Лезгины и талыши в войне миров

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 10 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Народы Азербайджана и энергетические битвы на Кавказе

            Современный мир сложен и многогранен. В нем идет перманентная борьба между великими державами и центрами силы за сферы влияния в различных уголках мира. Одно из важнейших этой борьбы направлений является стремление взять под контроль энергоресурсов, которые перед возросшими потребностями высокоразвитых экономик с каждым днем становятся все меньше и меньше.

            Усиление роли энергетического фактора в мировой политике берет свое начало с индустриальной эры. В доиндустриальных периодах истории государства и народы как обычно воевали за пастбища и поля, и за территории, которые находились на важнейших торговых путях и т.д.

            За последние сто лет борьба за энергоресурсы затмили все остальные направления. Ныне она ведется всеми доступными экономическими, дипломатическими и военными способами, тем самым превращаясь в важнейший фактор мировой истории.

С самого начала индустриальной революции на Западе Закавказье стало одним из важных центров борьбы ведущих государств за мировое превосходство. Нахождение Закавказья на важной географической точке мира, где проходили основные торговые пути между Западом и Востоком, в эпохе индустриализации этот регион приобрел новое значение в борьбе мировых центров сил, в силу наличия тут богатых ресурсов углеводородов, не говоря уже важности его с точки-зрения мировой и региональной геополитики для судеб всего Ближнего Востока, где, по признанию многих наблюдателей, сегодня творится мировая история.

            Неслучайно, в ходе прошедших в прошлом столетии двух мировых войн одна из стратегических точек, куда направлялись основные силы, например, Великобритании и Германии (во время I мировой войны) и Германии (II мировая война), было Закавказье и Каспий.

            Во главе Западной коалиции государств, ведущей ожесточенную борьбу за Закавказье и Каспийское море, сегодня стоят США, которые после распада СССР в 1991 году активно внедряются в этот регион, при этом, вовсе не скрывая свои цели по вытеснению отсюда России.

            Для наглядности скажем, что страны так называемого золотого миллиарда ныне потребляют до 80 процентов всех добываемых мировых природных ресурсов, что требует особой активности в борьбе за контроль над углеводородами.

            Острота этой проблемы связана еще и тем, что имеющихся на планете запасов нефти хватит в лучшем случае на несколько десятилетий. Это повышает значение энергетического фактора в мировой политике, так как любое нарушение стабильности поставок нефти и газа грозит дезорганизацией экономической и политической жизни тех государств-потребителей, в первую очередь США и Западной Европы.

            В США – самого большого потребителя углеводородов, уровень собственной нефтедобычи падает, и страна давно уступила свое первенство Саудовской Аравии, а затем и России.

            Если не остановить рост потребления, то собственных доказанных запасов нефти хватит США лет на десять (по другим оценкам, американские запасы могут закончиться еще раньше). Падает добыча и у американского союзника - Великобритании, которая остается крупнейшим (после Норвегии) европейским производителем нефти, но имеет все шансы уже в скором времени превратиться в ее импортера.

            Все это вызывает все большую озабоченность в политических кругах стран Запада, так как несет в себе реальную опасность будущему процветанию этих стран.

Для нас – коренных народов Кавказа – талышей и лезгин исход этой борьбы ведущих государств за сферы влияния имеет судьбоносное значение. Это связано с тем, что, во-первых, исторически мы являемся истинными хозяевами этих земель, и значит, тех энергоресурсов, которые сегодня добываются без нашего ведома, и доходы в виде многомиллиардного состояния, от продажи которых получает правящей режим Азербайджанской республики, зачастую используются против нас.

            Следовательно, мы не можем и дальше быть безразличным к тому, как варварски грабят естественные богатства наших народов, используя полученные за них деньги против нас.

            Во-вторых, мы должны заявить всему миру свои справедливые права на свои земли и ресурсы, исключительное право по их использованию должно принадлежить нам, а не чуждым нашим народам силам. Наконец, мы должны сказать свое веское слово при определении возможных маршрутов транспортировки энергоресурсов нашей земли и нашего Каспийского моря.

            В этом отношении для нас особое значение приобретает восстановление своих независимых государств, которые сами будут определять все эти маршруты и другие вопросы, относительно будущего наших народов.

            Так как сегодня наши народы лишены возможности самостоятельно заниматься этими вопросами, на этом этапе нашей борьбы мы должны на уровне международных организаций все больше поднять вопросы нарушения прав наших народов, в том числе на использование энергоресурсов нашей земли.

