Хаменеи болен. Что будет с Ираном?

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 62 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

                Распространенные в последние дни сообщения о болезни Духовного лидера Исламской Республики Иран Аятолла-аль-узма Али Хаменеи вновь стали поводом для обсуждения на разных площадках вопроса о его преемнике, да и вообще о будущем Исламской революции в целом. Отметим, что в начале сентября иранский телеканал IRIB сообщил о том, что 75-летний Хаменеи перенес хирургическую операцию на предстательной железе. Хотя до прибытия в больницу Хаменеи сам заявил, что ему предстоит обычная операция, и нации не стоит беспокоиться по этому поводу. Но, судя по последовавшим после этого сообщениям из Ирана, руководству страны есть, о чем беспокоиться. Несмотря на то, что ранее уже несколько раз распространялись сообщения якобы о тяжелом состоянии Хаменеи, о том, что он чуть ли не находится при смерти, каждый раз оказывалось, что они не соответствует действительности, и Духовный лидер побеждал свой недуг. Но в этот раз высшие руководители государства сами дают повод для беспокойства. Так, президент ИРИ Роухани после посешения Хаменеи в больнице призвал весь народ молиться за доброе здравие Духовного лидера страны, хотя признал, что с его здоровьем все “в полном порядке”. Вслед за ним почти все представители высшей власти в стране: Хашими Рафсанджани, Али Лариджани, Садиг Лариджани, Ахмед Джаннати, Гуламали Адель, А. Велаяти, внук Имама Хомейни Хасан Хомейни, М. Ахмадинежад, военоначальники и другие, - сочли  своим долгом посетить больницу. Вслед за ним председатель Высшего Исламского совета Ирака Сеййед Аммар Хаким также посетил Хаменеи и помолился за его здоровье. После этого во всех мечетях страны начались массовые чтения молитв за здравие Духовного лидера, что дает повод думать не только о серьезности его состояния, но и определенной панике в руководстве.

                Разумеется, на сегодня никто из смертных не может точно прогнозировать дату смерти какого-либо из проживающих на свете людей, потому что, как говорится, все мы ходим под Богом. Тем не менее, когда речь идет о судьбе такого крупного государства, которое практически за весь период после победы Исламской революции в 1979 году вынуждено находиться в условиях значительной международной изоляции, а с некоторых пор – под экономическими санкциями, вопрос о жизни и смерти её единоличного руководителя имеет большое политическое значение, а не является сугубо внутренней проблемой одного Ирана, как это может показаться на первый взгляд.

                Али Хаменеи является вторым после основателя Исламской революции в Иране Имама Хомейни Духовным лидером страны. Этот пост он занял сразу после кончины Хомейни в 1989 году. Таким образом, в течение последних 25 лет он является бессменным, и фактически единоличным руководителем ИРИ. Следует отметить, что единственной, причем, самой большой заслугой Хаменеи на этом посту является то, что он смог сохранить Иран в нынешнем виде, не дал ему расчлениться, хотя такие угрозы были всегда. Кроме того, несмотря на жесткие экономические санкции, под его руководством Иран добился определенного успеха в своем социально-экономическом развитии, а в некоторых областях (напр., в нанотехнологиях) смог выйти на передовые позиции в мире. А в области внешней политики он смог отвести от страны угрозы открытого военного вмешательства со стороны Западного блока стран во главе с США. Кроме этого, ему в основном удавалось нивелировать противоречия между различными социальными, национальными и религиозными течениями внутри Ирана, более или менее обеспечивая стабильность внутри страны.

