Непрочитанная речь Акрама Айлисли

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 40 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

Психология власти не терпит писателей, имеющих свой взгляд

(Текст предполагаемого  выступления на Венецианском Международном литературном фестивале Пересечение цивилизаций 31 марта)


           
Ещё в Баку, когда я стал думать с чего мне начать своё выступление, если здесь  будет  в нём надобность, сразу же пришли в мою голову следующие  тревожные слова: Перед вами стоит совершенно беззащитный  человек. И тут же слышался мне мой возмущённый внутренний голос.

            “Не жалуйся,-  сказал он,- не ворчи  по-стариковски. Не один ты такой на свете – есть люди куда более беззащитные!

            К сожалению, так оно и есть, дорогие мои  коллеги! Теперь уже все мы беззащитны  перед немыслимо жестоким временем.

            В истории бывают периоды, когда пустоту человеческих сердец ничто не может заполнить: ни религия, ни наука, ни литература.

            Духовные и художественные авторитеты  будто безвозвратно ушли в прошлое. Государственные институты самых развитых стран оказались неспособными  предложить  сколь–нибудь  приемлемую идею для выхода из создавшегося морального и духовного тупика.

            В своё  время мои соотечественники  по вере проклинали  Советскую власть за то, что она закрыла нам двери наших религиозных храмов. Теперь в моей стране количество мечетей скоро сравнится с количеством школ, но от этого никто из моих   соотечественников ближе к Богу не стал.

            В церквях и мечетях теснота,  в головах тоже. У людей нет уже душевной силы, чтобы смотреть в будущее с надеждой, и нет у человека времени, чтобы заглянуть в свою душу. Во всём мире упала культурная планка.  Люди поняли, что и в культуре нет спасения.

       Господи, я замёрз в этом мире,

        Прости, что в помещении хожу в пальто.

        Здесь всё твоё уже разгромили,

        А из нашего не греет ничего.

            Вряд ли можно лучше выразить боль наших сердец, чем это сделал молодой русский поэт в этих четырёх строках.

            Мы все оказались теперь беспомощными. Оказались беззащитными не только человек,  но и целые народы и нации.

            Никто не собирается нести ответственность за – унёсшие сотни тысяч жизней и  покалечившие миллионы человеческих судеб – преступные политические авантюры в Чечне, Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, Йемене, Донбассе…

            Если так пойдёт и дальше, то в ближайшее время в мире хлынет настоящее море самых ужасных преступлений, которые так и останутся навсегда безнаказанными.

            Как говорил Солженицын, насилие и ложь – эти две вещи всегда стояли рядом. Насилие не живёт одно и неспособно жить  одно: оно непременно сплетено с ложью. Насилию нечем прикрываться кроме лжи.

            Насилие – это не только террористические акты, осуществляемые ныне в мире в невиданных масштабах и взывающие в каждом из нас тревогу  за нашу жизнь и за судьбу наших родных и близких. Оно не менее страшно ещё и тем, что тайком пробираясь в сознание, развращает наши сердца, убивает в нём веру в добро и справедливость, делает нас беспомощными перед невежеством и мракобесием. Оно безжалостно путает добро со злом.

            Огромное количество людей, не имеющих за душой ничего, или имеющие в душе зловещую пустоту, прикрываясь так называемой национальной идеей, безнаказанно сеют семена ненависти между народами и нациями, мирно жившими  ещё  вчера бок о бок друг с другом.

            Националист тем  страшен, что он по характеру своему бессердечный оптимист,  отвергающий трагическое восприятие  жизни, что в корне противопоказано  истине. Это- бунт против разума и гуманности. Это – наглая ложь, изрекаемая дьявольски  ожесточёнными людьми, позволяющими  себе великую наглость провозглашать себя носителями единственно правильной идеи и истинными борцами за народное счастье. А навязываемый сверху патриотизм  даёт великие шансы таким фашиствующим ублюдкам  превратить народ в безмозглую толпу.  Но мы знаем, что самое близкое, близстоящее к толпе и есть самое продажное . И что обращаться к массе как к народу – это толкнуть его на долгое и злое мракобесие.

            Когда  живёшь среди грешников грех  к тебе так и липнет. Но писатель тем и писатель, что даже в самых экстремальных условиях умеет сохранить в себе спокойное сознание перед истинной правдой.

            “Правда выше Некрасова, выше Пушкина, выше народа, выше России, -писал в своё  время Достоевский.

            “Остерегайтесь писателей провозглашающих себя голосом нации, -предупреждает другой великий русский писатель – наш современник Андрей Битов

            Чтобы стать любимцем массы можно писать как угодно и что угодно.

            Но стать родным человеком для своего читателя дано лишь немногим писателям.

            Вся истинная литература – это путь честно пройденный, путь мысли и чувства, прожитых  самим писателем.

            Писатель не потому писатель, что его обожает  масса читающей публики.

            Он – подлинный выразитель непреходящих  моральных ценностей, которому народ доверяет свою боль. И когда народ начинает терять лицо от этого больше всех страдают писатели.

            Писатель – это учитель из сердца народа, и он нисколько не виноват в том, что политикам не дано понять эту его волшебную особенность.

            Психология власти не терпит писателей, имеющих свой взгляд на происходящие в жизни общества судьбоносные события.  Таких писателей власть наказывает жестоко и страшно. И в моём случае поступила она также жестоко и безжалостно.

            Но об этом  не стану распространяться: не хочу позорить перед иностранной аудиторией свою маленькую страну, которую я не стал меньше любить и после того, что сделали со мной её нынешние правители.

            В моей истории было много печального, но было и немало полезного и поучительного.

            Мне кажется, что  своим небольшим сочинением, изданным теперь и на итальянском языке, мне удалось достичь своей главной цели: я  спас  множество армян  от ненависти к моему народу.

            И  понял,  что в этом кровавом конфликте не виноваты ни мы, ни армяне – народы никогда  не стали бы воевать, если бы политика не вмешивалась в их жизнь.

            И я ещё раз убедился в том, что наши народы хороши каждый  сам по себе, но вместе они просто прекрасны.

            Я всегда знал, что от невидимого до видимого можно дойти  только через страдания. Теперь я прошёл этот  путь собственными шагами, стараясь  не спотыкаться и не упасть. Видимо, душе моей надо было измучиться окончательно, чтобы заново осознать  и познать себя среди множества людей, склонных к сиюминутной продажности  и сезонному предательству.

            Бывают эпизоды жизни, стоящие много жизней.  В этом эпизоде моей жизни  я был для кого-то героем, а для кого-то предателем. А сам я  ни на минуту не сомневался в том, что я не герой и не предатель,   просто нормальный писатель и  гуманист,  умеющий сострадать чужой боли.

            Я оказался в положении  Галилея,  который ни на секунду не сомневался в своей правоте, но с этой своей бесспорной для себя правдой  не смог достучаться  до заржавевших сердец блюстителей  общепризнанных догм.

            Я лишился покоя и благополучия ради маленького шага к сближению  двух родственных народов,  связанных  не только географическим соседством ,  но и многовековой  исторической судьбой.

            И нет у меня более заветной мечты, чем вновь видеть их вместе.

            И мне очень хочется дожить до этого светлого  дня.

Источник: Сontact.az


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|