Национально-освободительные движения и Национальная Идея: талышский вопрос

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 256 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Как уже сообщалось , мы с профессором Гарником АСАТРЯНОМ договорились провести для читателей Voskanapat.info несколько бесед по самым различным аспектам современной гуманитарной науки, региональной политике, этническим процессам и т.д. Мы надеемся, что эти беседы не только представляют интерес для читателей, но и могут быть использованы для практического применения в жизни. Тема нашей сегодняшней беседы: Национально-освободительные движения и Национальная Идея в разрезе талышского вопроса.

Я бы хотел, Гарник Серобович, чтобы сегодня мы побеседовали о национально-освободительных движениях, в частности – о Талышском Национальном Движении, его идеологии и проч. Вы этим занимаетесь долгие годы, и, пожалуй, сегодня ближе всех находитесь к талышской проблематике.
           
Во-первых, Левон Грантович, вы тоже не далеко отстоите от этого вопроса; во всяком случае, “Восканапат” всегда оперативно реагирует, не только освещая релевантные сферы, касающиеся талышского народа и Талышистана, но и публикуя многочисленные собственные исследования. Но как бы то ни было, тема - очень интересная и актуальная. Надо помнить, что не все движения имеют четко оформленную идеологию, во многих царит идеологический сумбур – совокупность часто противоречивых постулатов и тезисов.

Но, тем не менее, все движения имеют некую идеологию, хотя бы номинальную, декларированную.
            Действительно, национально-освободительные движения трудно представить без идеологии, но уровень ее состоятельности может быть разным. Например, в курдском движении, за исключением нескольких исламских организаций, большинсвто партий и группировок имеют выраженную идеологическую направленность в основном лефтистского – марксистского или даже маоистского – характера. Однако если характеризовать курдское движение в целом, то это один из примеров, когда нет четкого понимания основополагающих элементов, составляющих основу Национальной Идеи.

Да, курдские движения на самом деле отличаются отсутствием этнического фундамента. У меня на этот счет есть свое мнение, но хотелось бы узнать и ваше мнение: “Как вы считаете, почему так происходит?”
            Это, прежде всего, обусловлено отсутствием конкретных параметров этнических атрибуций курдов в целом - это одновременно и разобщенность, и общинно-племенной строй общества, превалирование племенного, кланового самосознания над этническим, отсутствие единого языка, четкого понимания этнической территории и ее границ, расплывчатость восприятия исторического пути народа и т.д.

Исходя из перечисленного вами, с чем я не могу не согласиться, мы можем констатировать, что курдской нации или даже единого курдского народа пока не существует. Ведь к сказанному вами мы спокойно можем прибавить еще и отсутствие у курдов общего этнического происхождения, то есть, если упростить до предела, можно даже вывести формулу: “не все курды – курды!”.
            Хорошо и весьма точно подмечено! Но я, с вашего позволения, немного поменял бы эту формулу, и она, уверен, станет крылатой фразой: не все курды - курды! Именно так, ставя первое слово курды в кавычки.
           
Поразительно, Левон Грантович, трудно поверить, но – факт! Ваша фраза навеяла интересные воспоминания. Много лет назад в Ленинграде я часто спорил со своим учителем по разным вопросам. Замечая в конце обсуждения, что я порой оставался неудовлетворенным выводами, он ночью писал мне длиннющие письма-обоснования и вручал мне утром в институте (я их, кстати, свято храню до сих пор). Одна из наших бесед была посвящена именно курдскому этногенезу. Наутро после беседы я получил очередное письмо, которое заканчивалось фразой
Учтите, Гарник! Нет курдского народа, есть курдские народы. Интересно, что и вы пришли к тому же выводу, т.е. ваши формулировки по сути совпадают.
           
В дальнейшем я много занимался курдским этногенезом, много писал по этому вопросу. Это долгая история, которая требует отдельной беседы. Коротко же скажу, что в действительности этнический конгломерат, известный под обобщающим названием
курды, весьма неоднороден и никак не может рассматриваться как единый этнос.
           
То есть, фактически, в курдской среде нет ни понимания общности происхождения – предполагаемой или реальной, ни других критериев, необходимых для консолидации разрозненных племенных образований в единый этнос. Всю идеологию курдского движения вкратце можно охарактеризовать как эклектичный набор различных мифологем, не имеющих в действительности ни научной, ни фактической основы. Вот в этом-то и, кстати, причина того, что армянские военно-политические организации конца 19-ого-начала 20-ого века, прилагая титанические усилия для вовлечения курдов в орбиту национально-освободительного движения армянского народа и создания единого фронта против Османской империи, так и не смогли добиться успеха: наоборот, курды самым активным образом участвовали в армянском Геноциде, став, по сути, главным орудием для ликвидации армянского населения в Западной Армении. Эту роль курды, к сожалению, исправно выполняли и во времена республиканской Турции вплоть до недавнего времени (имею в виду притеснения других меньшинств, оставшихся в Турции - ассирийцев, греков, езидов и т.д.).

