкообогащенного урана, закрыть свой завод в Араке по производству тяжелой воды, а также подземный завод в Фордо, значительно сократить свои производственные возможности и согласиться на поведение тщательной проверки с участием международных инспекторов.
  Конечно, Трамп, как известно, заявил о своем намерении разорвать эту сделку, как только вступит в должность. И хотя многие эксперты считают, что это будет трудно сделать или даже невозможно, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, выступая в программе 60 Minutes на телеканале CBS сказал, что это возможно. “Я думаю, что у нас в распоряжении значительно больше опций, чем вы думаете. Значительно больше, - отметил Нетаньяху. - Всегда есть возможности, различные возможности расторгнуть эту сделку… У меня примерно пять вариантов в голове. И я буду обсуждать их - с президентом Трампом”.
  Мэттис, со своей стороны, отстаивает Совместный всеобъемлющий план действий робкими похвалами. “Мы должны признать, что у нас неполноценное соглашение о контроле вооружений. Во-вторых, что нам удалось добиться лишь ядерной паузы, а не ядерной остановки, и мы должны составлять планы на худшее”, - сказал он прошлой весной. А далее он вызывающе заявил, что по крайней мере, обретенный США опыт в рамках СВПД способен помочь ВВС США при проведении бомбардировок и нанесении ракетных ударов. “Во всяком случае, у нас, по крайней мере, будут более точные данные целеуказания, если в будущем придется воевать”, - сказал Мэттис.
   Вместо отказа от соглашения, что разозлит другие стороны, а именно Россию, Китай, Великобританию, Францию и Германию, и оттолкнет их от США, администрация Трампа скорее предпочтет конфронтацию с Ираном по широкому кругу неядерных вопросов. Это поддержка, оказываемая “Хезболле”; роль Ирана в иракском, сирийском, йеменском и афганском конфликтах; его обычные вооруженные силы (включая военно-морское патрулирование в Персидском заливе, который является очагом напряженности) и программа создания ракет средней дальности. На Капитолийском холме уже появились признаки того, что республиканцы в палате представителей и сенате готовят новые законопроекты о санкциях против Ирана, как по ядерным, так и по другим вопросам. Как сообщает Financial Times, члены конгресса уже связались с командой переходного периода Трампа, чтобы обсудить такие действия.
  Неоконсерваторы, приободрившиеся после того, как Трамп назвал соглашение по Ирану “катастрофой”, и “самой худшей сделкой за всю историю”, подготовили для новой администрации план по постепенному разрушению заключенного соглашения за счет выдвижения других, не относящихся к этой теме вопросов. Трамп должен стремиться к заключению “соглашения с Ираном по достоверному сдерживанию его региональной агрессии, государственной поддержки терроризма и подавления прав человека внутри страны, - написали на страницах Washington Post сенатор Джо Либерман (Joe Lieberman) и Марк Уоллес (Mark Wallace) из организации United Against Nuclear Iran (Вместе против ядерного Ирана). - Если Иран не изменит свой курс, вновь избранный президент должен открыто и четко заявить о том, что он готов ввести новые комплексные санкции против Ирана, а затем выйти из СВПД, объяснив причины”.
  Одобрительно отозвавшийся о книге Флинна Либерман в этом месяце выступил на Капитолийском холме на конференции, созванной Организацией моджахедов иранского народа (MEK), чтобы обсудить смену власти в Иране (МЕК несколько лет находилась в списке террористических группировок Госдепартамента, и многие считают ее сектой, не имеющей почти никакого влияния среди иранцев). “Выборы имеют последствия, - заявил Либерман. - Говоря об Иране, я могу сказать вам, что передача власти от Барака Обамы Дональду Трампу это очень обнадеживающее событие. Теперь у нас появилась администрация, которая не станет защищать и отстаивать соглашение по Ирану, но будет готова оспорить его”.
