Хасан Рохани – новый президент Ирана

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 7 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Поможет ли Ирану прозападная ориентация нового президента?

 

            Итак, выборы 11-го президента Исламской Республики Иран завершились. Выборы проводились в 96 странах и на 128 избирательных участках, в которых были задействованы 290 урн для голосования. Граждане Ирана, совершающие паломничество в Ирак и Саудовскую Аравию, также могли проголосовать в пунктах, открытых в священных городах. Президент Ирана избирается на четырехлетний срок на национальных выборах.

            Данный избирательный процесс был хорошим, и позитивная вещь, что диалог общества основывался на законе. Голос за любого из участвующих кандидатов является голосом за Исламскую республику и голосом доверия к системе и механизму выборов, - написал в субботу в своем аккаунте в сети Twitter Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи.

            Победителем на выборах объявлен представитель реформаторского крыла (по иранским меркам) 64-летний Хасан Рохани (Роухани)богослов, доктор наук по исламскому праву, сообщает агентство Farsnews со ссылкой на МВД Ирана, ответственное за проведение выборов президента. По последним данным МВД, из 36.704.156 чел., участвующих в голосовании за Х. Рохани проголосовали  более 18.613.329 млн. избирателей (свыше 50,7%). На втором месте - Багер Галибаф (6.077.292 голосов), на третьем - Саид Джалили (4.168.946 голосов), на четвертом - Мохсен Резаи (3.884.412 голосов), на пятом - Али Акбар Велаяти (2.268.753 голосов) и на шестом месте - Мохаммад Гарази (446.015 голосов). По данным МВД, явка на выборах составляла почти 73%.

            Новый президент Исламской Республики Иран Хасан Рохани родился 12 ноября 1948 года в г. Сорхе провинции (остана) Семнан. По национальности – перс. Окончил медресе в г. Кум (Иран) и юридический факультет Тегеранского университета, в 1972 году получил степень доктора права в университете Глазго (Великобритания). Он занимал ведущие посты в командовании вооруженными силами Ирана во время ирано-иракской войны (1980-1988 гг.), в 1980-2000 гг. - депутат парламента, 1992-2000 гг. – вице-спикер иранского парламента, 1989-2005 гг. - председатель Высшего совета национальной безопасности, глава делегации Ирана на переговорах с шестёркой по иранской ядерной программе, с 1992 года - глава Центра стратегических исследований Ирана, член Совета целесообразности Исламской Республики Иран с 1991 года, член Высшего совета национальной безопасности с 1989 года, член Совета экспертов с 1999 года, кандидат от политической религиозной организации Общество борющегося духовенства. В молодости Х. Рохани выступал как активный сторонник шиитского духовенства. Он ездил по стране, агитируя против Мохаммеда Реза Пехлеви, за что неоднократно подвергался арестам. Одно время власти были вынуждены запретить Рохани любые публичные выступления. По сообщениям некоторых СМИ, в 1977 году Х. Рохани впервые назвал аятоллу Хомейни имамом. Чувствую опасность для своей жизни, он по совету аятоллы Мохаммада Бехештии и аятоллы Муртаза Мутахари на время покинул Иран и за границей продолжил агитационную работу среди иранских студентов. В Париже он присоединился к Рухолле Мусави Хомейни – будущему основателю Исламской революции. После победы исламской революции Х. Рохани вернулся на родину.

             11 апреля 2013 года Рохани объявил, что будет баллотироваться на пост президента Ирана. Он заявил, что в случае его избрания, он подготовит Хартию гражданских прав, восстановит экономику страны, урегулирует проблему безработицы и занятости молодежи (Созидая эффективные рабочие места можно решить экономические проблемы и, следовательно, добиться успехов и прогресса в исламском Иране). Он обещает в случае своего избрания повысить зарплаты рабочих на 40% пропорционально росту инфляции (агентство ILNA). По его мнению, нынешнее положение дел в экономике является результатом экономических, культурных, социальных и политических проблем. Во внутренней политике Рохани выступает за полифронтальность и полагает, что беспорядки после президентских выборов в 2009 году были вызваны тем, что всю власть в государстве сосредоточил в своих руках фронт консерваторов. Рохани заявляет: Мы откроем все замки, которые повесили на жизни людей за последние 8 лет.