Я с вами вполне согласен: курды и вправду сыграли зловещую роль в судьбе многих народов региона...
           
Дело еще и в том, что даже понятие независимости в этом движении несет в себе некую умозрительность. Созданное в результате определенных геополитических развитий на севере Ирака так называемое Курдское Региональное Правительство еще ничего не значит, ибо строительство государства требует понимания и осязаемого восприятия государства как единого надкланового, надплеменого конструкта в умах если не всех, то хотя бы большинства членов данного этнического сообщества. А этого пока у курдов нет.

А если подойти к Курдскому движению как к некоей модели для сравнения, как бы Вы охарактеризовали на его фоне, скажем, Талышское Национальное Движение? Есть ли там цельная идеология, программы и т.д.? Обладают ли сами талыши всеми критериями единого народа?
           
Талыши – четвертый этнос Закавказья (около двух милионов человек), и их национальное движение, разумеется, серьезное явление, требующее пристального внимания и изучения. Но прежде давайте определим, какими параметрами должен обладать этнос, встающий на путь борьбы за освобождение от чужого ига, которому предстоит четко сформулировать национальную идею и сформировать национальное движение, чтобы иметь перспективы успеха. Иными словами, определим, какие этносы могут претендовать на создание собственной государственноси и надеяться при этом на достижение цели?

Безусловно. Ведь не каждое этническое образование может и должно стремиться к сепаратному существованию.
           
Действительно, иначе получилось бы что-то несусветное. Сепаратистские течения особенно опасны в полиэтничных регионах, где бок о бок живут многочисленные народы, находящиеся в составе некоего государства. Стабильность и баланс сил в таких ареалах могут быть обеспечены только серьезным присутствием третьей силы, имеющей традицию государственности и создающей условия для динамичного развития многоэтнической среды. Отсутствие третьего, доминирующего государственного ингредиента в этих ситуациях может порождать непредсказуемые последствия. К тому же для подобных регионов обязательно нужен общий язык общения и некая культурная доминанта, объединяющая многочисленные этнические единицы.

Ярким примером сказанному вами служит Северный Кавказ, где российское управление - фактически единственный гарант не только культурного развития народов, населяющих этот регион, но и, прямо скажем, их физического существования.
           
Согласен с вами. Северный Кавказ – уникальный заповедник народов и культур, сохранение и развитие которых, я думаю, должны быть предметом общей заботы. Этот регион не может существовать вне России, вы правы. Таково реальное положение вещей сегодня.
           
Так вот, возвращаясь к исходному предмету обсуждения: прежде всего, почему какой-то народ в составе некоего государства должен лелеять надежды на выход из его состава? Главные причины – угроза самому существованию или потеря самобытности, преследования и дискриминация по национальному признаку. Кстати, надо иметь в виду, что преследованиями нацменьшинств и явным стремлением к их ассимиляции отличаются прежде всего те гособразования, которые созданы искусственно в результате политических манипуляций, а не естественного хода истории, а следовательно не имеют традиции государственности.

           
Однако на перспективы успеха могут претендовать отнюдь не все этносы, будь они даже на грани уничтожения. Для того чтобы в народе возникло серьезное национальное движение, необходим ряд критериев. Это и чувство принадлежности к единой общности, которое должно отчетливо превалировать над племенными и клановыми сентиментами; желательно – наличие традиции государственности (не важно, в какой исторический период); четкое и осязаемое понимание собственного этноса в пространстве и во времени, то есть единая картина – будь то историческая или мифологическая – формирования этноса; наличие интеллектуальных традиций, литературы и собственной неповторимой культуры; и, самое главное, - конкретное осознание этнической территории, то есть той земли, которая считается своей, с определением ее контуров и границ.

           
Надо также иметь в виду, что многие из положений классического определения народа, по сути, только в общем объясняют ситуацию. Например, когда мы говорим о едином языке, то надо обязательно уточнять, что этот язык должен быть в равной степени понятен всем частям данного народа. Без единого наддиалектного языка, койнэ, говорить об общем языке не приходится.

То есть притоки – диалекты и говоры – должны впадать в единую реку – наддиалектный (литературный, общеприемлемый и общепонятный) язык, в противном случае сам приток превратится в отдельную чахлую речку без каких-либо перспектив на выживание вместе со своим носителем. Подобный процесс, на мой взгляд, отражает классический признак распада этноса, или, наоборот, является одним из важнейших показателей тупика в нациестроении.
           
