Сложности в районе Каспия мешают созданию российско-иранской военно-морской оси

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 6 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Ричард Вайц (Richard Weitz)


            Недавнее заявление заместителя командующего российской Каспийской флотилией Николая Якубовского о том, что Россия и Иран в этом году намереваются провести совместные военно-морские учения на Каспии, не должно вызывать удивление. Стороны проводили такие совместные военные тренировки и в предыдущие годы, поскольку после распада Советского Союза Российская Федерация и Исламская Республика Иран поддерживают удивительно гармоничные отношения в вопросах региональной безопасности.
            Иранское государство отказалось от поддержки мусульманских боевиков, воюющих с Москвой в Чечне и на других российских территориях. Более того, в 1990-е годы российские и иранские дипломаты совместными усилиями способствовали прекращению гражданской войны в Таджикистане. Они также помогали противникам талибов в Афганистане и выступали против расширения турецкого влияния в своем регионе. Многие россияне считают Тегеран удобным партнером в борьбе с усилением американского влияния в Евразии.
            Тем не менее, к заявлению о проведении совместных маневров в Каспийском море следует отнестись с некоторой долей скепсиса, поскольку  Иран и Россия довольно свободно толкуют понятие военно-морских учений. Например, в июле 2009 года усилились слухи и предположения о наращивании российско-иранского военного сотрудничества, когда иранское агентство Mehr News сообщило, что две страны проведут “совместные военно-морские маневры” в Каспийском море. Но при более внимательном рассмотрении оказалось, что эти учения - в основном иранские, а российское участие в них было только обозначено. Кроме того,  эти учения проводились в территориальных водах Ирана, а не в международных водах. Показательно и то, что российское военное командование отправило на них всего один корабль, а все вертолеты и прочие корабли и суда были с иранской стороны. Российское государственное информационное агентство ИТАР-ТАСС позднее привело слова одного источника из ВМФ, который сказал, что вооруженные силы России в данном мероприятии не участвуют, и что единственное российское судно, привлеченное к маневрам, принадлежит Министерству по чрезвычайным ситуациям, а не Министерству обороны. Агентство также открыто опровергло сообщения о том, что две страны провели свои первые совместные военные учения в Каспийском море.

            Сдержанность России, не желающей трубить во всеуслышание об этих учениях, может объясняться теми сложностями, которые существуют в регионе Каспийского моря который представляет собой весьма интересную смесь из многообещающих запасов энергоресурсов, развивающихся трансконтинентальных транспортных сетей, которые охватывают непростые регионы Кавказа и Центральной Азии, соперничества между странами региона, пытающимися использовать к собственной выгоде конкуренцию великих держав за счет распределения энергоресурсов, а также из неопределенного правового статуса Каспия, осложняющего все эти вопросы. Судя по названию, Каспий - это море, однако многие специалисты считают его самым крупным в мире материковым озером. Нормы международного права по-разному применяются к этим двум типам водоемов, в том числе это касается и урегулирования территориальных претензий соперничающих государств. У пяти прибрежных государств Каспия – Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении – имеются неразрешенные морские споры и претензии друг к другу, что мешает их морской коммерческой деятельности.
            Во время тегеранского саммита в 2007 году президенты пяти прибрежных государств Каспия заявили о своей коллективной солидарности по важным вопросам региональной безопасности и подчеркнули, что Каспийское море должно использоваться исключительно в мирных целях. Кроме того, они обязались урегулировать свои конфликты без применения силы, не допускать использования своих территорий для военных нападений на другие прибрежные государства и противодействовать присутствию в регионе вооруженных сил из других стран, не относящихся к прибрежным государствам Каспия. (Они все же разрешают странам НАТО направлять через свои территории невоенные грузы и личный состав в Афганистан, однако местные компании переправляют эти грузы по воздуху и вокруг Каспия.)

