ИГИЛ и “Большая игра”

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 4 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

("Cumhuriyet", Турция)

Нильгюн Джеррахоглу (Nilgün Cerrahoğlu)

 

            Сегодня Турция, сфокусировавшая свое внимание на президентской гонке, не замечает, с каким интересом на всем земном шаре проводят памятные мероприятия в честь столетия с начала Первой мировой войны. Тем временем совсем рядом с нами группировка ИГИЛ провозгласила халифат.

            При этом она привлекла внимание к двум очень важным моментам: 1) грубо подняв планку цинизма, организация изменила свое название ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта) на Исламское государство; 2) она объявила о конце системы Сайкса — Пико, существовавшей со времен Первой мировой войны, вплоть до нивелирования сирийско-иракской границы.

            Судя по информационным сообщениям на тему ИГИЛ провозгласила халифат, наши газеты, очевидно, не принимают эту новость всерьез и предпочитают не вдаваться в подробности.

            Говоря подробности, я, конечно же, преувеличиваю. Превращение ИГИЛ в Исламское государство на практике подразумевает объявление джихада против всех светских элементов Запада, а наряду с ним и Ближнего Востока. А конец системы Сайкса — Пико предполагает крах известного нам статус-кво. Особенная ирония заключается в том, что эти события по времени в точности совпадают со столетней годовщиной начала Первой мировой войны.

            Круг вновь замкнулся, словно и не было этих 100 лет.

            Как в мыльной опере, каждая серия которой завершается надписью продолжение следует, на Ближнем Востоке не прекращается инструментализация мазхабных войн и ислама под управлением крупных сил.

 

Ислам — главный элемент политического ландшафта

            Одним из наиболее подробных и информативных трудов о Ближнем Востоке и Первой мировой войне можно назвать книгу под названием Мир, положивший конец миру. Как создавался современный Ближний Восток?. Как отмечает ее автор Дэвид Фромкин, европейские политики в период Первой мировой войны осознали, что ислам и его доминирование в регионе являются основным элементом политического ландшафта. Эта мысль раскрывается с помощью понятия Большой игры. Далее Фромкин продолжает: В действительности они (крупные силы) после войны определили рамки ближневосточного урегулирования с учетом данного факта. Но (несмотря на это) европейские политики того времени очень плохо понимали ислам. Они верили, что исламская оппозиция, выступающая против политики модернизации и европеизации, исчезает. Если бы они могли видеть вторую половину XX века, они бы очень удивились всплеску ваххабитского мазхаба в Саудовской Аравии, накалу религиозного фанатизма в охваченном войной Афганистане, жизнеспособности „Братьев-мусульман“ в Египте, Сирии и во всем суннитском мире, а также буре, поднятой Хомейни в шиитском Иране...

            Поскольку свою книгу Фромкин написал в конце 1980-х годов, в числе радикальных групп он, естественно, не называл ни Аль-Каиду, занявшую свое место в мире после 11 сентября, ни ИГИЛ, которая сегодня хочет называться Исламским государством.

            Если автор пересмотрит свою работу сегодня, он, наверняка, поставит их в самое начало списка...

 

Нет ощущения законности

            Если объяснять кратко, то Фромкин отмечает, что империалистические силы исходили из предположения о том, что все на Ближнем Востоке — это религия, и выстраивали войны за передел с явной опорой на эту гипотезу. Но, очень мало понимая ислам, арабов и местный народ, они впали в колоссальное заблуждение и столкнулись с множеством противоречий.

С одной стороны, крупные силы продолжают регулярно использовать региональных игроков для реализации своих целей, с другой — они уверены, что исламская оппозиция, которая выступала бы против их политики модернизации и европеизации, исчезает, и в этом отношении создают не имеющие никаких предпосылок хаотичные конструкции (государства).

            На Ближнем Востоке нет „ощущения законности“, согласованности в правилах игры. И у тех единиц, которые называют себя „государством“, в каких бы границах это ни происходило, а также тех, кто объявляет себя на этих территориях правителем, отсутствует единое представление о легитимности, — отмечает Фромкин. В конечном итоге он приходит в своей работе к следующему выводу: В этой связи преемники османских султанов не могут усидеть на своих местах вечно.

            Так, современный Ближний Восток полностью возник на Западе — когда сформированные Западом кусочки XX века были вмонтированы в нашем регионе в инфраструктуру VII века.

Сайкс — Пико — семя новых войн

            Все это представляет традиционный подход Запада к Ближнему Востоку, не менявшийся со времен соглашения Сайкса — Пико, которое уже в момент подписания в ходе Первой мировой войны приобрело репутацию договора, призванного превратить Ближний Восток в центр репродукции будущих войн.

            Силы, которые в конце Первой мировой войны словно линейкой в своих руках начертили границы государств-наций (в западном смысле этого слова), в начале XXI века снова вошли в регион, только на этот раз с блистательной западной идеей демократизации.

            Но в результате оттуда, куда они обещали принести демократию, фонтаном выбилась ИГИЛ! И первым делом, за которое она незамедлительно взялась, стало разворачивание борьбы против Сайкса — Пико. Ни в одном уголке мира Первая мировая война так не актуальна, как в нашем регионе: именно здесь календарь может внезапно показать 1914

Источник: ИноСМИ

Оригинал публикации: ISiD_ve__Buyuk_Oyun_

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|