            Согласно его предвыборным заявлениям, основным приоритетом во внешней политике для Х. Рохани станет улучшение сложных отношений с Западом. В прошедший понедельник вечером он назвал расширение отношений с разными странами мира приоритетом его возможного правительства в будущем (агентство Мehrnews). Он уверен в том, что в современном мире невозможно создать стену вокруг Ирана. Народ Ирана не сдается перед сверхдержавами мира и не противостоит им, а продолжит путь к эффективным связям, - заявил Рохани. Он призывает к конструктивному взаимодействию со всем миром, и именно так намерен решить существующие в Иране проблемы и добиваться развития своей страны. Исходя из этого, он намерен добиваться отмены международных санкций против Ирана. Рохани выступает за продолжение переговоров по ядерной проблеме Ирана и верит в то, что в этом деле можно полагаться на европейских лидеров.

            Для нас немаловажное значение во внешнеполитической платформе Х. Рохани имеет его отношение к Азербайджанской Республике и политике ее руководства. Иран не должен проявлять равнодушие к угрозам Азербайджана. Об этом Х. Рохани заявил в начале июня в интервью иранскому сайту irdiplomasi.ir. Согласно его словам, в настоящем Азербайджан представляет серьезного соперника и заядлого врага для Ирана. После распада СССР в регионе Каспийского моря были созданы новые государства, в числе которых и Азербайджан. Без преувеличения можно сказать, что в настоящее время Азербайджан стал угрозой для безопасности Ирана. Большие чиновники из Азербайджана предпринимают такие меры, которые угрожают территориальной целостности Ирана. Следовательно, ответственные чиновники не должны пропускать угрозы мимо ушей и обязаны начать проявлять хотя бы какую-то активность в плане защиты, чтобы в будущем не жалеть о бездействии и равнодушии, проявленных ранее, - заявил будущий президент Ирана.

            К нашему удивлению, ни в одном программном обращении или интервью в ходе предвыборной борьбы Х. Рохани мы не нашли ни единого слова о России и отношении будущего президента к этому государству, что не может не вызвать определенное недоумение. Вместе с тем, в этом может быть и некоторый положительный момент в смысле того, что российскому руководству придется налаживать отношения с новым президентом Ирана с чистого листа.

            Некоторые российские журналисты, наблюдающие за выборами в Иране, думают, что на фоне своих соперников по предвыборной гонке Хасан Рохани выглядит почти реформатором. Один из главных пунктов в его программе – борьба с коррупцией. Ключ к чистому Ирану – в руках чистых людей, скандируют его сторонники (ключ являлся символом предвыборной гонки Рохани).

            В отличие от них, большинство наблюдателей, особенно западные, отмечают, что реформатором Рохани может считаться лишь условно (его относят к умеренным реформаторам). Кроме того, они обращают внимание на то, что определение главного политического курса страны находится в исключительном ведении аятолла Хаменеи. По их мнению, в политической системе, где духовный лидер, а не президент обладает полномочиями по принятию окончательных решений, в том числе по командованию армией, не так уж важно, кто является президентом. Так, управляющий директор специализирующегося по Ирану веб-сайта EA World View Йоанна Паращук в интервью Радио Свобода говорит, что у президента есть поле деятельности в рамках параметров, обозначенных Верховным лидером. Это поле деятельности включает назначение ключевых управленцев в администрации, проведение экономических программ внутри страны и представление Ирана в отношениях с миром. Однако президент не вправе противоречить политике Рахбара, в том числе тогда, когда речь заходит о наиболее насущной проблеме Ирана - тяжелейшей экономической проблеме.

Новому президенту придется иметь дело с практически неосуществимым заданием по восстановлению экономики при ужесточающихся санкциях Запада. Какой бы план он ни решил внедрять, он в любом случае столкнется с проблемой невозможности в чем-либо винить эти санкции, поскольку это против линии верховного лидера, которая заключается в том, что санкции ни на что не влияют и что экономика сопротивления на самом деле работает, - говорит Йоанна Паращук.

            Исходя из этого, Йоанна Паращук с подозрением смотрит так же на обещание Х. Рохани об изменении отношений Ирана с Западом во время своего президентства.  

Сегодня ясно, что истинным владыкам Ирана не нужна на посту президента сильная личность, каковой был Ахмадинежад, удостоившийся в итоге за свои яростные словесные нападки на Израиль и США обвинений в провоцировании Запада на ускоренное введение экономических санкций. Ахмадинежадом двигал даже не столько ислам, сколько агрессивный иранский национализм, и духовенство он рассматривал как декорацию, порой совершенно лишнюю. Те, кто ныне борется за президентство, – люди иного склада, лучше владеющие своими эмоциями, но при этом не менее фанатичные, чем уходящий глава государства, - пишет обозреватель общественно-политического журнала Commentary Майкл Рубин.

