КАК ГЕНЕРАЛ ЕРМОЛОВ БИЛСЯ ЗА КАРАБАХ: ОТКРЫТИЯ ГЮЛИСТАНСКОГО ДОГОВОРА 1813 ГОДА

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 8 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Очерк второй

                10 октября 1816 года генерал Алексей Петрович Ермолов прибыл в Тифлис и вступил в должность управляющего Грузией и командующего Отдельным Кавказским корпусом и вместе с тем чрезвычайного посланника в Персию. Как отмечал русский кавказовед Василий Потто, это предопределило новый стиль политики России в этом регионе.

                Император Александр I заявлял о желании договориться с Персией и готовности идти на уступки. С другой стороны, 29 июля 1816 года он, со ссылкой на итоги беседы с персидским послом, в инструкции Ермолову перед выездом на Кавказ указывал:

   При первом свидании объявил он, какие поручено ему сделать предложения; по приглашении же изложить их письменно, вручил чрез несколько дней ноту, причем в списке приложенную. Содержание оной состоит в домогательстве, чтобы мы отдали обратно Персии или все земли, кои нам от нее уступлены, или часть оных, за денежное вознаграждение; поименно никаких земель не обозначено; но по частным сведениям известно, что он требовал всего только для того, чтобы тем вернее получить хотя частицу, и что все желания персидского двора в полной мере удовлетворились бы, есть ли б, из числа приобретенных нами земель, мы уступили ханства: Талышинское, Карабагское и Ганжинское. Каковы бы ни были обстоятельства, подавшие повод к сему домогательству, нельзя не согласиться в том, что таковое требование о возвращении земель по заключении договора, силою которого оне торжественно уступлены, должно показаться странным.

                Это был серьезный разворот петербургского кабинета в кавказской политике. Тем более что императору Александру I было известно о том, что в 1814 году Англия подписала с Персией договор, согласно одной из статей которого Лондон обязывался осуществлять посредничество при определении русско-иранской границы. Он считал Гюлистанский трактат промежуточным, поскольку определение границ между Россией и Персией было специально оговорено в приложенном к трактату Сепаратном акте. Персия при поддержке Великобритании настаивала на возвращении к границам 1801 года.

                Почему? Россия, в отличие от Османской империи, а также персидских династий XVIII-XIX веков , в тот период строила отношения с некоторыми государствами Кавказа на договорной основе. Но как? 12 сентября 1801 года император Александр I издал манифест о присоединении Грузии к России, в то время как Персия, хотя и формально, оставалась сюзереном этой и других провинций, входящих в состав ее империи.  Поэтому когда персидский шах предлагал в новом трактате провести пограничное размежевание по 1801 году, это означало, что Персия признает право России иметь в своем составе только Грузинское царство, поскольку эта акция была инициирована царем Ираклием Вторым, который, как говорится в Манифесте духом и достоинством своим соединил все под власть свою.

                Остальные трактаты, а также Кюрекчайский договор 1805 года о вхождении в состав Российской империи Карабахского ханства, отличались аналогичным свойством, что с позиции международного права определяется термином conventio duorum pluriumve in idem placitum consensus, то есть договором о возникновении юридических взаимоотношений между субъектами. Таким образом сложившаяся ситуация диктовала российской дипломатии обязательное обозначение в Гюлистанском трактате фактора юридического признания Персией за Россией Гянджинского, Карабахское, Ширванского, Дербентского, Кубинского, Бакинского и Талышинского ханств, а также ...всего Дагестана, Грузии с Шурагельской провинцией, Имеретией, Гурией, Мингрелией и Абхазией. Теперь в задачу Ермолова входило удержание завоеванных позиций, закрытие вопроса о границах с Персией. Он сразу отправился в Карабах, так как, персияне готовы требовать с настоятельностию все присоединенные нами мусульманские провинции и Карабах непременно.

                Итак, я поехал в Карабах, полковнику Иванову поручил осмотреть Талышинское ханство, офицерам квартирмейстерской части приказал сделать обозрение прочих границ с Персиею, - пишет Ермолов в своих Записках. - В Карабахе познакомился я с ханом, оттуда нарочно проехал в селение Зардаб, лежащее на реке Куре, дабы видеться с ширванским ханом, из вежливости выехавшим мне навстречу; потом был я в селении Мингечаур, где хан шекинский меня дожидался. В Тифлис возвратился я 12 декабря, проездив немного более месяца. Здесь могу сказать, что я настоящим образом вступил в отправление дел и уже ознакомился по крайней мере с главнейшими обстоятельствами, до края относящимися.  К Грузии присоединен Елисаветпольский округ — бывшее ханство Ганджинское — в 1804 году, взятое оружием под предводительством главнокомандующего генерала князя Цицианова, и сим ограничивается пространство, которое мы под общим именем Грузии именуем. (Так из переговоров с персами снималась проблема Гянджинского ханства - С.Т.)  Ханство Карабахское было в управлении Мехти-Хана, имеющего чин генерал-майора. Отец, умышляя против нас измену и доброжелательствуя персиянам, с которыми мы были в войне, пригласил войска их, но был предупрежден, и войска наши, внезапно напавшие на него ночью, лишили его жизни. Дочь его, сестра нынешнего хана, находится в замужестве за шахом персидским, и потому сколько ни показывает он себя приверженным нашему правительству, по привязанности к сестре имеет сношения с Персиею.