   Один из парадоксов новой администрации состоит в том, как она будет строить свою политику по отношению к России, особенно в условиях, когда дело может дойти до открытого противоборства с Ираном, который является союзником Москвы и ключевым участником войны в Сирии и Ираке. Генералы Трампа, особенно Флинн, однозначно причисляют себя к антироссийскому лагерю, а сам Флинн в “Поле боя” называет Россию главной зачинщицей антиамериканской агрессии в мире в союзе с Ираном. “Нет оснований верить в то, что Путин одобрит сотрудничество с нами; скорее, все будет как раз наоборот, - пишет он. - Путин твердо намерен делать то же самое в тандеме с иранцами: вести против нас войну”.
   Но как это ни странно, представляя Россию в качестве опасного противника, Флинн навлек на себя критику как с левого, так и с правого фланга из-за своих частых появлений на российском пропагандистском телеканале RT, где он выступает с платными речами, а также из-за того, что он присутствовал на обеде в Москве в честь RT, где сидел неподалеку от российского авторитарного лидера Владимира Путина. (Когда Washington Post задала ему вопрос, зачем он выступает на RT, если ею “управляет государство”, Флинн ответил: “А CNN это что?”) Подобно Трампу, Флинн говорит о том, что США и Россия могут совместно отыскать путь к разрядке. “Как нам сопоставить стратегию национальной безопасности США со стратегией национальной безопасности России, вопреки всем тем проблемам, с которыми мы сталкиваемся?” - спрашивает Флинн.
   Незадолго до увольнения из РУМО в 2014 году Флинн разгневал свое пентагоновское начальство, спланировав пару встреч с российскими разведслужбами на пике украинского кризиса. Он действовал в рамках “инициативы по обмену разведывательной информацией”, которая предусматривает визиты руководителей российской военной разведки в Вашингтон. По сообщению New York Times, обе встречи были отменены.
  Это весьма противоречивые сигналы, и когда и если Трамп, Флинн, Мэттис и прочие спровоцируют конфронтацию с Ираном, они также создадут очаг конфликта с Россией. Безусловно, и Трамп (который, по словам ЦРУ, получал тайную поддержку на выборах от российских спецслужб), и выдвинутый им на пост госсекретаря руководитель Exxon Mobil Рекс Тиллерсон, поддерживают деловые и личные связи с российской элитой. Но все шансы на российско-американскую разрядку испарятся, если администрация Трампа попытается сколотить на Ближнем Востоке альянс против Ирана.  То же самое можно сказать и о Сирии: хотя Трамп намекает, что Соединенные Штаты могут вступить в союз с Россией против ИГИЛ, это не совпадает с точкой зрения Флинна, Мэттиса и Помпео, полагающих, что Россия, Иран и “Хезболла”  выступили в крестовый поход против Америки в ближневосточном регионе, защищая сирийского президента Башара аль-Асада.
  Одно можно сказать наверняка. Если отношения между США и Ираном при Трампе ухудшатся (а сегодня это кажется неизбежным), иранские сторонники жесткой политики усилят свои политические позиции. Президенту Хасану Рухани, ставшему одним из архитекторов СВПД, все труднее бороться за свое переизбрание в 2017 году. Если враждебное отношение со стороны Вашингтона усилится, политические позиции Рухани будут подорваны, а шансы его бескомпромиссных противников возрастут. Это относится и к Корпусу стражей исламской революции, которые хотят свергнуть Рухани и давно уже заявляют, что США нельзя доверять как дипломатическому партнеру. Поскольку влияние иранских поборников жесткого курса возрастает, появляется все больше шансов на то, что в случае провокационных действий Вашингтона Иран будет нагнетать обстановку, стремясь поставить своего противника в невыгодное положение. А это в конечном счете готовая формула войны.
Оригинал публикации: Trump’s Foreign-Policy Appointees Are Set to Provoke War With Iran
Источник: http://inosmi.ru/politic/20161220/238426267.html 
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|