“СИНДРОМ ГАИШНИКА”: КУДА УТЕКАЮТ ВАЛЮТНЫЕ ЗАПАСЫ АЗЕРБАЙДЖАНА

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 10 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Дом сперва постепенно ветшает, затем гибнет

Мокшадхарма (Основа освобождения)

            Любой путь начинается с первого шага, – предупреждали древнекитайские мудрецы. В том числе и к краху, – добавим со своей стороны. Основы финансово-экономической модели независимой Азербайджанской Республики были заложены во время правления Гейдара Алиева – отца нынешнего президента этой страны. Точнее, с подписанием в 1994 году Контракта века (рассчитаного на 30 лет) между 13 крупными нефтяными компаниями, специализирующимися на добыче нефти, представляющими 8 стран мира, и Азербайджаном по совместной разработке трех нефтяных месторождений в азербайджанском секторе Каспия. В дальнейшем были подписаны ещё 26 соглашений с участием 41 нефтяной компании из 19 стран мира. В декабре 1999 года первые два танкера с азербайджанской нефтью вышли на мировые рынки, и потоки нефтедолларов хлынули в Баку.  
           
Но в рамках данной статьи мы не собираемся рассказывать читателям о самом Контракте века. В этой связи хотим отметить, во-первых, то, что правительство Азербайджана тщательно скрывает от населения формулу, на основе которой происходит раздел прибыли от продажи нефти. По данным некоторых исследователей, в то время как нефтяные компании покрывают свои расходы и получают 25-30% прибыли (за время работы нефтяного месторождения), прибыль правительства Азербайджана составляет 70-75 %.
           
Другие авторы утверждают, что, согласно контракту, 30 % продукции шло Азербайджану, 70 % – инвесторам. Однако по мере возвращения первоначальных вложений пропорция менялась: в 2006 году вышли на 80 / 20, а в 2015 году уже 90 / 10.
           
Согласно заявлению И. Алиева, на начальных этапах доля зарубежных инвесторов была примерно 75 % на 25 % в пользу иностранцев. После того, как они вернули свои инвестиции, долевой раздел начал меняться – на уровне 50 на 50 %. В середине 2008 года этот долевой раздел изменился в пользу Азербайджана, и с середины 2008 года по сегодняшний день, составляет 75 % на 25% в пользу уже Азербайджана.
           
Между тем, насколько нам известно, формула 75 / 25, о которой говорит Алиев, действует тогда, когда цена одного барреля нефти на мировых рынках становится выше $ 70. А когда цена ниже этого уровня, тогда действует формула, согласно которой 75 % нефтяных доходов принадлежит иностранным компаниям.  Вот почему падение цен на нефть на мировых рынках до $ 30 и ниже, что мы наблюдаем в последнее время, является поистине драматичным для Азербайджана.
           
Во-вторых, даже при действии такой формулы при высоких ценах на нефть Азербайджан все же получал гигантские доходы от ее продажи. Но, как показал опыт предыдущих лет, правительство АР предпочло использовать эти доходы таким образом, что страна оказалась ещё более зависимой от доходов от добычи и продажи энергоносителей. Приоритет был отдан в основном нефтяной инфраструктуре, а не развитию человеческих ресурсов, и что немаловажно, власть стала еще больше авторитарной. Чтобы до конца понять, насколько такая ситуация стала губительной для страны, отметим, что в нефтяном секторе занят всего лишь 1 % всей рабочей силы страны, тогда как в сельском хозяйстве трудится около  половины  трудоспособного населения. Несмотря на многократные заявления И. Алиева якобы о диверсификации экономики, ослаблении ее от экспорта углеводородов, в реальности в этом направлении не было сделано ровным счетом ничего, а принятые им многочисленные документы фактически остались на бумаге. И, как результат, по мнению большинства наблюдателей, на сегодня Азербайджан стал еще более зависимым от экспорта углеводородов государством. По итогам января 2015 года доля нефтепродуктов в экспорте страны составила 87,69 %. Доля поступлений от нефтяного сектора в госбюджет-2015 превышала 65 %. При этом при формировании бюджетных прогнозов в качестве базовой цены за баррель нефти взяты $ 90.
            По справедливому замечанию некоторых экспертов, чрезмерная роль нефти в экономическом росте вывела страну на путь неустойчивого развития. Значительную часть нефтяных и газовых доходов правительство Алиева израсходовало на поднятие своего имиджа в мире. Много денег было растрачено на крупные проекты, которые ныне мёртвым грузом лежат на населении, не принося никакого дохода. Это в первую очередь относится к крупным спортивным сооружениям, многочисленным паркам и музеям имени Гейдара Алиева, которые построены буквально в каждом крупном населенном пункте, и на памятники родителям действующего президента. 