            Таким образом, как мы уже ранее неоднократно писали об этом, президент в Иране – фигура во многом церемониальная, лишенная реальных рычагов для воздействия на политику Рахбара внутри страны и за ее пределами. В этом плане, грозным предупреждением для будущего президента являются слова наместника представителя Духовного лидера Ирана в Сепахе ахунда Абдулла Хадж Садеги, который 12 июня заявил, что кто бы ни победил на выборах, он всегда должен быть готов выполнять приказы Духовного лидера страны. Он должен понять Духовного лидера по первому его намеку. Если понадобится, то он должен быть готов отдать свою голову ради этого.

            Между тем, в США считают, что с победившим на выборах в Иране Рохани будет проще вести переговоры по ядерной проблеме. Они его считают гибким политиком, пытающимся найти компромиссы с Западом, пишет Haff Post.

            Комментируя избрание президентом Ирана Хасана Рохани, пресс-секретарь президента США Джей Карни заявил в субботу: США готовы напрямую общаться с иранским правительством, чтобы достичь дипломатического решения, которое полностью ответит на обеспокоенность международного сообщества относительно ядерной программы Ирана, сообщает РИА Новости. Напомним, во время предвыборных теледебатов, Рохани выступил за прямые переговоры с США.

            Вслед за США МИД Франции приветствовало стремление иранского народа к демократии и выразило готовность сотрудничать с новым президентом Ирана. Сильны ожидания международного сообщества от Ирана, особенно в части, касающейся ядерной программы (страны) и поддержки Сирии. Мы готовы работать с новым президентом. Франция приветствует непоколебимое стремление иранского народа к демократии, - говорится в коммюнике главы французского внешнеполитического ведомства Лорана Фабиуса, сообщает РИА Новости.

            Бывший министр иностранных дел Британии Джек Стро, имеющий опыт участия в переговорах с Х. Рохани в 2003 и 2005 годах, сказал, что последний являет очень опытным дипломатом и политиком и что эта вероятная, на момент интервью, победа знаменательна, сообщает Reuters. Он добавил, что широкая поддержка, которую выразили иранцы Х. Рохани, демонстрирует сильное желание иранского народа порвать с пустым и обреченным на провал подходом прошлого,  а также установить более конструктивные отношения с Западом.

            Итак, результат выборов известен. Хасан Рохани стал 11-м президентом ИРИ. Сейчас главным для самого Ирана и аналитиков во многих странах мира является вопрос о том, что изменится в политике руководства Ирана при новом президенте.

            Хасан  Рохани 12 июня в ходе своей встречи с избирателями в области Хорасан заявил о своей грядущей уверенной победе в первом же туре выборов. Далее он сказал: С помощью Аллаха, в субботу в вечерние часы мы будем праздновать свою победу. Но, на наш взгляд, самые интересные слова он сказал в конце. Продолжая свое торжественное выступление, Рохани добавил: Указания духовного лидера, советы аятоллы Х. Рафсанджани и экс-президента М. Хатами будут основным капиталом новообразованного правительства. Мы будем пользоваться всеми их советами.

            Нет ничего странного в этих словах, если они на самом деле сказаны в знак благодарности за поддержку, оказанную ему со стороны двух экс-президентов. Страшно будет в том случае, если новый президент на практике станет марионеткой в их руках. Потому что, учитывая мстительность многих иранцев, в таком случае в стране могут начаться настоящие преследования политических оппонентов, в том числе и сторонников Ахмадинежада, так как последний является чуть ли не личным врагом Рафсанджани и Хатами! По всей видимости, Х. Рохани будет очень сложно стать независимым президентом, если иметь в виду на порядок укрепившиеся влияние этих политиков на иранское общество после победы того кандидата, который согласился баллотироваться по их совету. При таком исходе событий будет очень трудно добиться укрепления национального единства в стране, о чем в своем недавнем заявлении громогласно заявил Х. Рафсанджани. Неслучайно и то, что Х. Рафсанджани, по сообщениям агентства Fars, один из первых сразу после оглашения данных МВД, поздравил Рохани с победой, при этом особенно акцентируя внимание на факт проведения справедливых выборов. Если враги Исламской Республики Иран проявят хоть немного справедливости, то они должны признать, что Иран провел наиболее демократические выборы в мире, и они не смогут поставить под сомнения их итоги, - сказал Х. Рафсанджани. В свою очередь, Мохаммад Хатами назвал избрание Рохани торжеством демократии.

            Сложность ситуации для нового президента заключается еще и в том, что кроме этих двух политиков, в Иране имеется немало других влиятельных политических и религиозных деятелей, которые заранее поддержали кандидатуру Рохани на выборах и, следовательно, более чем уверены в том, что он обязан им.      