            С другой стороны, для нас имеет решающее значение вопрос о том, по каким маршрутам должны поступать эти углеводороды на мировой рынок. Именно эта сторона вопроса, точнее, исход борьбы за маршруты транспортировки углеводородов Каспия,  сегодня имеет важное значение для будущего наших народов.

            Сразу отметим, что, учитывая решающее значение российского государства, его борьбы за восстановление и защиты своих геополитических интересов, для перспектив нашей борьбы, мы выступаем за то, чтобы решающие позиции в этом вопросе принадлежали именно Российской федерации.

 

Все началось с распада СССР

            Покончив с Советском Союзом, Западная коалиция во главе с США, которые в одночасье превратились в единый центр силы в однополярном мире того времени, стали активно претендовать на свои исключительные права на Закавказский регион и его углеводородные ресурсы.

            В срочном порядке на Западе начали строить планы по транспортировки Каспийской (в дальнешем с привлечением энергоресурсов Средней Азии) нефти и газа на европейский рынок в обход территории России.

            Главным лоббистом этих проектов была администрация США, которая в середине 1990-х создала в этих целях специальную экспертную группу (куда входили известные нам Мэттью Брайза, Ричард Морнингстар и другие), занимающей разработкой основных стратегически важных маршрутов трубопроводов.

            В результате успешной работы данной группы, уже в 2005 году был запущен нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) протяженностью в 1773 километра. Трасса проходит по территории трех стран — Азербайджана (449 километров), Грузии (235 километров) и Турции (1059 километров).

            По­тенциал нового нефтепровода включает транспортировку 50 миллионов тонн нефти в год. В итоге он связал азербайджанские нефтяные месторож­дения Азери, Чираг и Гюнешли (АЧГ) с турецким нефтяным портом Джей­хан на Средиземном море.

Владельцем нефтепровода является международный консорциум ВВС Сo, куда входят: BP - 30,1 процента; Государственная нефтяная компа­ния Азербайджана (ГНКАР) – 25,0; Unocal – 8,9; Statoil – 8,7; ТРАО – 6,5; ENI - 5,0; Itochu - 3,4; ConocoPhilips - 2,5; Inpex - 2,5; Total - 5,0; Amerada Hess - 2,4 процента. В ноябре 2002 года начались переговоры между государственной нефтяной компанией Азербайджана (ГНКАР) и ка­захстанской государственной компанией КазМунайГаз о подключении Казахстана к проекту БТД.

            В июне 2006-го президент Казахстана Нурсул­тан Назарбаев подписал договор о присоединении своей страны к проекту нефтепровода. Договор предусматривает организацию танкерной перевоз­ки казахстанской нефти по Каспию - из Актау в Баку для ее транспортировки на внешние рынки по трубопроводу БТД.

            С геополитической точки зре­ния основная цель строительства нефтепровода заключалась в создании независимого от России пути транспортировки нефти из Азербайджана и Казахстана на европейские рынки.

            Таким образом, началась эксплуатация первой части транспортного коридора Восток-Запад. По мнению наблюдателей, реализация проекта стала чувствительным ударом по российским позициям на Большом Каспии. Движение углеводородов в обход России создало угрозу резкого ослабления ее связей с Закавказьем и Средней Азией, куда со всех сил устремился Североатлантический альянс.

            Эта новая повестка дня для военно-политического блока дала возможность говорить об азиатизации НАТО. Нефтепровод БТД - это не просто техническое сооружение по перевалу уг­леводородов, а геополитический плацдарм, который Западу удалось вырвать у России в предыдущие годы правления В. Путина.

            В 1999 году был построен второй нефтепровод (Баку - Супса) протяженностью 830 километров, для экспорта «ранней» каспийской нефти с азер­байджанских месторождений Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ). Трубопровод выходит к грузинскому порту Супса, откуда нефть перевозится танкерами по Черному морю. Пропускная способность сооружения — до 600 тысяч тонн в месяц.

            В результате борьба между Западом и Россией за маршруты транспортировки каспийских углеводородов вошла в свою активную фазу. Российскому руководству во главе с В. Путиным удалось разрушить попытки Западной коалиции провести нового трубопровода под Каспием под названием Транскаспийский длиною в 300 км, с помощью которого планировалась доставка туркменского газа на европейский рынок. Стоимость трубопровода оценивалась в 1-2 млрд. долларов.

