Талышский вопрос и геополитические построения Запада в Кавказско-Каспийском регионе

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 9 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

            В силу соображений геополитического характера талышский вопрос сохраняет свою актуальность для азербайджанских властей, и вплетается в более широкую повестку дня противостояния Вашингтона и Тегерана, участником которого является и Баку.

            Талыши – ираноязычный народ, общей численностью 256 000 чел., из которых, если отталкиваться от официальных данных, 112 000 проживает в сопредельных с Ираном областях Азербайджана (Астаринский, Ленкоранский, Масаллинский, Лерикский, Ярдымлинский, Джелилабадский и Билясуварский районы), а 140 000 – в Иране. Существует также мнение, что на самом деле численность иранских талышей может достигать более 400 000 чел., а азербайджанских – почти 1,5 млн. В Иране талыши проживают, в основном, в провинциях Ардебиль и Гилян. Последняя из них – место компактного проживания гилянцев – многочисленного народа, родственного талышам. Небольшая часть талышей проживает в некоторых других странах.

            В XVIII-XIX вв. у талышей было собственное государственное образование – Талышское ханство со столицей в Ленкорани. Уже тогда талыши контактировали с Российской империей, а в 1795 г. правитель ханства Мир Мустафа-хан пытался заручиться поддержкой империи. Это удалось осуществить в 1809 г., когда Талышское ханство стало российским протекторатом, и между Россией и талышами сложились союзнические отношения, и в русско-персидскую войну 1804-1813 гг. талыши поддержали Россию. Туркманчайский мирный договор, ознаменовавший окончание русско-персидской войны 1826-1828 гг., окончательно закрепил российский контроль над Талышом, которому была возвращена часть земель, отторгнутых ранее Ираном. Для России стратегическая ценность Талыша заключалась в его выходе к южной части Каспия и соприкосновении с территорией Ирана.

            В 1919 году в Талыше была создана Муганская Советская Республика,  которая была уничтожена мусаватистами. Впоследствии край был включен советской властью в состав Азербайджанской Республики. Непростые отношения официального Баку с талышами проявились с новой силой в 1990-х, когда талыши заговорили об автономии в составе Азербайджана и провозгласили Талыш-Муганскую автономную республику. Самопровозглашённая автономия вскоре прекратила своё существование, а её лидер Альакрам Гумматов предстал перед судом.

            Своё стратегическое значение Талыш сохраняет по сей день. Это заставляет азербайджанские власти пристально наблюдать за культурно-политическими процессами в талышской среде. Талышский вопрос находится в фокусе внимания и соседей Азербайджана.

            С территории контролируемого Арменией Нагорного Карабаха вещает радиостанция Голос Талышстана. По мнению профессора Ереванского государственного университета Гарника Асатряна, радиовещание на талышском языке имеет стратегическое значение для всего евразийского региона, хотя его основная функция – культурно-просветительская (1). В Ереване полагают, что талыши, являясь национальным меньшинством Азербайджана, подвергаются культурной дискриминации. В Армении регулярно проводятся тематические конференции, издаются книги, посвящённые истории талышского народа и его взаимоотношениям с азербайджанцами. Собственное радиовещание на талышском языке имеется и у Ирана. Ереван также планирует запустить вещание на аварском и лезгинском языках, и эти намерения приветствуются талышскими активистами.

            Ереван – естественный союзник Тегерана, в то время как Баку ориентируется на западные страны. Группа иранских юристов приступила к пересмотру положений Туркманчайского договора 1828 г., завершившего русско-персидскую войну 1826-1828 гг. Теперь иранские юристы-международники утверждают, что условия договора были действительны только на протяжении 100 лет. Поскольку земли современной Азербайджанской Республики принадлежали ранее Персии, после развала Советского Союза (который не вернул утерянный регион прежним владельцам), они должны были перейти в состав Ирана, но в нарушение норм Туркманчайского договора, стал независимым государством (2). Другое дело Армения, которая точно так же, как и Азербайджан, вошла под юрисдикцию Российской империи по итогам этого договора: о ней Иран не упоминает ни словом. Западные эксперты считают, что заявления Тегерана об исторической правомочности присоединении Азербайджана к Ирану адресуются, в первую очередь, азербайджанским талышам, среди которых пориранские отношения – не редкость (3).