                Вместе с тем, было бы ошибкой думать, что проблемы и противоречия, существующие внутри Ирана, связаны исключительно с недружественными действиями извне. По сути, Хаменеи не удалось создать эффективную систему власти в стране. Огромная бюрократия, которая характеризуется кумовством, глубоко эшеленированной коррупцией, “телефонным правом”, преобладающим в системе управления государством, личными связями, отсутствием равных возможностей для продвижения по властной лестнице и многим другим, стала настоящим тормозом на пути развития страны. Мало того, все политическое руководство страны разделено на несколько влиятельных группировок, каждая из которых имеет огромное влияние на принятие судьбоносных для страны и народа решений. Отметим, что бесчинства и неуправляемость таких группировок были известны еще со времен Хомейни, который нередко жаловался на это, но, увы, даже он не смог укротить аппетиты таких группировок. А то, что с трудом удавалось Хомейни, оказалось вовсе не под силу Хаменеи, который ничего не может противопоставить растущим аппетитам консервативного духовенства и других внутривластных группировок. В итоге экс-президент ИРИ М. Ахмадинежад официально признал, что “60% доходов страны (около 50 млрд. долларов) находятся в руках 300 человек”. Думаю, читателям понятно, кто эти люди, и какое положение они занимают во власти. Такая система управления привела к отставанию темпов социально-экономического развития страны, к огромной инфляции, и, что немаловажно, стремительному ухудшению положения рядовых граждан. Отметим только то, что Иран – одно из самых “молодых” государств мира. Больше половины населения страны – молодежь, среди которой свыше 60% - безработные.

                Несмотря на определенные успехи во внешней политике, о которых мы написали выше, в основном Хаменеи не смог найти общую формулу поведения ИРИ с внешним миром. В этом плане определенные надежды населения страны, да и руководства тоже, были связаны с приходом к власти Роухани, который является прозападным политиком. “Назначив” его на этот пост, Хаменеи, видимо, надеялся на определенные смягчения в отношениях Ирана с США и всем Западным миром. Почти год назад, когда Роухани представил к утверждению парламента состав своего правительства, многие проиранские эксперты и наблюдатели в разных странах, в том числе и в России, были в восторге от этого “полностью прозападного кабинета”. Дальнейший ход событий в некотором смысле подтвердил правильность их восторга. Сразу после этого начались переговоры между известной под названием “шестерка” группой государств с Ираном по разрешению “ядерного досье”. Новый глава МИД Ирана Дж. Зариф за короткое время стал самым “желанным” человеком в европейских столицах. Последовали громкие заявления о скорейшем разрешении данной проблемы. Но, увы, год прошел, а положительные результаты все еще не маячат на горизонте. Все закончилось только тем, что Ирану вернули несколько миллиардов долларов активов, замороженных в западных банках. А главным итогом этих переговоров стало то, что США недавно утвердили новые санкции против некоторых иранских фирм, организаций и чиновников.

                Что касается отношения с Россией, то, несмотря на продолжение контактов на различных уровнях, и в этом направлении Роухани не может похвастаться какими-нибудь зримыми успехами. За весь этот год, как уже нами было отмечено, правительство Роухани, видимо, не без согласия Хаменеи, основную ставку делало на Запад, а сотрудничество с Россией носило открыто декларативный характер. Мало того, судя по происходящему, Роухани надеялся на то, что его правительству удасться использовать Россию в качестве некоторой ширмы, для отвода глаз, руками которой ему удастся достать горячие каштаны из “Западного костра”. То есть он надеялся втемную использовать Россию в своей игре с Западом. Но только после того, как стало ясно, что это у него не получается, а в отношениях с Западом отсутствуют более или менее положительные сдвиги, Роухани начал предпринимать отчаянные, в некотором смысле, запоздалые, попытки для улучшения отношений с Москвой. Уверен, недавнее соглашение “нефть в обмен на продовольствие” только подтверждает правильность такого вывода. Еще одним доказательством того, что Москва вовремя “раскусила” Иран в его стремлениях использовать ее втемную, является то, что, несмотря на то, что президент В. Путин обещал посетить Тегеран с официальным визитом, пока что он не очень торопится выполнять свое обещание.