           
Мы справедливо гордимся нашей нефтяной стратегией, – заявил И. Алиев в 2012 году. Но, увы, спустя два года – в августе 2015 года – ему  пришлось отказаться от своих ранних заявлений об успехах нефтяной стратегии: Мы должны отложить нефть и газ, вообще забыть про них, – заявил президент АР.
           
Но, последнее заявление президента было слишком запоздалым, а шанс спасти экономику Азербайджана, по мнению многих экспертов, был упущен. Ошибки Ильхама Алиева, по справедливому выражению политолога Мехмана Гафарлы, удостоят Азербайджан судьбы шахского Ирана, Египта и Сирии. Согласно его словам, И. Алиев допустил роковую ошибку, привязав национальную валюту (манат) к доллару США. По данным ЕБРР, уже в 2006 году доля нефтяного сектора в ВВП Азербайджана составила 54 %, а в 2008-м подскочила до 60 %, и при высокой инфляции (43 % за 2006-2008 годы) происходило плавное укрепление местной валюты-маната (на 13 % к доллару США за данный период). В результате, ввиду высокого курса национальной валюты, производить товары на месте, в том числе заниматься сельским хозяйством, стало делом убыточным. Сегодня многие земли, пригодные для сельскохозяйственных нужд, пустуют. Таким образом, крепкий манат добил азербайджанских производителей, – пишет М. Гафарлы.
           
Эти и другие ошибки правительства Азербайджана, которые можно долго перечислять, привели страну к экономическому коллапсу, а ведушие аналитики страны впервые стали говорить об угрозе развала государства, об обратном отсчете для Азербайджана, о том, что для прикаспийской страны песочные часы уже запущены.
           
А теперь о том, как рухнули мифы о безаналоговом развитии Азербайджана в начале 2015 года. Вот как описывает события февраля того года корреспондент одной из российских газет: Еще утром в субботу, 21 февраля 2015 года, официальные лица Азербайджана говорили, что манат стабилен, процесс контролируем. Напоминали о золотовалютных резервах Азербайджана – около $ 50 млрд., соизмеримо с ВВП. Однако уже в середине дня пришло сообщение Центробанка Азербайджана о новом курсе: теперь $1 продавался за 1,05 маната, девальвация – на 33,5%. Сразу поднялись цены на автомобили, электронику.
           
Тем не менее, уже тогда многие эксперты были более чем уверены в том, что манат ждет очередная девальвация. Власти же, наоборот, продолжали утверждать, что якобы национальным деньгам ничего не угрожает. Даже предупреждение американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, которую нередко называют теневым ЦРУ, о том, что если цены на нефть будут продолжать снижение, в результате чего экономические трудности еще более усугубятся, то Азербайджан не застрахован от нестабильности, то есть новых акций протеста… если акции распространятся на остальные регионы, Азербайджан столкнется с самым серьезным социальным и политическим давлением за последние 10 лет , не подействовало на руководство в Баку.
           
