ИРАН: 12 ДНЕЙ ТРЕПЕТНОГО ОЖИДАНИЯ ПРЕДВЫБОРНОЙ ГОНКИ

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 6 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

В субботу 11 мая в 18:00 закончилась процедура подачи документов для официальной регистрации кандидатов для участия в 11-х президентских выборах Исламской Республики Иран. Документы подали 686 человек, 30 из них – женщины.

Согласно иранскому законодательству подать заявку на участие в выборах может практически любой гражданин страны. Но специфика иранских выборов заключается в том, что после подачи документов Совет стражей Конституции (коллегиальный орган, состоящий из шести юристов и шести представителей духовных авторитетов, обладающий исключительным правом вносить изменения в Основной закон страны), должен в течение 12-16 мая рассмотреть поступившие заявки. После этого МВД обнародует имена претендентов, что состоится 23 мая, и  будет дан старт предвыборной кампании, которая продлится до 12 июня. Ответственным за организацию и проведение выборов, а также за подсчет голосов является Министерство внутренних дел, однако по закону наблюдает за выборами все тот же Совет. Оба этих ведомства, а также представители политических групп и самих кандидатов имеют право направлять на избирательные участки своих наблюдателей. Совет стражей Конституции проводит отбор кандидатов и наделен полномочиями отклонить любую из кандидатур, которая, по его мнению, не соответствует конституционным требованиям. Кандидаты могут подать апелляцию в случае их отвода, однако это тайный процесс, и добиться пересмотра вердикта крайне сложно.

Президент ИРИ, избираемый на четырехлетний срок, возглавляет исполнительную власть. Он должен быть только иранцем. Должность была в значительной степени формальной до июля 1989 года, когда национальный референдум одобрил конституционные поправки - включая отмену должности премьер-министра, - что чрезвычайно увеличило президентские полномочия. Сейчас президент формирует Кабинет или Совет министров, одобряемый законодательным органом (до 1989 года этим занимался премьер), отвечает за его деятельность перед Меджлисом и Рахбаром, назначает членов Наблюдательного Совета и вице-президентов и одновременно является председателем Совета Национальной безопасности. Иранский президент возглавляет правительство и формально считается вторым по значению человеком после главы государства, Духовного лидера аятоллы Хаменеи. Однако сложная  структура власти Ирана, сочетающая демократию с теократией, на деле означает, что полномочия  президента весьма ограничена.

Ранее Духовный лидер Ирана Аятолла Хаменеи не исключал, что после завершения срока полномочий Ахмадинеджада пост президента может быть упразднен, а руководителя страны будет назначать парламент. Согласно сведениям наших источников в Тегеране, этот вопрос пока еще находится в состоянии рассмотрения различных предложений со стороны властных структур в центре и на местах. В этом смысле можно предполагать, что эти выборы президента могут быть последними в истории ИРИ.

Среди кандидатов первый вице-президент Мохаммад Реза Рахими, мер Тегерана Мохаммад Багер Калибаф, советник президента Ахмадинежада Али Акбар Джаванфекр, старший брат дейтсвующего президента Давуд Ахмадинежад, глава сельскохозяйственного джихада (министр сельского хозяйства) Садек Хелилиан, бывшие министры Мохаммад Махди Захеди, Манучахр Моттаки и Первиз Каземи, бывший министр торговли Мохаммад Шариатмадари, представитель Министерства иностранных дел Ирана Рамин Мехманпараст, бывший руководитель Центробанка Ирана Тахмасиб Мазахири, реформаторы Ибрагим Аскарзаде и Джавад Этаат и многие другие, которые присоединились к предвыборной гонке в последний день подачи заявлений. Еще раньше заявление подали бывший вице-президент Мохаммад Реза Ареф, бывший руководитель КСИР генерал Мохсен Резаи, советник и сват Главы государства Голям-Али Хаддад Адель, бывший министр просвещения Алиреза Али Ахмади, бывший министр разведки  Али Фаллахиан, бывший министр телекоммуникации  Мохаммад Каррази, бывший министр здравоохранения Камран Багери Ленкорани, вице-спикер парламента Мохаммад Хасан Абутораби-Фард, советник Духовного Лидера Али Акбар Вилаяти, главный переговорщик по ядерным вопросам, секретарь Национального совета по безопасности Ирана Саид Джалили, сообщает Tolishpress  со ссылкой на farsnews.

Процедура официальной подачи документов началась 7 мая и продлилась 5 дней. Несмотря на обилие желающих участвовать в выборах президента (во время прошлых президентских выборов в 2009 году документы подали 475 человек, из них всего 4 человека стали официальными кандидатами, т.е. прошли фильтр), ее главная интрига сохранилась до самого последнего момента. Дело в том, что как внутри Ирана, так и за его пределами многие наблюдатели ожидали, чем кончиться судьба руководителя администрации президента Ахмадинежада Исфандияра Рахима Машаи. Против его кандидатуры в последние месяцы активно выступали представители консервативного духовенства и так называемых реформаторов, которые объединились вокруг бывшего  президента (1989-1997 гг.) - 78-летнего Али Акбара Хашеми Рафсанджани, поддержавшего в 2009 году оппозицию, которая отказалась признавать переизбрание Махмуда Ахмадинеджада на второй срок.

