Остановил ли Путин войну между Азербайджаном и Арменией

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 58 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Первые впечатления от сочинского саммита трех президентов

                Президенты России, Армении и Азербайджана провели встречу в Сочи в резиденции “Бочаров ручей”. В последний раз саммит Алиев-Саргсян состоялся осенью прошлого года в Вене и партнеры по переговорам хорошо изучили позиции друг друга. Поэтому надо полагать, что они тщательно готовились к саммиту в Сочи, обыгрывая разные сценарии действий и переговорной тактики.

                Готовилась к этой встрече и Россия. К разряду прогнозируемых ее ходов можно было отнести стремление “разрядить” напряжение между Баку и Ереваном, возникшее после вооруженных столкновений конфликтующих сторон. Отметим и такой момент: сам факт, что спустя два с половиной года президент России Владимир Путин решил вернуться к прямому участию в урегулировании карабахского конфликта, предполагает наличие у российской стороны своей версии по карабахскому урегулированию. Плюс, возможно, какая-то  домашняя заготовка”, которую можно было использовать или не использовать в зависимости от хода переговоров и некоторых входящих обстоятельств.

                Что получилось? В Сочи президент России Путин сначала провел отдельные встречи с президентами Саргсяном и Алиевым. После того, как были опубликованы приветственные речи лидеров России, Армении и Азербайджана, стало ясно, что в двухсторонних отношениях стороны имеют все же отличную друг от друга повестку дня. Принимая Саргсяна, Путин подчеркнул, что “российско-армянские отношениям носят исключительно дружеский, стратегический характер, о чем говорят и последние решения Армении, армянского руководства – и о присоединении к Таможенному союзу, и к Евразийскому экономическому союзу”. И на вторую позицию вывел обсуждение вопросов, связанных с карабахским урегулированием. “После последней нашей встречи прошло три месяца, и есть необходимость подвести итоги некоторых наших договоренностей, - ответил Саргсян. - Кроме повестки наших двусторонних отношений, я тоже хотел бы обсудить некоторые вопросы, связанные с интеграционными процессами, конкретно связанные с присоединением Армении к договору о Евразийском экономическом союзе”. Затем он проявил интерес к ситуации на Украине, обратившись с просьбой проинформировать о тех мерах, которые предпринимает Россия на этом направлении. И только потом обозначил вопрос о “причинах преднамеренной эскалации ситуации Азербайджаном на армяно-азербайджанской границе и на линии соприкосновения”.

                Принимая Алиева Путин заявил следующее: “Отношения у нас развиваются, причем развиваются по восходящей. Мы регулярно поддерживаем контакты на нашем уровне, на уровне правительств, развиваются экономические связи, гуманитарные и то, чего не было никогда, по некоторым другим направлениям активно сотрудничаем. Это элемент доверительности, который укрепляется постоянно в двусторонних контактах”. Такие слова можно было бы адресовать лидеру любого другого государства, с которым Россия поддерживает нормальные двусторонние отношения. В свою очередь Алиев отметил, что в отношениях между странами складывается устойчивая многолетняя позитивная динамика. По его словам, “мы рассматриваем Россию как одного из наших основных партнеров на международной арене… Мы настроены решительно наращивать потенциал сотрудничества”. Что же касается проблемы карабахского урегулирования, то бросается в глаза категоричность в заявлении Алиева: “Нагорно-карабахский конфликт слишком затянулся и требует своего решения”.

                Если характеризовать избранную Москвой и Баку в данном случае дипломатическую стилистику, то она классическая. Не более того. Кроме категорического заявления Алиева относительно карабахского урегулирования, поскольку оно содержит “нервозную нюансировку с необозначенным адресантом. Вот почему нельзя было исключать и того, что трехсторонняя встреча Путин-Алиев-Саргсян может вообще не состояться. На это накануне намекал пресс-секретарь главы России Дмитрий Песков. По его словам, “Москва не исключает проведения в трехсторонней встречи президентов РФ, Армении и Азербайджана по проблеме Нагорного Карабаха”. И далее: “Все стороны высказывают обеспокоенность в связи с ростом напряженности, в связи с инцидентами, которые имели место в последние дни и повлекли многочисленные человеческие жертвы. Ситуация, действительно, неспокойная и нестабильная. Как раз для ее купирования с тем, чтобы не дать этой ситуации превратиться в то, о чем вы говорили, предпринимаются сейчас усилия”.

                На саммите в Сочи была обозначены позиции сторон. Россия призывает “решить конфликт мирно и конфликтующим сторонам проявить добрую волю”. В то же время президент России подчеркнул, что “с уважением относится к международным форматам”. “Конфликт нужно решить на компромиссной основе и на тех принципах, которые предложили нам сопредседатели Минской группы”, - согласился Саргсян. В то же время Алиев главный упор сделал на четыре резолюции СБ ООН, требующие “незамедлительного и безоговорочного вывода армянских оккупационных сил с территории Азербайджана”. По его словам, “Минская группа в лице сопредседателей работает, пытается сблизить стороны, но это не очень хорошо получается”. Алиев также отметил, что “Россия как наш близкий друг, партнер и сосед имеет, конечно, особую роль в процессе урегулирования”, и он надеется, что “скоро путем мирных переговоров решение будет найдено, и оно будет соответствовать и международному праву, и справедливости”.

                Как бы подводя результат переговорам, Путин обратил внимание на то, что “у нас все-таки особые, очень близкие отношения, глубокая предыстория, позволяющая нам откровенно обменяться мнениями по поводу того, где мы находимся и что нужно сделать для того, чтобы двигаться вперед к урегулированию всех этих проблем, доставшихся нам из прошлого”. Но из этого не ясно, будет ли в дальнейшем он выступать в роли посредника в карабахском урегулировании или ограничиться только двусторонними отношениями с Баку и Ереваном, хотя Алиев выразил надежду на то, что “его личное участие в этом процессе даст новый толчок переговорному процессу”.

                Пока складывается ощущение, что Путину удалось нивелировать напряжение между конфликтующими сторонами, хотя Москва и Ереван ясно дали понять, что по карабахскому урегулированию будут действовать в формате Минской группы ОБСЕ. “Решение проблемы мирным путем - самое главное”, - подчеркнул Путин. Неслучайно американский сопредседатель в Минской группе ОБСЕ Джеймс Уорлик в интервью радиостанции “Голос Америки” высказывал уверенность в том, что “встреча президентов в Сочи - первый шаг, позволяющий предотвратить столкновения на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск”.

                Таким образом, как и предполагало REX, российская политика в Закавказье начинает приобретать более выверенный и последовательный характер. Что же касается карабахского конфликта, то он - как также предполагало REX - по своему характеру и технологиям решениям уже напоминает ближневосточное урегулирование. До момента, когда ощущение вражды между двумя народами, порожденное нагорно-карабахским конфликтом снизится, еще далеко.

Источник: IA Rex

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|