Карабахская “карта”, или почему Армения и Турция вновь вспоминают прошлое

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 17 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image
 

О системе отношений Россия - Армения - Азербайджан - Турция

            Вице-премьер Турции Мехмет Шимшек на 62-й сессии Парламентской ассамблеи НАТО в Стамбуле заявил, что Турция откроет границу с Арменией при условии прекращения ею оккупации земель Азербайджана. Это ответ на заявление президента Армении Сержа Саргсяна РИА Новости о том, что открытие армяно-турецкой границы может произойти только по обоюдному желанию Еревана и Анкары без предварительных условий. Турция и Армения - самостоятельные субъекты мировой политики - вправе решать свои собственные национальные задачи. Поэтому на первый взгляд может показаться, что эти два заявления относятся к разряду дежурных, поскольку Анкара и Ереван время от времени обмениваются такого рода сигналами.

            Но самый поверхностный анализ конкретной ситуации всегда заставляет ее оценивать исходя из классического принципа места, времени и обстоятельств.   В данной случае место не имеет значения, главное - время и обстоятельства.   Заявления Шимшека и Саргсяна приходятся на момент после апрельской войны в Нагорном Карабахе, которая - помимо всего другого - сорвала переговорный процесс по урегулированию конфликта. Эта война также пришлась на период обострения в российско-турецких отношениях из-за сбитого в ноябре прошлого года в воздушном пространстве Сирии турецкими ВВС российского бомбардировщика. По ходу войны глава МИД России Сергей Лавров квалифицировал заявления Анкары о том, что она всегда рядом с Баку, совершенно неприемлемыми, подчеркивая, что они ведут к войне, а не к миру.  Более того, глава правительства России Дмитрий Медведев не исключал влияния извне на ситуацию и допустил наличие турецкого фактора. По его словам, турецкий фактор есть - хотя бы потому, что Турция высказала свою позицию.

            После того как стали налаживаться российско-турецкие отношения глава МИД России Сергей Лавров выступил со любопытным заявлением: Если вдруг Армения и Турция вернутся к выполнению своих договоренностей без связи с карабахским конфликтом, мы будем только рады, но наше ощущение, что прогресс в карабахском урегулировании будет ключевым для того, чтобы армяно-турецкие отношения нормализовались. Министр назвал важным фактором то, что Турция может сыграть позитивную роль, обеспечивая разблокирование Нагорного Карабаха, Армении, обеспечение нормального взаимодействия в регионе: экономического, логистического, транспортного, инфраструктурного. Но дело в том, что, во-первых, Нагорный Карабах не имеет границы с Турцией, и во-вторых, в том, что процесс нормализации армяно-турецких отношений был обозначен в октябре 2009 года известными Цюрихскими протоколами, в которых вообще нет упоминания о Нагорном Карабахе.

            Ратификация этих документов турецким парламентом была сорвана под давлением Баку, который потребовал от своего союзника Анкары использовать пакетный принцип, то есть увязывать ратификацию с карабахским урегулированием. Это проходило на уровне устных договоренностей между Турцией и Азербайджаном и в юридическом смысле не имеет никакого отношения к армяно-турецким отношениям. В то же время из заявления Лаврова вытекало, что ключевым считается прогресс в карабахском урегулировании для того, чтобы армяно-турецкие отношения нормализовались, хотя Турция не имеет никакого отношения к нагорно-карабахскому урегулированию, но все равно увязывается.   Когда армянские и российские эксперты стали задаваться таким вопросом, официальный представитель МИД России Мария Захарова уточнила позицию: Мы же не говорим о позитивной роли Турции, как сопредседателя. Мне кажется, для армянской аудитории надо написать простую вещь - что Турция является членом Минской группы. И если такая группа существует, то конечно, как от Турции, так и других стран, требуется конструктивная работа. Но какая?    Оказать давление на Азербайджан с целью возобновления переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, пойти на восстановление своих отношений с Арменией, и существует ли вообще взаимосвязь между двумя этими проблемами, если не иметь в виду пакетное соглашение по урегулированию конфликта, увязанного с отношениями Анкары и Еревана? Такую очевидную логическую несостыковку вынужден был объяснять пресс-секретарь президента НКР Давид Бабаян: Когда Лавров говорит, что Турция может сыграть роль, он открывает скобки, отмечая, что подразумевает под позитивной ролью. Видит ее в том, что Армения должна быть разблокирована и использует также термин разблокирование Нагорного Карабаха. То есть, сыграть позитивную роль и отказаться от деструктивной политики, не предпринимать хотя бы негативных шагов, и это уже будет позитивом.

