Нагорный Карабах: Баку и Ереван в тисках дипломатического тупика

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 7 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image
 
 

Кто сломал закулисную игру по урегулированию конфликта

            Как заявил посол США в Азербайджане Роберт Секута, Вашингтон работает в направлении урегулирования нагорно-карабахского конфликта с сопредседателями Минской группы ОБСЕ, а также с властями Азербайджана и Армении. Он также сообщил, что в рамках Генеральной ассамблеи ООН ожидается встреча по карабахскому урегулированию, так как Вашингтон считает, что конфликтующие стороны должны проводить встречи и работать в этом направлении во имя обеспечения стабильности, мира и благополучия в регионе. Правда, остается неизвестным, станут ли Соединенные Штаты на сей раз выступать в роли главного посредника в процессе урегулирования конфликта. Напомним, что ранее госсекретарь США Джон Керри призвал Баку и Ереван вести переговоры по существу, чтобы выйти на комплексное урегулирование растянувшегося на десятки лет конфликта. Под существом имелось в виду выполнение сторонами своих обязательств, включая меры укрепления доверия, которые они согласовали на встречах в Вене 16 мая и в Санкт-Петербурге 20 июня.

            ИА REGNUM не раз обращалось к загадочным аспектам четырехдневной кровопролитной апрельской войны в Нагорном Карабахе. И не только мы. Радиостанция Голос Америки, комментируя это событие, отмечала, что результатом ее стало изменение статус-кво в регионе. Сначала, как заявлял научный сотрудник Атлантического совета Бренда Шаффер, многим думалось, что в пользу Азербайджана.  Но, как оказалось, Баку, объявляя о победе в войне, оказался неспособным конвертировать ее в политико-дипломатические достижения. В прорыв пошел Ереван, впервые на официальном уровне допустивший возможность признания Арменией Нагорно-Карабахской республики. Однако вскоре стало ясно, что в Армении существуют силы, ориентированные на блокирование этой проблемы, поскольку, когда 16 мая в Вене при посреднической миссии МГ ОБСЕ и при прямом участии глав внешнеполитических ведомств стран-сопредседателей состоялся саммит президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна, армянская сторона почему-то не выдвинула в качестве главного условия возобновления переговорного процессе по урегулированию конфликта участие Степанакерта. Ясно, что это была уступка Азербайджану. Не ясно, под чьим давлением и почему это было сделано.

            Считается, что главным инициатором венской встречи была американская сторона. Тогда была достигнута договоренность о внедрении механизмов расследования приграничных инцидентов и о расширении мандата по мониторингу в зоне конфликта международных наблюдателей. Правда, под венским документом не оказалось подписи Азербайджана, хотя он целиком вписывался в концепцию Мадридских принципов, лежащих в основе переговоров. Существует правдоподобная версия, что апрельская война спутала какие-то расчеты Баку и Еревана, склонявшихся к мысли на двухсторонней основе провести формулу возврата территорий взамен на признание Нагорного Карабаха в составе Армении и разблокирование всех коммуникационных коридоров. Более того, циркулировали слухи, что Баку готов был принять такой сценарий, но том в случае, если бы Ереван брал на себя дополнительные обязательства по выводу со своей территории российской военной базы в Гюмри. Голос Америки ссылался на мнение американского эксперта Александра Муринсона, который проанализировал интервью Саргсяна от 23 апреля.

            Война может вспыхнуть в любой момент в горячей точке Кавказа - Нагорном Карабахе, и перспектива продолжения переговоров по урегулированию конфликта невелика, отмечал эксперт. Россия, США и Франция - как посредники от ОБСЕ - должны обеспечить меры по укреплению доверия до начала новых мирных переговоров, в частности, механизм расследования факто нарушений режима прекращения огня, который бы точно определил, какая сторона несет ответственность за его нарушение.  Саргсян потребовал гарантий того, что такие нарушения больше не повторятся.   Муринсон приводит и другое заявление Саргсяна: посредничества России в сохранении перемирия может быть недостаточно, чтобы предотвратить возобновление боевых действий в еще большем масштабе. В этом контексте заходит разговор о введении в Карабах российских миротворцев. Армянская сторона в лице Саргсяна восторженно приняла эту идею (в интервью Deutsche Welle Саргсян сказал, что приветствует российскую инициативу), - отмечает эксперт. - Азербайджанская сторона отнеслась к ней холодно, подчеркнув, что это возможно только при определенных условиях, а именно - если пять районов, прилегающих к Карабаху, будут переданы под контроль Азербайджана: лишь тогда можно будет начать обсуждение вопроса о введении российских миротворческих сил.

            Араз Азимов (заместитель министра иностранных дел Азербайджана) заявил, что тут нужно обращать внимание на термины миротворческий и примирительный, поскольку название и статус сил связаны непосредственно с их полномочиями. Статус и полномочия этих войск будут зависеть от подписанного соглашения. При этом, по словам Азимова, чем больше будет доверия, тем меньше будет потребность в примирительных силах, и не возникнет необходимость в предоставлении им некоторых полномочий. Азимов дал понять, что на данном этапе он не готов ни к какому введению российских миротворческих сил (хотя полностью эту идею и не отрицает), — уточняет Муринсон.  После этого 20 июня в Санкт-Петербурге уже при прямом посредничестве президента России Владимира Путина и при участии сопредседателей Минская группа было достигнуто взаимное соглашение. Азербайджан и Армения подтвердили своими подписями на данном этапе приверженность достигнутым в Вене принципам урегулирования конфликта.