            Самой большой интригой прошедших выборов был вопрос об участии в них граждан страны. Мы ранее уже писали о том, что начиная с Духовного лидера, все влиятельные политики и религиозные деятели Ирана неустанно призывали население к активному участию в голосовании. Но, несмотря на все эти призывы, последние опросы населения показывали, что около 60 процентов иранцев еще не решили, за кого голосовать, а многие были даже уверены в том, что не стоит в них участвовать, так как от их голосов все равно ничего не зависит. В подтверждение этому, в день выборов некоторые СМИ распространили информацию, согласно которому, время выборов было продлено не потому, что «голосующие стояли в очереди», как об этом говориться в официальных сообщениях МВД Ирана, а потому, что желающих участвовать в голосовании было ничтожно мало. Иранские власти делали все, чтобы максимально усложнить работу журналистов, а Интернет был чрезвычайно медленным. Иностранные корреспонденты могли передвигаться по стране с большим трудом, поэтому видео-информации с избирательных участков было крайне мало. В результате, журналисты были вынуждены довольствоваться видеокадрами из некоторых избирательных участков, организованных в мечетях г. Тегеран, где были зафиксированы очереди перед урнами.

            Кроме того, согласно сообщениям сайта Baybak, почти во всех избирательных участках имеются урны-близнецы, внутри которых находятся готовые бюллетени с именем победителя. 

            Все это свидетельствует о том, что призывы к активному участию в голосовании имели цель повысить легитимность выборов в глазах населения и международного сообщества.

            В своей предыдущей статье на тему иранских выборов мы предполагали, что если выборы пройдут честно и справедливо, нет сомнений в том, что больше всех остальных кандидатов шансы стать президентом имеет кандидат-реформатор Хасан Рохани, вокруг которого за последние дни активным образом объединяются недовольные рядовые граждане, так и довольно влиятельные представители высшего духовенства и многочисленные реформаторские организации. Вот, он и стал победителем выборов. Но вопрос о том, были ли вообще выборы, и, если да, были ли они справедливыми и честными?

            В этой связи можно предполагать наличие двух основных факторов, обуславливающих именно такой исход выборов, таким образом, определить, насколько они были честными.

            1. Победа реформаторов была предназначена для понижения протестного градуса в стране, т.е. для того, чтобы избежать недовольства широких слоев в случае победы консерваторов. С другой стороны,  здесь, возможно, еще есть попытка сбить с каждым разом набирающее ход противостояние с Западом, так как, безусловно, победа очередной темной лошадки для Запада - это необходимость ожидания: Что же будет дальше? Какие действия предпримет новоявленный, фактически никому не известный президент?. А это дает, в свою очередь, дает режиму время для маневров.

            Напомним, что выборы 2005 года называли битвой тюрбана и шляпы (исходя из подобного названия, можно легко сделать вывод, кому давали на Западе предпочтение), подразумевая борьбу между бывшим президентом аятоллой А. Х. Рафсанджани и фактически неизвестным мэром Тегерана М. Ахмадинежадом, не являвшимся частью духовенства. Это событие – впервые на выборах президента победил не представитель духовенства - было воспринято, как отторжение народом клерикальной системы и предзнаменованием грядущих перемен. Никто не знал, чего ожидать от нового президента. И это дало время руководству на некоторую передышку.

            После выборов 1997 года к власти также пришел малоизвестный, в целом, М. Хатами, который в ходе своего восьмилетнего президентства провел различного рода реформы внутри страны, а также интенсифицировал контакты страны с внешним миром. Однако после прихода к власти нового президента, например, в области развития местных национальных культур вновь появились определенные ограничения. Возможно, сейчас «маятник» опять качнется в реформистскую сторону. Но насколько серьезны будут эти шаги, и насколько долгосрочны они будут, сказать еще нельзя.

            Победа Рохани обернулась праздником в Тегеране. Столица вышла на улицы, но не для того, чтобы высказать свой протест и пойти против Рахбара и устоев Исламской революции, а чтобы продемонстрировать свою радость победой. Кроме того, некоторые западные журналисты говорили о том, что победа Рохани есть сигнал к грядущим изменениям. Глава тегеранского бюро The New York Times Томас Эрдбринк еще до завершения подсчета голосов написал в своем аккаунте в сети Твиттер: Победа Рохани будет означать передышку для простых иранцев, которые задыхаются в атмосфере опеки. Но не станет ли победа Рохани передышкой для режима? Пока сказать сложно.