                Пользуясь такой неудачей правительства Роухани на международной арене, консерваторы начали активно организовываться, и перешли к активной критике курса нынешнего правительства. Первым тревожным сигналом для Роухани стал импичмент в парламенте одной из знаковых фигур в его правительстве - министра науки и технологий Реза Фараджи-Дана, которого депутаты – “противники Роухани”, - обвинили в действиях, “противоречащих интересам нации”, “политизации” студенческой среды и даже в создании угрозы для безопасности страны. Хотя петицию под импичментом подписали всего 51 депутат 290-местного иранского Меджлиса, а спикер парламента Али Лариджани даже был против такого шага (против этого резко выступил и сам Роухани), все же за отставку министра проголосовали 145 депутатов при 110 против и 15 воздержавшихся. Наблюдатели в один голос окрестили это как “первое серьезное поражение Роухани”. По мнениию некоторых наблюдателей, такое стало возможным после того, как на недавних переговорах в Вене стороны не сумели снять все разногласия и установили новый срок подписания соглашения – до 24-го ноября. Консеваторы сочли это для себя благоприятным поводом для перехода к более активной борьбе против Роухани.

                Сразу после этого Роухани на встрече с иранскими дипломатами подверг своих критиков из числа консерваторов, выступающих против соглашения с западными державами по ядерной программе, суровой критике, послав их “в ад”. Президент назвал консерваторов, выступающих против решения ядерной проблемы Ирана через переговоры с Западом, “политическими трусами”. И обешал, что его правительство будет продолжать свою политику сдержанности и “конструктивного сотрудничества” с Западом. А министр иностранных дел Джавад Зариф в видеообращении заявил, что “переговоры являются уникальной возможностью творить историю”, и что успешное их завершение “позволит обеим сторонам обратиться к общим вызовам”, таким как Ирак.

                Но все это, как говорится, всего лишь “цветочки” в сравнении с другой, более грозной угрозой для Ирана – новоявленным Исламским халифатом, который напрямую угрожает войной против Ирана. Учитывая рамки этой статьи, где невозможно детально рассмотреть все аспекты данной проблемы, мы рассредоточимся на главных из них.

                По сообщениям СМИ из разных стран, вооруженные силы халифата уже вышли к государственным границам Ирана. Исходя из этого, некоторые аналитики предполагают, что в ближайшее время вполне могут начаться вооруженные столкновения прямо на границе. Это говорит о высокой вероятности начала большой войны халифата с Ираном.

                Весь вопрос в том, что в течение всех последних лет одной из главных задач американской дипломатии являлось привлечение Ирана к военному противостоянию в Ираке и Сирии. С уверенностью можно сказать, что такой ход событий позволил бы США и их союзникам добиться еще большего ухудшения ситуации внутри Ирана, а затем и своей главной цели - смены режима в этой стране путем очередной “цветной революции”. Халифат в этом плане создал уникальную возможность для вовлечения Ирана в войну. Иранские военные уже находятся в Ираке, хоть и под предлогом “защиты Багдада и традиционных шиитских святынь в Ираке”. Это говорит о том, что Иран находится перед новыми вызовами, ответ на которые вряд ли имеется у правительства Роухани. Потому, что атака Халифата на Ирак создала вокруг Ирана ситуацию цугцванга, когда любые дальнейшие шаги иранского руководства будут ошибкой.

                Вот почему болезнь Духовного лидера создает не совсем ясные перспективы перед Ираном, руководство которого пока что продолжают вести непримиримую борьбу между собой за усиление сфер влияния различных группировок. В таких условиях одним из главных для судеб Ирана вопросов является то, кто сможет занять место Хаменеи на посту Духовного лидера страны. В течение нескольких последних лет в Иране существует мнение, что преемником Хаменеии сможет стать аятолла Махмуд Хашеми Шахруди, который является более молодым в сравнении с другими аятоллами, а также прямым потомком пророка Мухаммеда (с). Некоторые источники в Иране даже утверждают, что Хаменеи в своем завещании назвал фамилию Шахруди в качестве своего преемника.

                Шахруди является радикальным сторонником укрепления исламских основ правящего в Иране режима и противником его либерализации. Он – за полное завершение иранской ядерной программы.

                Пока остановимся на этом, и не будем так далеко заглядывать в будущее. На сегодня ясно одно: в условиях, когда вокруг Ирана сложилась качественно новая геополитика, смерть Духовного лидера страны ничего хорошего государству не сулит. Все остальное – в руках Всевышнего!

Источник: ИА REX

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|