            В мае 2007 г. Россия, Казахстан и Туркмения заключили принципиально важное соглашение по проекту транспортировки среднеазиатского газа по новому Прикаспийскому газопроводу (ПКГ).

            Но на этом борьба вовсе не закончилась. Несколько лет назад официальный Баку заявил, что в 2016 году начнет добычу на второй фазе освоения шельфового месторождения Шах-Дениз, где планируется добывать около 16 млрд. м3 газа в год.  Разумеется, для транспортировки газа с Шах-Дениза-2 нужна была отдельная труба.

В этих целях, в ноябре 2011 года была озвучена идея строительства 2000-километрового Трансанатолийского газопровода (TANAP). В июне 2012 года Ильхам Алиев и премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписали межправительственное соглашение о прокладке трубы.

            Строительство должно было начаться в 2014 году, а первая фаза проекта завершится в 2017 году, как раз когда начнется масштабная добыча на Шах-Денизе-2. Акционерами TANAP поначалу были азербайджанская госкомпания SOCAR (80%), а также турецкие Botas (15%) и TPAO (5%).

            Прокладка трубы оценивалась в 7-10 млрд. долларов. В январе 2013 года 12% в проекте купила BP – ведущая международная компания в консорциуме по освоению Шах-Дениза. Доли в проекте также предложены Statoil и французской Total. Мощность трубы должна составить 16 млрд. м3  газа в год, из них 6 млрд. планируется продать в Турции, а 10 млрд. – в ЕС. TANAP должен был дойти до границы Турции и Европы, а дальше газ должен был  поступать в один из газопроводов – TAP либо Nabucco-West (так называется сильно урезанный теперь проект Nabucco).

            Заявленные SOCAR, ВР и властями Азербайджана планы подразумевают, что к 2030 году Баку будет экспортировать до 30 млрд. м3 газа в год, а затем и вовсе увеличит экспорт до 50 млрд. м3 в год.

            В 2002 году Запад предложил проект нового трубопровода под названием Nabucco (в честь оперы Верди), который должен был начаться в Азербайджане вместо Туркмении.
 
          В 2007 году Владимир Путин нанес ответный удар, пообещав построить Южный поток  - 1500-мильный трубопровод стоимостью в 39 миллиардов долларов, который должен был нести российский газ в Европу. Это стало прямым вызовом Nabucco.

            По мнению многих экспертов, эти два проекта - Nabucco и Южный поток - были несовместимы. Соображения спроса и предложения указывали, что мог быть построен только один из них. Акционерами морского участка Южного потока стали Газпром (50%), Eni (20%), Wintershall и EDF – по 15%.

            В сентябре 2010 года Владимир Путин, занимавший тогда пост премьера, в ходе встречи с членами международного экспертного клуба Валдай недвусмысленно заявил, что построить такую газовую трубу в обход России не удастся.

Главная проблема Nabucco – отсутствие гарантированных объемов необходимого продукта в этой трубе. Россия туда поставлять ничего не будет, в Иране эти месторождения пока не разработаны, в Азербайджане объемы маленькие, и кроме того, Азербайджан подписал контракт на поставку газа в Россию,- перечислял Путин.- Есть еще Туркмения, но пока не ясны возможности по объемам, поскольку с территории Туркменистана проложен газовый маршрут в Китай на 30 млрд. м3 газа.

 Есть территориальный спор между Туркменией и Азербайджаном по разделу Каспийского моря. В этих условиях прокладывать систему, на мой взгляд, затруднительно, если не сказать – невозможно”.

            Одновременно появилась идея строительства Трансадриатического газопровода по доставке в Европу газа из Азербайджана – сравнительно небольшой трубопроводный проект, мощностью примерно в три раза меньше, чем Nabucco, но зато намного более дешевый.

            Совладельцами ТАР стали швейцарская Axpo (42,5%), норвежская Statoil (42,5%) и немецкая E.ON Ruhrgas (15%). TAP должен был доставлять 10 миллиардов м3 газа в год, а Nabucco, как исходно планировалось, должен был транспортировать 30 миллиардов м3.

28 июня 2013 года консорциум Шах-Дениз  официально объявил о выборе маршрута Трансадриатического  трубопровода ((Trans Adriatic Pipeline, TAP) по транспортировке азербайджанского газа в Европу в рамках проекта Стадия-2.

            Церемония по объявлению  выбора маршрута прошла в Баку  в отеле Four Seasons с участием акционеров проекта Шах-Дениз, руководства SOCAR,  а также представители дипломатического корпуса.