            Во всяком случае, как заявил вчера (еще до окончания подсчета голосов) каналу Аль-Джазира президент Национального ирано-американского совета Трита Парси: Если этот результат удержится, западная история, гласящая, что аятолла Али Хаменени и КСИР [Корпус Стражей Исламской Революции – прим. Ф.Ф.А.] всесильны, должна быть пересмотрена. Но не на это ли и была рассчитана победа Рохани?

            Хасан  Рохани (а также стоящие за ним Хатами и Рафсанджани) является представителем духовенства (примечательна победа Рохани в одном из религиозных центров страны – в г. Кум, который готовит основные кадры для государственного аппарата), поэтому какие-либо ожидания, что он сдвинет клерикалов с политической авансцены Ирана, мягко говоря, весьма сомнительны.

            На данный момент, вопрос о том, был ли Х. Рохани на самом деле избран, или же его назначили на этот пост, лично для нас остается открытым.

            2. Не исключено, что в определенной степени эта победа олицетворяет собой реальную смену повестки дня в Иране, которая приведет к, если и не кардинальным, то ощутимым реформам в различных сферах жизнедеятельности страны, а также к смене тона отношений ИРИ с внешним миром.

            А реформы в стране, конечно, назрели, о чем говорили и сами кандидаты в ходе предвыборной кампании. Но в этом случае встает новый вопрос: к чему могут на практике привести такие реформы?

            Уже вчера брат экс-президента М. Хатами Мохаммад Реза Хатами выступил с призывом освободить лидеров Зеленого движения Мусави и Карруби. Пойдет ли на этот шаг новый президент? Вернее, будет ли ему позволено это сделать?

            Наконец, вопреки ожиданиям многих наблюдателей, прошедшие выборы президента не привели к беспорядкам в Иране (если придерживаться первого из двух означенных выше вариантов, это означает победу Рахбара – временную, но все же победу). Означает ли это, что с победой реформатора Запад уже перестанет замышлять какие-то цветные революции в Иране, и население страны избавится, наконец, от бремени жестких санкций, о чем с такой уверенностью обещал сам Рохани?

            Учитывая годы учебы Х. Рохани в Великобритании и его дальнейшую эмиграцию во Францию, первые осторожные, но все же, в целом, положительные реакции стран Запада на избрание его президентом ИРИ, плюс ко всему этому, еще его безразличное отношение к ближайшему соседу Ирана – России, конечно, Запад вполне может считать Х. Рохани своим человеком, при президентстве которого можно ожидать какого-то налаживания отношений. С другой стороны, если учитывать, что церемониальный президент Ирана вовсе не в силах самостоятельно решить какие-то существенные проблемы, и высшее руководство государства продолжит свой же курс, то это вряд ли может удовлетворять Запада и его союзника – Израиль. Как заявил на вчерашней встрече со своим американским коллегой министр обороны Израиля, выборы в Иране не приведут к изменениям (The Jerusalem Post). Более того, ни для кого не является большим секретом, что Западу нужен не свой президент в Иране (хотя и это уже не плохо). Ему нужен Иран целиком и полностью. А это вряд ли  в силах Х. Рохани даже с его прозападной ориентацией. Об этом свидетельствуют первые реакции западных аналитиков на прошедшие в Иране выборы.  Мы – единственная страна мусульманского мира, которая проводит честные президентские выборы, заявляет Иран, - пишет ведущий эксперт Центра международных и стратегических исследований Эдвард Люттвак. - И в 2005 году это было действительно так: серьезная схватка двух реальных соперников, Ахмадинежада и Рафсанджани. Выборы 2009 года тоже замышлялись как честные, но, когда стало ясно, что Мусави побеждает, духовенство дрогнуло и решилось на откровенный подлог. На сей раз аятоллы не обеспечили даже видимости подлинного выбора, признав тем самым полное идейное фиаско. Отныне иранский режим есть ничем не прикрытая диктатура.

            Поэтому иранскому руководству вряд ли стоит успокаиваться фактом спокойного завершения выборов. Не исключено, что такой спокойный исход может быть обусловлен горьким опытом предыдущих выборов президента в 2009 году, когда Зеленое движение, поддерживаемое Западом, потерпело полное фиаско. Судя по всему, Западная коалиция для главного удара по Ирану, в плане организации там новой весны, выберет более подходящее время, когда иранские власти меньше всего будут ожидать этого. Так было во всех остальных революциях арабской весны, так было на площади Таксим в Турции, скорее всего, так будет и в Иране.

            В этом плане, избрание нового президента для Ирана является лишь началом новых и тяжелых испытаний. Поможет ли Ирану выкарабкаться из тяжелой ситуации прозападная ориентация нового президента? Отметим, что ни в одной другой стране такая ориентация руководителя государства на Запад ей не помогла.

 

Источник: ИА REX

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|