            Комментируя это событие, американский сопредседатель МГ ОБСЕ Джеймс Уорлик следующим образом обозначил переговорную повестку: Путин принимал двух президентов в Санкт-Петербурге. Как следствие, мы хотели бы видеть воплощение в жизнь договоренностей, достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге, а также договоренности о следующих шагах в мирном процессе. Вот над чем нужно работать. Благодаря этим саммитам возникло множество условий урегулирования. К примеру, расширение наблюдательной миссии ОБСЕ в Нагорном Карабахе. Мы, конечно, хотели бы увидеть развитие этой договоренности. Кроме того, США совместно с Россией и Францией будут вовлечены в Вене и в столицах в работу над расширением наблюдательной миссии. Только после этого можно будет переходить к широким переговорам. Кстати, тогда же Уорликом были и обозначены возможные перспективы: Урегулирование предполагает возвращение части территории под контроль Азербайджана в обмен на статус Нагорного Карабаха.

            Но, как уже бывало не раз, появились важные нюансы. Сначала Баку фактически стал отказываться от нового предложения по укреплению режима прекращения огня и созданию механизма расследования инцидентов, начал выхолащивать венские и санкт-петербургские соглашения. В связи с этим появилось заявление заместителя главы МИД Армении Шаварша Кочаряна: Сейчас предметом обсуждения является вопрос закрепления режима прекращения огня, прекращения диверсий со стороны Азербайджана, усиления возможностей мониторинговой группы ОБСЕ, потому что очевидно, что без этого невозможно говорить о переговорном процессе. Кочарян ввел в нагорно-карабахское уравнение новый коэффициент. В математике, как и в политике, ввод новой переменной всегда меняет не только тип уравнения, но и способ его решения.  Кочарян констатировал, что после апрельской войны следует пересмотреть все достигнутые прежде договоренности по вопросу урегулирования конфликта. В свое время была сделана очень серьезная уступка в виде согласия принять за основу Мадридские принципы, предусматривающие отложенный референдум по статусу Карабаха, - подчеркнул заместитель министра. - Тогда сопредседатели очень четко обосновали причину отложенного референдума: власти Баку могли подготовить свой народ к той мысли, что Карабах не будет в составе Азербайджана. Необходимо исходить из той реальности, что документ приняли за основу лишь Армения и Азербайджан, а Карабах его за основу не принимал.

            Отметим, что Мадридские принципы, появившиеся в 2007 году, не имеют юридической силы. Их реализация или не реализация, готовность или не готовность вести на их основе переговоры по урегулированию конфликта, зависят только от политической воли конфликтующих сторон. Ранее Азербайджан сам не раз выступал с критикой этих принципов, равно как и МГ ОБСЕ. Так, известный бакинский политолог Расим Мусабеков в одном из своих интервью весьма своеобразно диагностировал ситуацию: Азербайджан критикует Минскую группу за безрезультатность ее деятельности, за то, что длительные переговоры не заканчиваются конкретными решениями, что резолюции Совета Безопасности ООН как бы выводятся за скобки переговоров, хотя их никто не отменял, и именно они являются отправной точкой для этих самых Мадридских принципов. Суть их в том, что оккупированные азербайджанские территории должны быть освобождены, а армянские войска выведены.

            Но проблема в том, что в известном нам тексте Мадридских принципов, точно так же, как и в венских и санкт-петербургских соглашениях, описаны только возможные технологии в урегулировании конфликта без ссылок на резолюции СБ ООН. Поэтому подмена переговорной повестки прямо по ходу действий превращает переговоры в бесплодную дискуссию. Сопредседатели Минской группы вместо того чтобы найти развязку по главным противоречиям, - подчеркивал Мусабеков, - вбрасывают темы «о мерах доверия», «укреплении режима прекращения огня» и прочее, которые по существу пролонгируют нынешнюю ситуацию, а не приводят к ее изменению. Но теперь укрепление режима прекращения огня прописано в санкт-петербургском соглашении, подписанном президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Это первое. Второе, Армения, заявляя о возможности пересмотра Мадридских принципов или отказа от них, вроде бы начинает играть уже на поле Азербайджана, поскольку такой шаг может затруднить или вообще упразднить работу МГ ОБСЕ. Если, как заявляют в Баку, Ереван видит в переговорах под эгидой Минской группы инструмент легализации осуществленных территориальных захватов либо в продлении существующего положения на неопределенный срок, то теперь Армения фактически предлагает Азербайджану играть вместе - и, возможно, уже без Минской группы.

            Есть, правда, один важный нюанс. Венские и санкт-петербургские соглашения подтвердили приверженность подписанному в мае 1994 года в Бишкеке Протокола о прекращении огня, основывавшегося на положениях Заявления Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 года. То есть, Протокол - это бессрочное соглашение. Более того, он подписан Баку, Ереваном и Степанакертом. То есть, отказ от посреднических усилий МГ ОБСЕ, от Мадридских принципов может перевести нагорно-карабахский конфликт под патронаж СНГ, в чем и просматривается четкая логика в действиях Еревана.  А если Баку первым пойдет на признание независимости Нагорного Карабаха, станет предпринимать усилия, для начала и хотя бы экономические, чтобы отсечь Степанакерт от Еревана, или вернет Степанакерту право быть полноправным участником переговорного процесса по урегулированию конфликта, даже если против этого будет выступать Ереван?   Но пока Азербайджану и Еревану говорить в принципе не о чем, что ставит под сомнение саму возможность как организации очередной встречи на уровне президентов, так и глав МИД двух стран в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи ООН.


Источник: ИА REGNUM

 
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|