Снижение цены на нефть на мировом рынке даже до 60 долларов за баррель не окажет серьезного влияния на исполнение расходов государственного бюджета Азербайджана на 2015 год, – заявил министр финансов Азербайджана Самир Шарифов.  29 октября 2015 года президент И. Алиев заявил: Экономика Азербайджана – это диверсифицированная экономика. Мы сами это создали, и именно поэтому экономика в Азербайджане растет даже в год, когда мир переживает кризис… Развитие, благоустройство, созидание, творчество, стабильность, порядок и гражданское единство – эти факторы очень отличают Азербайджан от других стран.
           
Депутаты парламента также неустанно уверяли населения, что экономика страны якобы развивается ускоренными темпами. 26 августа 2015 года член парламентской комиссии по экономической политике, депутат Вахид Ахмедов заявил о том, что экономика Азербайджана развивается стабильно, и ей не грозит финансовый кризис.  
           
Особой прозорливостью не отличались также и большинство проправительственных аналитиков. Председатель Центра исследований устойчивого развития Нариман Агаев накануне декабрьской девальвации был уверен в том, что в ближайшие три месяца девальвации ждать не стоит.
           
Бывший заместитель министра экономики Азербайджана Октай Ахвердиев тоже был уверен в том, что слухи о грядущей девальвации маната ничем не обоснованы и нацелены на создание ажиотажа вокруг этого вопроса. В ближайшее время, по крайней мере, до конца года, изменений не ожидается.
           
3 ноября 2015 года один из основных пропагандистских ресурсов Администрации президента портал haqqin.az торжественно заявлял: И вот эта политическая воля, которую ярко демонстрирует на каждом шагу президент Ильхам Алиев, не даст пойти на новую девальвацию маната.
           
Наконец, 16 декабря 2015 года Правительство Азербайджана заявляло о том, что оно не планирует пересматривать прогнозы государственного бюджета на 2016 год.
           
Таким образом, все это время глава государства и его окружение, по сути, продолжали, вольно или невольно, вводить в заблуждение граждан, открыто игнорируя реальное положение дел в финансово-экономической сфере страны, которая стремительно шла ко дну. Всё это время Центробанк АР тратил примерно один миллиард долларов в месяц для удержания курса маната, выбрав самую простую и прямолинейную меру – использование собственных валютных резервов, что привело к их истощению. В общем, с августа 2014 года на поддержание маната было потрачено $10 176,8 из $15 193,5 млрд. золотовалютных резервов.
           
В результате, 21 декабря 2015 года Центробанк Азербайджана был вынужден объявить о новой девальвации маната на 50 %, и переходе на свободное плавание национальной валюты. Таким образом, по итогам 2015 года манат обвалился на 97,3 % по отношению к доллару США. Страна впала в панику. Банковская система была парализована. За один месяц закрылись шесть банков, согласно сообщениям бакинских СМИ, ещё 20 банков могут закрыться.
           
Магазины начались закрываться, а цены в них подскачили на 150-200 %. Начался валютный ажиотаж. Население хлынуло к пунктам обмена валюты, чтобы заменить свои последние манаты на доллары. Правительство было вынуждено закрыть пункты обмена валюты. На вывоз иностранной валюты из страны была наложена пошлина на 20 %. Все это, кроме ухудщения инвестиционного климата в стране, привело еще и к массовым народным протестам. Примечательно, что впервые за время своего президентства Алиев был вынужден пойти на некоторые уступки протестующим, удовлетворив их некоторые требования. В административном порядке были незначительно снижены цены на некоторые товары первой необходимости, в первую очередь на муку и мучные изделия, и на 10 % были повышены зарплаты бюджетным работникам и социальные пособия. Но, по признанию большинства местных и зарубежных экспертов, на фоне все большего ухудшения социально-экономической ситуации в стране, вряд ли эти, по сути, панические меры смогут приостановить рост народного недовольства и вывести страну из глубочайшего кризиса.   Плюс ко всему этому, в конце января Международное рейтинговое агентство Standard & Poor's резко снизило долгосрочный кредитный рейтинг Азербайджана (до уровня BB+) и прогнозировало сокращение экономики Азербайджана в 2016 году на 1%. Данный прогноз также разделяет Международный Валютный Фонд. Standard & Poor's отметило, что сокращение на 2/3 резервов Центробанка страны за последние 18 месяцев увеличивает внешние риски для экономики страны, а из-за девальвации маната долларовый эквивалент ВВП на душу населения в Азербайджане в 2014-2016 гг. сократится в два раза, а в ближайшие три года Азербайджан не сможет избавиться от дефицита бюджета. Ожидается, что вслед за Standard & Poor's кредитный рейтинг Азербайджана снизит и агентство Moody. А это в свою очередь будет означать, что Азербайджану придется привлекать международные кредиты по более высоким процентам.
           