            Время от времени иранские и российские официальные представители выступают с более амбициозными предложениями по региональному сотрудничеству в вопросах безопасности. Например, иранский президент Махмуд Ахмадинежад предложил ряд мер по укреплению доверия между пятью прибрежными государствами. А российский президент Владимир Путин пытается создать совместную военно-морскую группировку на базе пяти стран с целью повышения безопасности морского судоходства и защиты важнейших добывающих объектов от террористических и прочих угроз. Тем не менее,  Россия, Иран и прочие прикаспийские государства так и не смогли расширить сотрудничество в сфере безопасности из-за имеющихся между ними разногласий по вопросам региональной экономической и энергетической политики. Даже предложения о существенном наращивании российско-иранских экономических связей тормозятся разными подходами двух стран к правовому статусу Каспийского моря и к урегулированию территориальных споров и претензий прибрежных государств.
            В центре этих споров стоит вопрос о том, является ли Каспий озером, как утверждают географы, или это море, как его определяют различные международные соглашения. Прояснение данного вопроса важно, потому что  международное право неприменимо к делимитации границ озер, оставляя этот вопрос на рассмотрение заинтересованных сторон. А разделение морей на секторы должно проводиться в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года, хотя ее из числа прибрежных государств подписала только Россия. Поскольку на иранской части каспийского шельфа - нефти и газа довольно мало, официальный Тегеран отдает предпочтение  второму подходу. Иранские представители настаивают на сохранении действия двух договоров советской эпохи, в которых Каспий назван “общим морем”. Но им на смену должно прийти новое соглашение, ратифицированное всеми пятью прикаспийскими странами. Согласно старым договорам от 1921 и 1940 годов, Тегеран и Москва совместно урегулируют вопросы Каспия за пределами своих территориальных зон, но в этих документах не рассматриваются проблемы подводной добычи полезных ископаемых, и касаются они только вопросов мореплавания и рыболовства.

            В мае 2003 года Казахстан, Азербайджан и Россия заключили трехстороннее соглашение о разделе северной части Каспийского моря (64% всей его площади) на три неравные доли. При этом Казахстан получил самую большую долю в 29%. Однако Иран с Туркменией отказались одобрить это соглашение и продолжали настаивать на том, что каждое прибрежное государство должно получить равную долю Каспия, составляющую 20%. Туркмения и Азербайджан спорят по поводу права собственности на крупное месторождение, которое носит название Кяпаз в Азербайджане и Сердар в Туркмении, а также из-за двух месторождений поменьше: Азери / Омар и Чираг / Осман. Спор идет из-за методов расчета равноудаленной линии между восточным и западным побережьем Каспия.

                Параллельно демаркационным спорам Россия и Иран настаивают на том, что все прибрежные страны должны утверждать строительство любых трубопроводов, проходящих через бассейн Каспия. Они настаивают на важности такого консенсуса, так как из-за ущерба экологии Каспийскому морю от этих трубопроводов могут пострадать все пять государств. Естественно, такая позиция, по сути дела, ведет к блокированию проектов каспийских трубопроводов, идущих в обход российской и иранской территории. Этим также объясняется требование Москвы и Тегерана о предоставлении права запрета на строительство. Показательно то, что Россия и Иран объявили о проведении своих учений как раз в тот момент, когда был официально запущен проект прокладки Трансадриатического трубопровода.

                Как и в других областях, в вопросах Каспия российские и иранские интересы иногда совпадают, а иногда входят в противоречие. Объявление о проведении военно-морских учений следует рассматривать не как какое-то новшество геополитики, а как выражение их общего стремления ограничить влияние Запада в этих водах и помешать строительству энергетических коридоров с востока на запад, поскольку они наносят ущерб их экономическим интересам.


Ричард Вайц
- старший научный сотрудник Института Хадсона (Hudson Institute) и старший редактор World Politics Review.

Оригинал публикации: Global Insights: Caspian Complexities Block Russia-Iran Naval Axis

Источник: ИноСми

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|