Национально-освободительные движения и Национальная Идея: ТАЛЫШСКИЙ ВОПРОС

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 254 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

            Не в первый раз уже замечаю, Гарник Серобович, что вы в некоторой степени следуете схеме Л.Н. Гумилева. Многие с ним не согласны по части “пассионарного толчка” и совершенно непонятных (в том числе для самого Гумилева) космических излучений, время от времени широкой полосой проходящих по земле и способствующих рождению энергичных людей (пассионариев). Почему космические излучения? Мне лично комфортнее считать, что армянских пассионариев – раз уж мы используем этот термин – из поколения в поколение, от hАйка с отрядом могучих мужей до героев Арцахской войны, рождает армянская земля. И еще, по вашему определению, так называемые социальные течения ничего не привносят в национальную борьбу. Вы считаете, что, не являясь частью движения, они по существу бесполезны?
            Как ни относись к теории Гумилева в общем и целом, а наличие пассионарных элементов, готовых к самопожертвованию, является, выражаясь латинским определением, conditio sine qua non (необходимым условием): у меня нет сомнения в этом. Вялость и безразличие элиты к интересам народа, стремление к выгоде и собственному благополучию – качества, которые обязательно приведут к обскурации и полному исчезновению этноса с исторической арены. Для взрыва, не только в смысле создания государства, но и любого – научного, культурного, социального и т.д.- пассинарность элиты действительно является архиважным условием.
            Почему я не считаю упомянутые социальные течения составной частью национального движения? Многолетний опыт раздумий над национальными движениями подсказывает мне, что эти действия зачастую планируются государством для отвода энергии бунта. Я почти уверен, что все половинчатые требования в Талышском движении, в частности, требования культурной автономии, инициированы Баку. Нежелание представителей  
умеренного крыла (так называют себя поборники половинчатых мер) переступить “красную черту” и старания держаться в русле официальной политики, естественным образом выводят их за рамки национальной борьбы. А вообще, коллаборационизм – сопутствующее явление любого освободительного процесса, и его нужно воспринимать как данность. Но как бы то ни было, национальные движения могут увенчаться успехом, если число пассионариев среди элит становится доминирующим.

            А можно сейчас конкретнее – все сказанное в преломлении к талышам.
           
Я буду краток. Талышский народ в Талышистане (южная часть современной Азербайджанской республики), без сомнения, наиболее консолидированный, наиболее оформленный негосударственный этнос в нашем регионе и обладает всеми упомянутыми мною качествами для становления нации. А Талышское Национальное Движение – это очень зрелое, имеющее высокоразвитую интеллектуальную, с необходимой пассионарной составляющей элиту, которая ведет борьбу за создание национальной государственности вне состава Азербайджана.
            Я могу ответственно заявить, что лидеры, подобные выдающемуся ученому и политическому деятелю Фахраддину Абосзода и поэту Забилу Мадожу, - уникальные явления: народ, не имеющий собственной государственности и находящийся под довлеющим инородным гнетом, породил таких сыновей. Это чудо! Конечно, оба они - продукты советского периода, прошедшие советскую школу, но все равно, это талышский народ выпестовал их.
            А целая плеяда ученых, поэтов и писателей?! И среди них – великий поэт Али Насир, совесть талышского народа, предвестник свободы и символ талышского возрождения... Почитайте талышские форумы, и вы увидите уровень политической зрелости их участников – в большинстве своем молодых людей. Особых идеологических исканий я сейчас в этой среде не вижу, здесь на первый план выходит Национальная Идея – идея освобождения, идея независимой Республики Талышистан. Посудите сами, у иных негосударственных народов есть десятки, а то и сотни спутниковых телеканалов, но, уверяю вас, кроме народной музыки, танцев и материалов на уровне обывательских бесед или громких националистических заявлений, ничего там нет: ни анализа, ни глубины, ничего...
            Талыши только недавно создали “Национальное Телевидение Талышистана”, причем вещающее только через интернет. Я внимательно слежу за их передачами: и это тоже необъяснимый феномен – какой уровень, какое видение, какая проницательность, какой реализм! Часами можно сидеть и слушать Фахраддина Абосзода, Забила Мадожа и других ведущих этого канала; история, этногенез, культура, язык, религия, топонимия – все проходит перед взором телезрителей как глубокий взгляд в прошлое, настоящее и будущее талышского народа, как поток мыслей, по-народному мудрых и берущих за живое. НТТ в настоящее время стало поистине общенародным явлением – десятки тысяч людей смотрят программы талышского ТВ – дома, в кафэ, на семейных собраниях по разным поводам – и в Талышистане и в диаспоре по всему миру.
            Я бы хотел просить вас, Левон Грантович, в качестве иллюстрации высокого уровня Талышского Национального Движения, привести как приложение к нашей беседе русский перевод выступления основателя Национального Телевидения Талышистана поэта Забила Мадожа, переданное в эфир 26 июня этого года. Причем перевод, поверьте, не отражает множества тонкостей талышского оригинала, но даже в нем - какое видение, какая глубина, какое ощутимое, почти реальное, осязаемое прочувствование независимости в поэтическом изображении Забила Мадожа! Это действительно чудо…

            Да, конечно, Гарник Серобович, мы так и сделаем.