А теперь обратим внимание на то, как старались обосновать необходимость новой девальвации сам президент Алиев и его подчинённые. 18 января 2016 года президент отметил, что сегодня нефтедобывающие страны столкнулись с большими трудностями из-за падения цен на нефть, и этот процесс все еще продолжается. За последний год нефть подешевела в четыре раза, что повлияло на доходы Азербайджана.
           
Тут приходится обратить внимание еще на один момент. Дело в том, что за последние 8 рабочих дней перед девальвацией Центробанк АР продал населению $ 748 млн. В итоге официальные валютные резервы ЦБА, которые на 1 декабря составили $6,2 млрд., упали до $5,5 млрд.
           
Если учесть, что в течение всего названного периода пункты по обмену валюты в Азербайджане практически не работали, то нетрудно догадаться, что валюта в основном была продана тем, кто заранее уже был в курсе о предстоящей девальвации, т.е. представителям правящего клана. В итоге в проигрыше вновь остались простые граждане страны, а окружение Алиева заработало, как представляется, гигантские деньги.
           
Правительство АР все ещё надеется на активы Государственной нефтяной компании (ГНФАР), которые по состоянию на 1 декабря 2015 года составили $ 33,6 млрд. (24) Много это или мало? Принято считать, что денег много не бывает. Тем более, если учесть, что, например, 70-миллиардный стабилизационный фонд Южной Кореи растаял всего за 4 месяца, то вряд ли при таком уровне коррупции в высших эшелонах власти, активы ГНФАР смогут спасти экономику страны.
           
По сообщению местных информресурсов, Алиев вызвал в Баку экспертные группы из трёх разных стран – Сингапура, Латвии и Польши, совершивших экономический прорыв. Как заявляют, в течение 10-15 дней они анализировали экономические и бизнес показатели страны, после чего подготовили рекомендации руководству. В итоге, правительство АР выбрало польскую модель, отказавшись от сингапурской модели.  Можно предположить, что сингапурская модель не пришла по душе местным чиновникам, так как она в первую очередь  предполагает принятие серьезных мер по борьбе с коррупцией.
           
Одновременно появилась информация о том, что правительство АР планирует привлечь у Международного валютного фонда 3 миллиарда долларов и еще 1 миллиард долларов – у Всемирного банка.  Но, в дальнейшем президент Алиев выступил с опровержением, заявив, что эта информация ни что иное, как ложь .
           
Пока правительство АР панически ищет выход из глубокого кризиса, валюта страны продолжает уходить. Предположительно можно выделить основные направления утечки денег из Азербайджана.
           
Первое. Согласно данным бакинских СМИ, Центробанк каждый день продает по 200, а иногда $300 млн. коммерческим банкам. Немаловажно и то, что с середины января на валютном аукционе, организованном для банков республики, валюту вновь начал продавать ГНФАР. Но для нас интересно не то, кто продает валюту коммерческим банкам для удовлетворения их спроса в иностранной валюте. Интересно то, куда в дальнейшем уходят эти деньги. Если учесть, что практически все коммерческие банки в стране принадлежат министрам-олигархам во главе с самим И. Алиевым, то не составляет особого труда понять, куда уходят резервы Центробанка и ГНФАР. Ведь эти же министры являются основными монополистами по импорту большинства товаров из-за рубежа, которые продают в своих же торговых объектах. Получается, они же меняют ежедневную выручку от торговли в своих банках, причем, по официальному курсу маната. А оставшуюся часть, судя по всему, продают населению через своих маклеров на черном рынкеза 2,5-3 маната. 
           
