ТЕНЬ АТАТЮРКА И КАРАБАХ: ПОЧЕМУ В БАКУ ПЕРЕСТАЮТ ЛЮБИТЬ ЭРДОГАНА

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 4 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Украинский кризис формирует в Закавказье новую ситуацию

            Известный азербайджанский официозный политолог, директор Центра политических инноваций и технологий Мубаризом Ахмедоглу выступил с любопытным заявлением. Оно примечательно тем, что демонстрирует уровень оценки азербайджанскими политологами развития российско-турецких отношений после воссоединения Крыма с Россией - в целом, и в отношении перспектив карабахского урегулирования – в частности.

            Начнем одного из тезисов, озвученных Ахмедоглу. 10-летнее правление Эрдогана может считаться одним самых золотых периодов в российско-турецких отношениях, - считает политолог.- Эрдогановская Турция не создавала проблем России, а напротив, предотвращала возникновение таковых. Это действительно так.

            В настоящее время российско-турецкие отношения переживают период наивысшего расцвета. Их базовой основой являются, прежде всего, бурный рост торгово-экономического сотрудничества. Именно этот фактор во многом способствовал тому, что Анкара во время спровоцированной Грузией кавказской войны августа 2008 года вела себя предельно благоразумно, хотя Запад подталкивал ее к вовлечению в этот конфликт.  Эта война, - писал директор турецкого центра международных отношений и стратегического анализа Синан Оган,- началась после долгого периода ожидания, США вооружали Грузию, проводили совместные учения, чтобы реализовать на Кавказе свои новые геополитические цели, компенсирующие их неудачу в Ираке. Итог: Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, что серьезно изменило расстановку политических сил в регионе не в пользу Запада.

            14 августа 2008 года в Москве премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган предложил мирный проект по стабильности и сотрудничеству в Кавказе, что означало: Турция намерена сохранять близость с Россией, чтобы способствовать  не только стабильности на Кавказе, но и сохранить свои достижения в качестве одного из ведущих игроков на Ближнем Востоке. После этого впервые эксперты стали задумываться над реальностью выстраивания стратегическая оси Москва – Анкара в качестве ключевого вектора евразийской политики.

            В последующем США пытались перехватить у России инициативу на этом направлении, вовлекая Турцию под предлогом демократизации авторитарных режимов, в арабскую весну и в сирийский кризис, обещая ей геополитические  дивиденды - роль лидера региона. Но в результате Турция заметно ослабила на Ближнем Востоке  свои позиции, оказалась в кольце врагов,  особенно в ходе участия в сирийском кризисе. Тем не менее, даже в такой ситуации Анкара и Москва  не сжигают мосты, хотя в Сирии оказались по разные стороны баррикад.

            Анкару не сбили с толку попытки Запада разыграть в украинском кризисе карту крымских татар. Мало кто обратил внимание на публичное заявление, сделанное 7 марта 2014 года премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом по результатам его разговора с российским президентом Владимиром Путиным. Во время беседы с российским лидером Эрдоган заявил о том, что Россия должна защищать права крымских татар так, как она это делает с правами русского большинства и правами других меньшинств, проживающих в Крыму. То есть, именно России, а не Украине поручилась такая миссия, что может свидетельствовать: Турция осознает изменении реального расклада сил и влияний в регионе Черного моря и Кавказа. Не случайно и то, что США сейчас решили увязать Сирию с Крымом, заявив о приостановке дипломатические отношения с Сирией. Это - сигналы не только на срыв американской стороной переговоров в рамках процесса Женева-2 между сирийским правительством и силами оппозиции, но и намерение ужесточить политику Анкары в отношении Дамаска с перспективой вывести на  противостояние с Россией. Второй аспект американской политики в Турции заключается в создании политических проблем для Эрдогана, что и происходит.

            В этом смысле тезисы, озвученные азербайджанским политологом Ахмедоглу, звучат наиболее интригующе. По его словам, «внутриполитические процессы в Турции могут, как следствие, привести к преимуществу военных в системе власти этой страны, которые на 90 процентов можно считать азербайджанцами, что однозначно будет работать в пользу Азербайджана и нагорно-карабахского урегулирования». Более того, Ахмедоглу также заявляет: Тот политический параметр, который вынуждал Эрдогана бороться с военными в Турции, и тот, кто выступал союзником премьера, сейчас стал его врагом. Этот параметр – Фетуллах Гюлен. А на пороге муниципальные выборы. И совершенно очевидно, что в случае поражения партия Эрдогана будет вынуждена уйти в отставку, что признавал и сам Эрдоган.