Каким должен быть первый Президент Республики Талышистан?

Дорогие мои братья и сестры!
Мы семимильными шагами приближаемся к заветной мечте нашего народа – к независимости Родины, Талышистана, к созданию нашего государства – Республики Талышистан.
Поверьте мне, да пребуду я вашей жертвой, этот день близок, очень близок, вы даже не представляете, как он близок…
Я чувствую дыхание этого дня, я ясно вижу, как поднимается наш флаг над центральным зданием временного правительства в Ланконе, столице нашей Родины...
Я слышу голоса членов Учредительного Собрания Республики, жарко обсуждающие регламент и временный устав законодательного представительства...
В зале светло, пахнет весной – и вправду весна на дворе,- пахнет рассветом после долгой ночи, долгой ночи тыркской оккупации… Атмосфера праздника, радости, глаза членов собрания горят от возбуждения, дух витает в воздухе - дух единения, дух любви и надежд…
В первом ряду сидят представители духовенства… Узнаю многих: вот в первом ряду виден тюрбан ученика моего деда, известного муджтахида Бобо Ибрагима.
Вообще, многие мне знакомы: есть женщины, старики, мужчины средних лет, даже совсем молодые… Друзья детства, единомышленники, активные и пассивные в Национальном Движении, но все обьединенные Великой Идеей – все в Учредительном Собрании. Многие выступали по Национальному Телевидению Талышистана. Многие обращались к нашему народу через НТТ…
Я - не член Учредительного Собрания, я, поэт моего народа, стою как солдат на страже первого собрания народных представителей в нашей истории. Я, как жертвенный баран, гляжу на это судьбоносное событие, и сердце мое наполняется гордостью и беспредельным счастьем. Я молю Бога беспрестанно, чтобы ничто не нарушило наш стремительный путь к обретению независимости. Я готов отдать жизнь ради этого, стать агнцем на жертвенном алтаре народа нашего.
Я вижу как Учредительное Собрание после долгих дебатов утверждает основной закон республики – Конституцию Талышистана. У нас будет президентская республика. И я согласен с таким решением, ибо на первом этапе установления собственной государственности нам нужна будет сильная власть. Да,- думаю я, правы депутаты Учредительного Собрания, сейчас наша власть должна быть централизованной, пока только единоначалие может гарантировать стабильность в стране.
По всему Талышистану идут полномасштабные маневры и учения наших войск - недавно сформированной Талышской Национальной Армии. Ходят по улицам наши солдаты, наши офицеры в униформе цвета хаки. Огромное количество людей перемещается из Баку, Сумгаита в родные края, каждый день самолеты из Петербурга, Москвы, Екатеринбурга садятся в аэропорту Ланкона… Смотрю на все это и думаю: как-будто наступила эпоха великого переселения народов. Но в данном случае это - не переселение народов, а возвращение талышей на свою родную землю из чужбины.
Национальное Телевидение Талышистана вернулось на Родину. Здание Ленкоранского телевидения, символ оккупации, передано нам. Как-то необычно... Мы уже вещаем круглые сутки, людей не хватает. Покуда я стою на страже молодой республики, временно передал управление телевидением моему заместителю Ангелине Джабраиловой, молодой активной девушке, внесшей неоценимый вклад в развитие талышской тележурналистики. Передачи ведутся только на талышском. Для азербайджанского меньшинства выделили в день два часа на тырки. Ликуют сотрудники НТТ. В студиях царит атмосфера радости и возбуждения. Никто не хочет идти домой. Все на своих местах, работают и работают... Иногда я захожу к ним, проверяю, как идут дела, пью кофе и возвращаюсь на свой пост. Это дает мне силу...
Талышский обьявлен государственным языком республики, издан Закон о границах…
Учредительное Собрание распущено, оно выполнило свою миссию. Объявлено о выборах в парламент страны. 75 человек должны бороться за места в Национальном Собрании республики. Покуда, пока не сформировано социально-политическое поле в республике, решено проводить выборы только по одномандатным округам. Я не буду участвовать в выборах, я - солдат, я - поэт, я стою на страже…
То, что особенно поражает меня, - довольно необычное для Ланкона изобилие автомобилей с дипломатическими номерами: русские, персы, китайцы, даже индусы снуют повсюду. На улицах то и дело слышна чужая речь…
Новоизбранный парламент определяет для первого президента республики максимально два срока по семь лет. Последующие президенты будут иметь право избираться также на два срока, но по четыре года.
Сначала этот закон кажется мне странным: почему первому президенту дается такой большой срок? Немного подумав, однако, прихожу к заключению, что это весьма мудрое решение. Да, верно, – говорю я сам себе, – первый президент должен иметь по крайней мере 14 лет - длительный период, чтобы не бояться непопулярных решений, столь необходимых для начальной фазы становления государственности. Первый президент не должен быть ограничен тесными рамками временного срока, он должен видеть плоды своих начинаний и принимать последовательные решения.