            Фраза Бабаяна в отношении Турции не предпринимать хотя бы негативных шагов, и это уже будет позитивом - еще один тезис с более широким смысловым наполнением. Стоит ли после этого удивляться, что Смоленская площадь, которая ранее отбивалась от Баку в отношении наличия какого-то плана Лаврова по нагорно-карабахскому конфликту, оказалась на сей раз под информационным прессингом армянских СМИ. Они стали утверждать, что как только Россия стала предпринимать попытки восстановить отношения с Турцией, то сразу появились армянские вопросы, то есть армяно-турецкие отношения и карабахская проблема стали темой, что находящиеся под контролем армянской стороны определенные территории будут переданы Азербайджану, когда он даст согласие на членство в Евразийском экономическом союзе, сотрудничать с которым намерена и Турция, стремящаяся устранить ограничения на транспортное сообщение с Азербайджаном и т.д. Мы это к тому, что проблема нормализации армяно-турецких отношений, как правило, разыгрывается сразу на нескольких досках.

            Кстати, достаточно вспомнить, что еще недавно в период переговоров Еревана с Брюсселем по Восточному партнерству Ереван подавал сигналы о необходимости разрешения вопроса с закрытой Турцией границей, без чего, по его мнению, подписание Договора о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли было бы неполноценным. Если бы тогда Анкара подыграла Еревану, то ситуация в регионе качественно бы изменилась: Ереван, оказавшийся в зажиме между двумя тюркскими плацдармами, терял бы возможности для маневрирования на карабахском направлении. Не случайно бывший посол Турции в США Ньюзхет Кандемир выступал с призывом пересмотра Анкарой своей внешней политики, отмечая, что налаживание дипломатических отношений между Турцией и Арменией не состоялись по причине давления Азербайджана, и это, по его мнению, противоречит интересам Турции. В этой связи складывается устойчивое ощущение, что Анкара, разыгрывая армянскую карту, видимо, выставила перед Брюсселем в качестве главного условия свое вступление в ЕС, не включив поэтому в Цюрихские протоколы карабахскую проблематику. И вот результат: Армения вступила в Таможенный союз, а потом и в Евразийский экономический союз. Входило ли это в задачу турецкой и азербайджанской дипломатии - вопрос открытый, как и тот, что после апрельской войны в Нагорном Карабахе началась с помощью России выравнивание Армении в балансе вооруженных сил с Азербайджаном. Ситуация в регионе заметно изменилась.

            Допустим, что сейчас Турция услышит призыв президента Саргсяна открыть армяно-турецкую границу без предварительных условий. Но, как пишет азербайджанский политолог Вугар Халилов, военная операция Турции против так называемого Исламского государства (структура, запрещенная в России) и курдских боевиков - это ответ на нежелание западной коалиции во главе с США подавить годами разрастающийся радикализм у границ своего главного союзника по НАТО. Более того, по Халилову, США и Европа еще в январе 2014 года запустили в Турции сепаратную программу, и разблокирование в таких условиях границы Турции с Арменией приобретает более глубокий геополитический смысл, имеющий прямое отношение к будущей конфигурации Ближнего Востока с возможным эффектом бумеранга. Это может осложнить, а не облегчить процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

            Президент Саргсян в интервью генеральному директору МИА Россия сегодня Дмитрию Киселеву заявил, что желает видеть свою страну сильным государством, не иметь проблем ни с Азербайджаном, ни с Турцией. Но для того, чтобы станцевать такое танго втроем нужно, чтобы все партнеры изменились и приняли хотя бы общую музыку. Летом нынешнего года глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер призвал Ереван и Анкару к поиску путей для мирного урегулирования. По его мнению, обе стороны должны осознать исторические события, связанные с уничтожением армян в Османской империи в 1915—1916 годах, начать более широкие переговоры. При этом глава МИД ФРГ употребил термин геноцид, хотя уточнил, что конфликты в конечном счете нельзя объяснить использованием только одного термина. Но до этого ой как далеко, так как нет общего желания преодолевать трагическое историческое, да и недавнее наследие.


Источник: ИА REGNUM: Ст.Тарасов_Карабахская “карта”, или почему Армения и Турция вновь вспоминают прошлое

 
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|