            Сразу отметим, что Эрдоган заявлял о своем уходе из политики только в случае поражения его партии Справедливость и развитие на региональных выборах 30 марта. Кстати, представители ИА REX  Модест Колеров и Станислав Тарасов, встречавшиеся недавно в Стамбуле с известными турецкими политиками, уже отмечали, что, во-первых, региональные выборы , независимо от их результатов, не ведут к смене власти в стране, и всего лишь могут выявить новое соотношение сил. Во-вторых, по оценке турецких экспертов, правящая партия, несмотря на некоторые электоральные потери, может получить на выборах 33-35%, а может и 30% .Это, конечно, не те 50 с лишним процентов, которые партия Эрдогана получила на парламентских выборах. В таком случае, как предполагают те же турецкие эксперты, накануне намеченных на 10 августа президентских выборов в правящей партии может произойти раскол, что осложнит ей продвижение на пост главы государства своей кандидатуры.  При этом нельзя исключать и появление после региональных выборов в Турции новых политических партий. Вероятный сценарий событий в Турции выглядит следующим образом: в силу закулисных договоренностей между различными политическими силами, включая и открытую оппозицию, еще на один президентский срок избирается нынешний глава Турции Абдуллах Гюль. В ходе намеченных на будущий год парламентских выборов Эрдоган, если не получит большинство голосов, будет вынужден пойти на формирование коалиционного правительства, то есть утерять существующую монополию на политическое правление страной. Или, если к тому времени правящая партия действительно развалится, он может стать во главе какой-то ее части, но не уйдет из большой политики.

            В этой связи особого внимания заслуживает еще такие  посылы  Ахмедоглу. Первый: о возможности прихода к власти в Турции военных, которые на 90 процентов можно считать азербайджанцами, что однозначно будет работать в пользу Азербайджана и нагорно-карабахского урегулирования. И второй: Кто выступал союзником Эрдогана, сейчас стал его врагом. Этот параметр – Фетуллах Гюлен. Не секрет, что нурсизм создан ЦРУ США, как средство влияния против СССР, - утверждает также Ахмедоглу. - Учитывая все эти факторы, а также то внимание, которое Россия и лично президент Владимир Путин уделяет российско-турецким отношениям, это является очень важным вопросом. Таким образом, складывается следующий силлогизм: в Турции, по примеру Египта, возможен устраивающий Азербайджан военный переворот, в результате которого от власти отстраняется исламист Эрдоган, от которого в свою очередь, отрекся находящийся в США известный богослов Фатуллах Гюлен. Но который, как заявлял бывший официальный представитель Эрдогана Акиф Беки в интервью каналу CNN Türk, сыграл важную роль в ослаблении влияния военных в глубинном государстве, которые - по Ахмедоглу – на 90 процентов состоят из азербайджанцев. Вывод: на азербайджанском направлении Эрдоган и Гюлен выступали, и, возможно, выступают союзниками, если рассматривать Гюлена в качестве проводника интересов США в Турции.

            И еще о логике. Как стало известно из нашего общения с турецкими экспертами в Стамбуле, Гюлен выступает за нормализацию отношений Турции с Арменией. Кстати, в период активных переговоров Еревана относительно соглашения об ассоциации с ЕС президент Армении Серж Саргсян выставлял в качестве одного из условий открытие Турцией границ с Арменией. При этом Вашингтон и Брюссель оказывали по этому направлению на Турцию огромное давление. Она всячески воздерживалась от такого шага, ссылаясь на договоренности с Баку рассматривать проблему в комплексе, в тесной увязке с освобождением Арменией азербайджанских районов. Как считает Ахмедоглу, правительство Эрдогана не воспользовалось карт-бланшем, предоставленным США в нагорно-карабахском урегулировании. Но с учетом украинского кризиса и возвращения Крыма в состав России можно утверждать, что в случае подписания Ереваном соглашения с ЕС Москва могла бы пойти - либо на разыгрывание степанакертской карты с Баку, либо на признание независимости Карабаха в качестве опережающего шага. Явилось ли это частью санкт-петербургской договоренности между президентом России Владимиром Путиным и Эрдоганом, о чем упоминает Ахмедоглу, сказать сложно.

            Наконец, нельзя обойти вниманием и исторический пассаж Ахмедоглу. Может быть, если бы не политика Сталина, то дружба между Ататюрком и Лениным создала бы совершенно иную ситуацию в регионе, - заявил он. - Сталин, как известно, был изрядно подозрителен, и под воздействием ряда факторов заподозрил Ататюрка и передал Зангезур армянам, что сформировало негативный фундамент в отношениях между ленинской Россией и ататюрковской Турцией. Действительно в начале 20-х годов прошлого века Сталин  вместе с Троцким готовили формирование Социалистического Турана, объединяющего в единое государство турок бывшей Османской империи и тюрок бывшей Российской империи. В той конкретной ситуации вопросы о территориальной принадлежности Карабаха для московских большевиков не имели принципиального значения. В свою очередь, Мустафа Кемаль, принимая правила игры большевиков, настаивал, к примеру, о передаче под юрисдикцию братской Турции Баку, поскольку англичане лишили турок энергоресурсов. Лишь после того, когда Кемаль отказался от предлагаемого Москвой революционного геополитического проекта, Сталин реанимировал термин Азербайджан, и стал его выставлять уже в качестве лидера всего тюркского мира- с прицелом на свои будущие действия в отношении Турции.

            Прошло столько лет, но сталинский синдром тюркского лидерства так и застрял в политической ментальности многих азербайджанских политиков, которые часто начинают свои заявления с фразы Турция должна... В то время, как политическая практика демонстрирует, что Азербайджан не является лидирующим звеном в огромном тюркском мире и давно выпал из турецкой геополитической схемы. Косвенно это признает и Ахмедоглу, заявляя, что поддержка, оказываемая Путиным Эрдогану, может стать актуальной, и что эта поддержка, хоть и не сразу, но может повлиять на общество Турции. Именно Путина, а не президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Источник: ИА Rex

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|