            Президент BP по Азербайджану, Грузии и Турции Гордон Биррел  отметил, что на начальном этапе по трубопроводу будет транспортироваться около 10 млрд. кубометров газа в год.

            В перспективе по трубопроводу предполагается транспортировка газа и с других  месторождений Азербайджана, как например Шафаг-Асиман.  Решение об инвестировании будет принято в конце года.

            Президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев в свою очередь отметил, что TAP станет важной частью Южного газового коридора. Он добавил, что это лишь первое звено этого коридора.

            В перспективе  может  быть также построен газопровод Болгария-Румыния-Венгрия-Австрия, то есть NabuccoWest, - сказал он (Проект Nabucco West предусматривает строительство 1300 километров трубопровода: Болгария – 412 километров, Румыния – 469 километров, Венгрия – 384 километра, Австрия – 47 километров, - от турецко-болгарской границы до австрийского Баумгартена).

            Посол США Ричард Морнингстар приветствовал решение консорциума. По его словам, США поддерживают проект доставки газа в Юго-Восточную Европу. В будущем этот проект может быть расширен. Америка также приветствует решение о соединительном трубопроводе между Болгарией и Румынией. Назвав решение о выборе TAP успехом, Морнингстар отметил, что это еще не конец.

            TAP, протяжностью 520  км, начнется на греко-турецкой границе и пойдет далее в Италию через Албанию и Адриатическое море. Начало эксплуатации газопровода стоимостью  2,5 млрд. евро запланировано на 2019 год, когда в полную силу заработает месторождение Шах-Дениз-2 на Каспии. Начальные объемы поставок газа составят 10 млрд. м3 в год, а максимальные  - 20 млрд., что составит около 5% потребности  Евросоюза. Штаб квартира консорциума расположена в швейцарском городе Бар. Компания имеет  филиалы в Афинах, Риме, Тирана и представительства в Брюсселе и Стамбуле.

            Что касается контракта на разработку месторождения «Шах-Дениз», он был подписан еще 4 июня 1996 года в Баку и ратифицирован Милли Меджлисом 17 октября того же года. Участниками проекта “Шахдениз” являются BP (оператор 25,5%), Statoil (25,5%), SOCAR (10%), “ЛУКойл” (10%), NICO (10%), Total (10%) и TPAO (9%).

            Таким образом, по признанию большинства наблюдателей, Путин выиграл в борьбе против Nabucco. Это привело к снижению угрозы для российского господства на европейском газовом рынке.

            Однако теперь под вопросом оказалось будущее российского Южного потока. В свое время Путин заявил, что Россия построить Южный поток независимо от судьбы Nabucco. А череда двусторонних соглашений со странами, по территории которых должен пройти трубопровод, показывает, что проект твердо планируется осуществлять. 

            Дело в том, что Южный Поток - это очень дорогостоящий проект, который сама Россия предпочла бы не реализовывать, чтобы не расходовать слишком много денежных ресурсов.

            Тем не менее, этот проект поддерживается очень многими влиятельными в экономическом плане игроками: помимо Газпрома, квотами на участие в проекте владеют итальянский энергетический колосс ENI, немецкая компания Wintershall, французская EDF и греческая DEPA , а также национальные компании Македонии, Сербии, Словении и Черногории.

            Но, несмотря на это, увеличение спроса Западных стран на потребление природного газа, позволяет вложить немалые суммы на строительство новых газопроводов. Согласно прогнозам Международного энергетического агентства, к 2030 году спрос Евросоюза на газ возрастет с нынешних 526 млрд. м3 до 622 млрд. м3 в год.

            Об увеличение спроса на природный газ в мире в свою очередь В. Путин заявил во время недавно состоявшегося в Москве Второго газового саммита глав государств и правительств. Сейчас спрос в мире на природный газ растет опережающими темпами по сравнению с нефтью и общим энергопотреблением.

 По прогнозам Международного энергетического агентства, в период до 2018 года ежегодный спрос на голубое топливо в мире увеличится более чем на 16 процентов и достигнет 4 трлн. м3.

  Это и большие возможности для производителей газа, и серьезная ответственность для всех нас, особенно сейчас, в условиях достаточно сложной мировой экономической конъюнктуры. Ведь именно в наших странах сосредоточено две трети (65 процентов) доказанных мировых запасов.

  Мы обеспечиваем почти половину глобального экспорта газа. Поэтому наша приоритетная задача – обеспечить стабильность поставок на мировой рынок в долгосрочной перспективе

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|