                Так вводилась острая интрига, предопределившая в конечном счете дальнейшую судьбу Карабахского ханства. Из записки Ермолова 19 ноября 1816 года:

                Ханство еще в 1805 году покорилось первое власти Государя. Хан, в ознаменование зависимости, платил дань 8 тыс. червонцев. С того самого времени войска наши имели пребывание в ханстве и персияне смотрели с завистью на богатейшую землю сию, доставшуюся в руки наши. Народонаселение Карабаха простирается до 24 т. семейств. Оно не составляет половины прежнего, ибо неоднократно наносимая прежде персиянами война разорила землю; жители в большом количестве увлечены в плен, не в меньшем разошлись по разным местам.

                Из рапорта Ермолова императору Александру, февраль 1817 года:

                Вникая в способы введения в здешнем крае устройства, хотя вижу я большие затруднения, надеюсь, однако же, со временем и терпением в свойствах Грузии ослабить закоренелую наклонность к беспорядкам; но области, ханами управлемыя, долго противу станут всякому устройству, ибо данные им трактаты предоставляют им прежнюю власть, без малейшаго оной ограничения, кроме казны, на которую они права не имеют. Управление ханствами даровано им наследственно. Благодетельные Российские законы не иначе могут распространиться на богатыя и изобильныя области сия, как в случае прекращения наследственной линии, или измены ханов. Покойный генерал князь Цициянов, при недостатке средств со стороны нашей, имея внешних и внутри земли сильных неприятелей, присоединил ханства к России. Необходимость вырвала у него в пользу ханов трактаты снисходительные. Впоследствии весьма ощутительно было, сколько они противны пользам нашим, отяготительны для народов, и сколько потому с намерением Вашего Императорскаго Величества не согласуются. Никто, однако же, не воспользовался возможностью переменить их. Измена хана Шекинского вручила нам богатое его владение. Главный город взят был нашими войсками, хан бежал в Персию и введено было Российское укрепление. Генерал-фельдмаршал граф Гудович без всякой нужды вызвал на ханство одного из бежавших ханов из Персии, и ныне сын его, генерал-майор Измаил-хан, им управляет. Таким же образом изменил и хан Карабагский, но был убит. После него остались дети верныя и приверженныя, и фельдмаршал граф Гудович должен бы возвести сына на ханство, которым доселе владеет, но он бездарен и здоровья весьма слабаго. При нем наследник племянник его, полковник Джафар-Кули-ага, который в 1812 году изменил нам, бежал в Персию, водил персидския войска в свое отечество неоднократно, с ними вместе на один баталион наш, слабый числом, напал и истребил его. Предместник мой, генерал Ртищев, призвал его из Персии, признал его прежним полковником и ввел в прежния права наследника ханства. Оба сии ханства, положением своим важныя, произведениями богатейшия, должны непременно быть управляемы Российскими законами на том основании, как Елисаветпольский округ, некогда бывший ханство Гаджинское.

                Доводя о сем до сведения Вашего Императорского Величества всеподданнейше прошу полковника Джафар-Кули-агу не утверждать наследником Карабагскаго ханства, и хотя генерал Ртищев, именем Вашего Величества, признал его в сем достоинстве, я найду благовидные причины не допустить его управлять ханством. Хана Шекинского, озлобившего управлением народ, его ненавидящий, жестокого свойствами и преступающего дарованные ему трактатом права, я начал уже смирять весьма строгими мерами, и даю направление общему мнению, что он ханом быть не достоин. Я не испрашиваю Вашего Императорского Величества на сей предмет повеления: обязанности мои истолкуют попечения Вашего Величества о благе народов, покорствующих высокой Державе Вашей. Правила мои: не призывать власти Государя моего там, где она благотворить не может. Необходимость наказания предоставляю законам. По возвращении из Персии, согласуясь с обстоятельствами, приступлю я к некоторым необходимым преобразованиям.

Источник: ИА REX
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|