Многое и вправду зависит от первого президента: станет ли наша республика процветающей, демократической, самодостаточной и сильной страной или превратится в восточную деспотию образца нынешнего Азербайджана, отданного на откуп многочисленным кланам, порожденным господствующей кликой.
Но наш парламент предусмотрел и это: ни один родственник президента не имеет права занимать государственные позиции в период его пребывания на посту. А доходы его семьи и всех чиновников высокого ранга будут контролироваться специальным органом – Комитетом по надзору, подчиняющимся и подочетным только парламенту.
Диву даюсь: откуда же столько политического благоразумия?! Откуда?! У нас же долго не было государственности, традиции государственного строительства! Разумеется, – размышляю я, – кровь играет здесь важную роль: потомки великого полководца и политика Артагерсеса и Бабака Хуррамдина не могли поступить иначе. Генетическая память - великая вещь! – в возбуждении восклицаю я.
К тому же Учредительное Собрание создало еще один полностью независимый контролирующий орган – Сипришон Шуро, то есть Совет Старейшин, включающий 25 членов из наиболее авторитетных людей, избираемых прямым голосованием на митингах в окружных центрах. Сипрушон Шуро будет иметь свой аппарат и исполнительные механизмы, и его основная функция – контроль над правохранительными органами и судебно-правовой системой республики. Членами Совета Старейшин могут стать только по достижении 65 лет, и это пожизненная позиция.
Вот такая идилличекая картина видится мне, дорогие мои братья и сестры! И она идиллическая неспроста! Ведь не имея идеала перед собой, трудно идти к цели.
Ну и, наконец, о том, как я представляю нашего президента, первого президента!
Наверное, вы ждёте, братья и сёстры, что я обрисую вам эдакого голливудского красавца средних лет, высокого роста мужчину с проседью, с богатырской осанкой, с пронзительным взглядом, выпускника Гарварда или по крайней мере Московского университета, свободно говорящего на нескольких западноевропейских языках… Образованнейшего человека, обладающего уймой достоинств… Как сказали бы суфии, Инсан-и камил, т.е. Человека Совершенного!
Нет, мои сладкие, да обернусь я вокруг вашей головы, нет и нет! Не так я представляю нашего первого президента! Конечно, было бы неплохо, если б наш первый президент обладал всеми этими качествами или хотя бы частью их. Но так не бывает. Богатырское сложение и умение болтать на нескольких языках, очень редко сочетается с мудростью и благоразумеим. Поэтому я эти качества исключаю из набора предъявляемих первому президенту требований.
Так вот, в моих мыслях и думах наш первый президент представляется как зыр-талыш, т.е. настоящий талыш, для которого наш язык – это язык матери, язык бабушки, язык деревни, и в нём он чувствует себя как рыба в воде, может часами говорить красиво и образно, украшая свою речь сентенциями и крылатыми фразами, услышанными от своих предков. Ростом и телосложением, видит Бог, он может быть каким угодно, но знаковый физический критерий – большие руки трудяги, который всё создавал сам. Не нужно, чтобы он говорил на многих языках. Главное, что он свободно говорит на своём родном – талышском... Переводчики найдутся. Много у нас образованных людей, владеющих разными иностранными языками.
Особенного внимания достойны глаза нашего президента: живые, с интересом смотрящие на окружение, они эманируют доброту, отеческую теплоту и заботу и, вместе с тем, блестят решимостью и пронизывают остриём взгляда...
Наш первый президент, говоря словами наших дедов, - прежде всего хаким, т.е. мудрец. И самое главное его качество - то, что он видит себя отцом нации. Для него нет разницы между представителями собственной семьи и остальными. Он не ставит различия между поддержавшими его и голосовавшими против него во время выборов... Для этого человека с уставшими глазами – все равны, все - его дети, за всех он в ответе... Он прекрасно чувствует свою миссию, он готов отдать жизнь за то, чтобы последний талыш, последний гражданин в стране жил достойно.
Мирские блага не интересуют нашего первого президента, он дервиш... Он верит в Бога и в Божественное предзнаменование своей судьбы. Он готов, как мудрец Хатам-и Таи, прославивший себя щедростью и великодушием, пожертвовать всем ради благополучия своего народа!
Как наш первый имам Али ибн аби Талиб, он любит коротать время в своей скромной горной резиденции в Лерике, сидя на ковре, облокотившись на подушку, в окружении аксакалов и мудрецов, разделяя неказистую трапезу, состоящую из риса и овощей, кислого молока, а иногда и лаванги. Именно на этих шавныштах, ночных посиделках, он принимает важные государственные решения, апробируя свои мысли среди представителей простого народа.
Да, я именно так представляю нашего первого президента: скромного дервиша, великодушного и щедрого отца, мудрого хакима, долготерпеливого трудягу – подобно Иову Блаженному и, конечно же, храброго воина, как Рустам Зал, и искусного стратега, как великий Атропат...

Да здравствует наш будущий Первый Президент!
Да здравствует Республика Талышистан!
Да здравствует талышский народ!

Беседовал Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН
Источник : Voskanapat.info

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|