Безусловно. Большое значение имеет еще и самосознание – оно должно быть всеобъемлющим, а не кланово-племенным или субэтническим. Или, скажем, восприятие этнической территории, Родины. Оно должно быть ясным, реальным и исторически обоснованным, а не расплывчатым, сумбурным и мифическим…

Исходя из указанных вами параметров, нынешние азербайджанцы никак не подпадают под категорию консолидированных этносов, а они, вот, имеют государство. Интересно, как вы это объясните?
           
Речь не идет об искусственно созданных внешними силами государствах. В прошлой нашей беседе я, кажется, вскользь упомянул об этом, говоря о кризисе идентичности в Азербайджанской республике. И вправду, азербайджанский этнос ныне находится еще в процессе формирования; что касается государства, то оно, как вы прекрасно знаете, создано в результате стечения обстоятельств, хорошо всем известных. То есть, разрозненные мусульманские группы юго-восточного Кавказа получили государство не как логическое завершение определенных устремлений с их стороны, а вследствие политических манипуляций третьих сил.
           
Подобные случаи есть, но искусственные образования, как правило, не долговечны: как только заинтересованность третьих сил иссякает или возникают неблагоприятные политические условия, они вмиг распадаются. Так что пример азербайджанцев, я думаю, в контексте нашей темы нерелевантен. Смотрите, ведь, даже сейчас, после стольких усилий по формированию этноса, самосознание азербайджанцев по большей части определяется клановыми местническими критериями. По сути, это объединение в составе одного гособразования разных субэтнических групп, отношения которых к друг другу подчас непримиримее, чем к инородцам.
            Обратите внимание, страны, как правило, называются именами исторически населяющих их народов, а не наоборот, тогда как искусственные образования сами становятся основой для этнонима искусственной титульной нации (азербайджанец – от Азербайджана, украинец – от Украины, чисто географического обозначения, пакистанец – от Пакистана и т.д.). Народы, носящие первичные, обычно не имеющие этимологий этнонимы, - это наиболее древние этнические образования (например: талыш, армянин, грузин и т.д.).

Фактически, выходит, если бы, условно говоря, закавказских турок – азербайджанцев не назначили титульным народом, а оставили меньшинством в составе другого государства, они не смогли бы сформировать эффективное национальное движение?
            Конечно же, не смогли бы! Как могут этнические группы, не имеющие единой идентичности, чувства принадлежности к единой общности, вынашивать идею борьбы за создание собственного государства? Они, скорее всего, очень быстро ассимилировались бы в составе большинства. Но давайте вернемся к нашей теме.
            Перечисленные мною характеристики необходимы, но еще не достаточны для формирования фронта или национального движения, нацеленного на освобождение от инородного ига. Основополагающий элемент, венчающий собой комплекс необходимых критериев, предьявляемых консолидированному этносу, – это наличие хотя бы смутной Национальной Идеи, то есть видения будущего и общего представления о дальнейшей судьбе этноса. Без Национальной Идеи даже самый консолидированный этнос не может претендовать на успех в своей борьбе за освобождение.

Итак, мы в общих чертах определили качества этноса, в среде которого могут возникнуть центробежные устремления. Теперь перейдем к рассмотрению характеристик эффективных национальных движений, имеющих перспективы.
            Национальное движение должно, естественно, нести в себе ту самую Национальную Идею, о которой я упомянул. Кроме того, оно должно быть радикальным в плане постановки цели, т.е. стремиться к окончательному решению вопроса, - с ясной программой и отчетливым представлением о будущем. Радикализм тут отнюдь не обязательно предполагает применение радикальных средств борьбы: движение может стремиться к цели в русле вполне мирных инициатив. Но сама цель должна быть абсолютной. Паллиативные, то есть половинчатые, воззрения и меры, не нарушающие “красную линию” (то есть требования культурной автономии, местного самоуправления и т.д.), не могут стать органичной частью движения, ибо это, скорее, в некотором роде социальные течения и не более. Почему это так? Да потому что Национальная Идея в полной мере может быть имплементирована только после окончательного и полного достижения цели. А все прочие требования – удовлетворены в русле общей рутины управления.
            Далее: национальное движение должно быть реалистичным, не экспансианистским, что предполагает ясное понимание всего процесса исторического развития. Нереалистичные требования и экспансионистские настроения серьезно вредят любому национальному движению и никогда не приводят к конечной цели, что наглядно видно на примере Курдского движения. И еще, элита народа, борющегося за свободу, должна включать не только революционеров-практиков, но и теоретиков, людей, которые в состоянии прогнозировать то или иное развитие на определенных этапах борьбы. Иными словами, культурный и образовательный уровень элиты, ее пассионарный дух должны быть на высоте.

Беседовал Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Источник: Voskanapat.info

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|