Кому и как служила азербайджанская партия “Мусават”: Очерк пятый

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 5 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Азербайджан и Персидская революция 1906 года:

социал-демократия проигрывает пантюркизму  

                Последний очерк мы завершали цитированием статьи Льва ТроцкогоБалканы, капиталистическая Европа и царизм”, который отмечал, что “не следует забывать, что все восточное Закавказье и Азербайджан в этнографическом отношении представляют одно целое”. При этом он ссылался на публикацию в издании “Новое Время”, которое выступило со статьей “Анархия в Тавризе достигла невероятных размеров”. На эту же публикация сослался и Владимир Ленин в своей статье от 16 октября 1908 года в издании “Пролетарий”. Ленин выбрал из этой статьи следующие фразы: “Вождь революционного персидского войска Саттар-хан объявлен «адербейджанским Пугачевым” и уточняет: “Адербейджан или Азербейджан есть северная провинция Персии; главный город этой провинции — Тавриз, население этой провинции, по Реклю, доходит почти до пятой всего населения Персии”. Тогда Элизе Рекль- французский географ, социолог, член 1-го Интернационала, посетивший много стран, начиная с Европы и кончая отдаленными уголками Америки, Африки и Азии, создатель  географической энциклопедии, пользовался всемирным признанием.

                Далее Ленин пишет: “Три обстоятельства должны быть выдвинуты при этом на первый план во всей нашей партийной агитации. Во-первых, в противоположность всей реакционной и либеральной печати, начиная от черносотенцев и до кадетов включительно, социал-демократия срывает маску с дипломатической игры в конференции, в соглашение держав, в союзы с Англией против Австрии или с Австрией против Германии или какие бы то ни было иные. Во-вторых, мы должны выяснить реальные, а не словесные плоды и результаты этого заговора: удар по турецкой революции — содействие России в деле удушения персидской революции — вмешательство в чужие дела и нарушение основного принципа демократии, права наций на самоопределение. Наша программа, как и программа всех с.-д. мира, отстаивает это право”.

                Тут сразу напрашивается два важных вывода. Первый: тогдашние российские лидеры социал-демократии соглашались с принятым разделением Восточного Закавказья (Россия) и Азербайджана (Персия). Второе: применительно к событиям в Персии, как и на Балканах, они использовали термин “право наций на самоопределение”, а не “право Персии на независимость”. Так выявляется базовая установка российских социал-демократов, которая целиком совпадала с политикой Воронцова-Дашкова. Третье: Троцкий и Ленин неслучайно в своих статьях тематически объединяют события на Балканах, Османской империи и Персии.

                В июне 1908 года российский император Николай II и английский король Эдуард VII встретились в Ревеле (Таллин), где были приняты решения, которые могли бы предопределить ход событий как в Османской империи, так в Персии, не говоря уже о действиях наместника на Кавказе Воронцова-Дашкова. Монархические особы достигли согласия: в ответ на получение Австро-Венгрией концессии на строительство железной дороги к Салоникам предлагалось Стамбулу провести реформы и согласиться с вводом в этот район 10-12-тысячного военного, видимо, англо-российского контингента. С одной стороны, это решало “судьбы Македонии”, с другой - наносило удар по центру младотурецкого движения в Салониках. В историографии существуют версии, что тогда Петербург тогда свое главное внимание уделял вопросу о Проливах.  Тем более, что глава МИД Российской империи Извольский обсуждал в Лондоне возможности проведения по этой проблеме “будущей конференции”, которая должна была обсудить происходящие изменения на европейском континенте. Но это был отвлекающий маневр, поскольку многое тогда решалось в Петербурге, Тифлисе и в Персии.

                3 июля 1908 года в македонском городке Ресне началось восстание младотурок. В течение короткого времени революционное движение охватило значительную часть европейских владений Османской империи. 23 июля салоникский комитет “Единение и прогресс в ультимативной форме потребовал от султана немедленно провозгласить конституцию, угрожая в противном случае походом революционных войск на Стамбул. Султан Абдул-Хамид был вынужден был в ночь на 24 июля 1908 года согласиться на восстановление конституции и созыв парламента, не заседавший в течение 30 лет.