            Талышские активисты Ирана критикуют политику Баку в отношении ираноязычного меньшинства, призывают талышей Азербайджана к сохранению национальной идентичности и единству, но вопрос об идентичности не так прост. В советские годы талышей то зачисляли в состав азербайджанцев (так было между 1950 и 1989 гг.), то выделяли в особую этническую группу. Традиционно талыши – двуязычный народ, и, кроме талышского, азербайджанский также является родным для большинства из них. В Российской империи первым учёным, взявшимся за изучение талышского языка, был востоковед Александр Ходзько, белорусский поляк, арестовывавшийся за участие в тайных антироссийских обществах. Впрочем, это не мешало ему занимать должность в российской дипломатической миссии в Персии.

            Противостояние Ирана и независимого Азербайджана – геополитическая закономерность. Независимый Азербайджан, вольно или невольно, несёт потенциальную угрозу территориальной целостности Ирана, выступая как культурно-политический центр притяжения для политически активной части тюркоязычного населения северных иранских провинций. С распадом СССР Тегеран выступал за укрепление экономических, транспортных и культурных связей с Азербайджаном, надеясь распространить своё влияние на эту республику. Но всё получилось наоборот: участившиеся контакты послесоветских азербайджанцев со своими соплеменниками в Иране носили не совсем желательную для Тегерана идеологическую окраску.

            Между Ираном и Азербайджаном, как членом антииранской прозападной коалиции, идёт информационная война. Баку поддерживает «иранских азербайджанцев», часть из которых, действительно, выступает за воссоединение с республикой к северу от Аракса. В ответ, иранские власти заявляют о необходимости вынесения на референдум вопроса о присоединении к Ирану в самом Азербайджане.

            Запад же надеется использовать Азербайджан как площадку для «демократизации» региона, прежде всего, Ирана. С этой целью в информационном пространстве инициируется особый культурно-просветительский дискурс, представляющий Азербайджан региональным двигателем либеральных процессов, начиная, как минимум, с XIX в. Делается ссылки на исторический прецедент, в частности, на сатирический журнал либерального толка Молла Насреддин, основанный азербайджанским просветителем Джалилом Мамедкулизаде. Молла Насреддин издавался в Баку и Тифлисе, а также в иранском Тебризе, неся в иранское общество светские идеалы, с 1906 по 1931 гг. (4). В войне пропагандистских смыслов Запад противопоставляет Тегеран и Баку как дремучую теократию и светское цивилизованное государство.

            Поскольку талышское национальное движение выступает с пророссийских и проиранских позиций, Запад рассматривает его, как нежелательный элемент на азербайджанской политической сцене, и считает агентом влияния Армении, России и Ирана, пытающихся свернуть Азербайджан с пути демократических преобразований. Значимость талышского фактора особенно возрастает, если Тегеран и Москва будут проводить скоординированную региональную политику.

            Через Азербайджан проходит линия цивилизационного тюрко-персидского разлома. По языку и культуре азербайджанцы, как тюрки, ближе Турции, с которой у Баку – дружеские отношения. Политически и географически Азербайджан находится вблизи Ирана – персидского государства, одного из наиболее амбициозных на данный момент. В мусульманском мире всегда имело место культурное и политическое противостояние персов и тюрок. Каждый стремился занять место безусловного лидера мусульманского Востока. За обладание Грузией, Арменией, Азербайджаном и Ираком иранцы воевали с османами, как минимум, девять раз. Взаимную вражду увеличивали конфессиональные разногласия: турки – сунниты, иранцы – шииты, и каждая сторона считала еретиками своего противника.

            Ирано-турецкое противостояние сохраняется и сегодня. Тегеран поддерживает Сирию, где президент Башар Асад – алавит (алавизм отпочковался от шиизма). Анкара выступает на стороне западных интервентов.

            С геополитической точки зрения, талышский вопрос – один из элементов более масштабной проблемы многополярного мироустройства. Баку, как союзник Вашингтона и Тель-Авива, выступает за сохранение влияния этих государств на международную политику вплоть до гегемонии. Талыши, ориентируясь на Тегеран и до некоторой степени на Москву, вольно или невольно, ратуют за увеличение удельного веса влияния этих столиц на мировой сцене, что в корне противоречит намерениям Вашингтона. По этой причине американские эксперты, освещая талышскую тематику, не испытывают никакой симпатии к талышам (3).

 

·         1.  http://armenianow.com/karabakh/45044/armenia_karabakh_radio_talysh  ;

·         2. “Iran Considers “Annexing” Azerbaijan” (Eurasianet.org, April 11, 2013) ;

·         3. “Re-Opening the Talysh Question in Azerbaijan: Armenian, Iranian and Russian “Traces” (Jamestown foundation, Eurasia Daily Monitor, April 23, 2013 -- Volume 10, Issue 76) ;

·         4. “Azerbaijan & Iran: A Soft-Power Struggle?” (Eurasianet.org, April 10, 2013)

Источник: Kavkazoved.info

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|