Второе. Существенная доля денег правительство расходует на поддержание цен на основные продукты.
           
Третье. Немало денег уходит на поддержание имиджа правящего клана, на лоббистскую деятельность за рубежом. Например, несмотря на глубокий кризис в экономике, Азербайджан заплатит $ 150 млн. на проведение Формулы-1 (в течение 3 лет). (28) Для сравнения отметим, что такое высокоразвитая страна, как Италия, упорно ведет переговоры о том, чтобы в год за проведение этих соревнований платить по $ 20 млн. А в 2017 году в Баку состоятся IV Исламские игры солидарности, которые также требуют немалых расходов. 
           
Наконец, судя по происхоящему, руководство Азербайджанской Республики никак не может отказаться от своей традиционной практики решать свои проблемы на международной арене исключительно с помощью крупных взяток, так называемой икорной дипломатии. Например, ещё накануне проправительственные СМИ в Баку чуть ли не открытым текстом намекали на то, что правительство уже договорилось с ПАСЕ по поводу принятия резолюции под названием Эскалация насилия в Нагорном Карабахе и на других оккупированных территориях Азербайджана, составленной британским депутатом Робертом Уолтером. Известно, что на днях состоялось голосование по проекту данной резолюции: 66 депутатов высказались за принятие проекта резолюции, 70против, 45 депутатов воздержались. Таким образом, она не прошла.   
           
На этом фоне странно, что проправительственные СМИ стали еще больше раздувать антироссийскую пропаганду, чуть ли ни обвиняя Москву в создании кризиса в Азербайджане. И не только в этом. Они единогласно оценили неудачу Азербайджана во время вышеназванного голосования в ПАСЕ как расплату за поддержку России в ПАСЕ. Уверен, что мы бы имели совсем иные цифры, если бы год назад азербайджанская делегация в ПАСЕ хотя бы воздержалась или проголосовала бы за лишение России голоса в этой организации... Сейчас же мы в ПАСЕ воспринимаемся, как делегация, руководитель которой всячески пытался обелить и защитить такую Россию… Азербайджан, будучи жертвой оккупации, поддержал государство-оккупанта.  Азербайджан поддержал то самое государство, которое всячески поддерживает сепаратизм на Донбассе. И как после этого мы будем требовать уважения к территориальной целостности нашего государства, если поддерживаем Россию, которая плевать хотела на территориальную целостность Украины?, - пишет haqqin.az.
           
Таким образом, бакинские пропагандисты никак не хотят признать, что истинной причиной экономического кризиса, который может стать причиной обострения гражданских конфликтов, да и всех неудач на международной арене является ошибочность политики правительства  внутри страны и за ее пределами. В итоге некоторые зарубежные политики занимаются обычным вытягиванием денег от правительства Азербайджана, ставя его в роли обычного дауншифтера. Все это нам напоминает известный синдром гаишника, когда один дорожный патруль получает деньги от автомобилиста-нарушителя и сразу же звонит своему коллеге, мол, я уже получил свое, а теперь твоя очередь! После последней неудачи азербайджанской дипломатии в Страсбурге, да и некоторых других шагов руководства страны (приглашение иностранных специалистов для разработки плана по выводу страны из кризиса и пр.) создаётся ощущение, что отныне многие иностранцы будут приезжать в Баку исключительно для того, чтобы получить свою «долю» от оставшегося еще на столе нефтяного пирога.

Источник: Кavkazoved.info
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|