                5 октября 1908 года Болгария объявила о своей независимости от Стамбула, а на следующий день Австро-Венгрия осуществила окончательную аннексию Боснии и Герцеговины. В среде младотурок произошел раскол. В результате турецкий парламент вплоть до I апреля 1909 года не принял ни одного существенного решения. 13 апреля 1909 года султан Абдул-Хамид решил взять реванш: он организовал выступление частей стамбульского гарнизона, потребовавших упразднения законодательной палаты, восстановления шариата и власти султана. Его поддерживали Лондон и Петербург. Однако младотурки быстро подавили это выступление и 26 апреля восстановили контроль над столицей. На следующий день парламент принял решение о низложении султана. На престол был возведен старый Мехмед V Решид (1909-1918). В новое правительство вошли многие видные младотурецкие деятели. Функционеры партии “Единение и прогресс” стали занимать зпосты губернаторов, послов, большую часть высших должностей в армии и при дворе.

                Апрельские события 1909 года означали окончательное завершение младотурецкой революции. В короткое время Стамбул стал центром политической активности на Ближнем Востоке. Сюда стали съезжаться представители эмиграции, балканские и иранские революционеры, арабские националисты и активисты тюркских народов России. Младотурки продуцировали поток идей мусульманской реформации, но, прежде всего, пантюркизма, который ликвидировал основы османизма, на котором стояла многонациональная империя. Даже исламизм султана Абдул-Гамид не представлял для будущего страны столь катастрофической опасности. Он разделял османское общество на два лагеря – мусульман и христиан – , но не ликвидировал османскую идентичность. Но дело было даже не в этом. Младотурки определили стратегический выбор: строить будущее на основе тюркской идентичности в глобальном масштабе, используя европейские образцы модернизации. Это была неожиданная для Петербурга и Тифлиса идеологическая новация, что напрямую затрагивало, как российских, так и персидских тюрков.

                Главное обстоятельство, которое стало тогда определять опасность Иранского Азербайджана для Российской империи. Эта область непосредственно граничила с ней, находилась в ближайшем соседстве с таким революционным центром, каким в событиях 1905-1907 годов являлся Кавказ. В отношении России мог сработать и обратный эффект. Так что неудивительно, что в апреле 1909 года в события в Персии вновь решила вмешаться Россия. 23 апреля Воронцов-Дашков получает приказ двинуть на Тебриз 5-тысячный отряд “для защиты русских подданных”. 30 апреля отряд под командой генерала Снарского вступает в Тебриз, и оборона города сдается. Саттар-хан, который возглавлял вооруженное восстание в Тебризе в 1908-1909 годы, и на которого делали ставку Воронцов-Дашков вместе с социал- демократами, был вынужден скрыться и нашел убежище в турецком консульстве. В Тавризе начались аресты, а кавказские социал-демократы стали возвращаться на Кавказ. Вот что любопытно: русский поверенный в делах телеграфировал из Тегерана в Тифлис Воронцову-Дашков: “Желательно было бы, чтобы власти наши на Кавказе не применяли к ним никаких дисциплинарных мер, дабы этим не мешать добровольному возвращению их на родину. Для наших интересов все эти выходцы будут, безусловно, безвреднее на Кавказе, чем в Персии”.

                Но Расулзаде решил перебраться в Османскую империю. Итог его работы в Персии, как пишет азербайджанский историк Джамиль Гасанлы, более двух сотен статей, преимущественно социал-демократического содержания. Но нам не удалось обнаружить среди них таких, с которыми, к примеру, выступал в 1907 году на страницах журнала “Fuyuzat” (“Просвещение”) Али Гусейнзаде, вводя в оборот понятия “тюркизм”, “исламизм” и “европеизация”. Может быть это связано с некоторыми биографическими особенностями Расулзаде. Он родился 31 января 1884 года в поселке Новханы Бакинской губернии. Новхоны – село татское. Во всех известных источниках указывается, что таты - кавказские персы, иранский этнос, проживающий в Азербайджане, России и в Дагестане. То есть, выходит, что Расулзаде не является этническим тюрком.

                В 1911 году появляется сообщение об образование в Баку партии “Мусават” (“Равенство”). Кто ее создавал? Некоторые историки считают, что это был проект самого Расулзаде, который осуществили его двоюродные братья Мехмед Али Расулзаде, Аббасгулу Казымзаде и Таги Нагыоглу, жившие в Баку. Однако на сей счет есть и другие версии.

Продолжение следует

Источник: IA Rex

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|