Многие наблюдатели с самого начала предвыборной гонки справедливо предполагали, что участие Рафсанджани в выборах может кардинально изменить расклад политических сил в предвыборной гонке. Ранее Рафсанджани заявил, что не исключает возможности выдвижения своей кандидатуры на предстоящих президентских выборах. Хотя в прошлый четверг его близкий помощник Хасан Рохани заявил, что Рафсанджани не примет участия на предстоящих президентских выборах, сообщал телеканал Press TV.

На пресс-конференции в Тегеране в прошлом воскресенье Рафсанджани, который в настоящее время является председателем Совета по целесообразности, заявил, что при избрании президентом он создаст многопартийный кабинет и будет также принимать меры по реформированию внутренней и внешней политики Ирана.

Но интрига заключается в том, что, согласно недавним изменениям в Конституцию ИРИ, Рафсанджани в силу своего возраста не имел право выдвинуть свою кандидатуру. Как мы ранее уже сообщали, в октябре 2012 года Меджлис выступил с инициативой о внесении некоторых изменений в Конституцию по части выборов президента. 2 ноября 2012 года Комитет иранского меджлиса по внутренним делам одобрил проект закона о внесении изменений в иранскую Конституцию. Спикером парламента Али Лариджани предлагаемые новшества были охарактеризованы как незначительные и технические.  Меджлис предлагал изменить ст. 115 иранской конституции и установить, что свою кандидатуру на президентских выборах могут выдвинуть лица не моложе 45 и не старше 75 лет. Кроме того, иранские парламентарии предложили перефразировать также другую часть статьи 115: вместо кандидаты должны быть из религиозных или политических кругов записать кандидат может быть из религиозных кругов, если 25 из нынешних и бывших членов Совета экспертов одобрят его выдвижение и кандидат может быть из политических кругов, если 100 действующих и бывших депутатов меджлиса одобрят его выдвижение.

По мнению наблюдателей, данный законопроект, по сути, являлся своеобразным компромиссом между высшим духовенством и депутатами Меджлиса. Он пресекал участие двух основных претендентов на пост президента страны. Это, во-первых, Сеййид Хасан Хомейнивнук лидера Исламской революции, великого аятоллы Хомейни. Ему в 2013-м исполняется 41 год. Некоторые в Иране до сих пор уверены в том, что его участие на выборах нежелательно для самого Духовного лидера страны и его консервативного окружения. Дело в том, что он известен своими резкими заявлениями в адрес нынешнего политического и религиозного руководства страны. Для Духовного лидера и консервативного духовенства, по всей вероятности, предпочтительна кандидатура Хашеми Рафсанджани, которому в 2013 году исполнится 79 лет и кого, в свою очередь,  никак не желают видеть на посту президента авторы названного законопроекта и большинство молодых политиков в стране.

Несмотря на то, что данный законопроект был жестко раскритикован со стороны Совета экспертов, заранее объявлявшего принятие такого законопроекта в парламенте незаконным, парламент все-таки с некоторыми незначительными изменениями принял его.

Согласно этим изменениям, кроме возрастных ограничений (45 и 75), каждый кандидат в президенты должен иметь восьмилетний стаж министерской работы. Наряду с этим, 300 человек, занимающих высокие должности в системе управления страной, должны подтвердить его управленческие способности. То есть, перед претендентами на высший пост в государстве ставится своеобразный жесткий фильтр, который не каждый из них может пройти.

Сразу после принятия законопроекта, с резкой критикой выступил президент Ахмадинежад. Он назвал этот закон антиконституционным. Он заявил: Неправильно и недопустимо, что группа людей утверждает что народ не способен определить свои интересы, мы должны определить его мнение. Нельзя тратить деньги и время народа на такие проекты. Если действовать таким образом, тогда зачем нужна конституция? Этот шаг противоречит конституции страны. Это означает, что никто не сможет выдвинуть свою кандидатуру в президенты, не получив одобрения некоторых лиц.  

Изменения в законодательстве должны быть утверждены Духовным лидером страны. Но до сегодняшнего дня отсутствовала официальная информация о том, Хаменеи подтвердил внесение этих изменений в Конституцию или нет. В результате, до последнего момента не было известно, сможет ли Рафсанджани выдвинуть свою кандидатуру. Вместе с тем, таким путем консервативное духовенство все-таки сумело вывести из игры одного из своих главных соперников - Сеййид Хасана Хомейни, который, видимо, в соответствии с принятыми изменениями в Конституцию, не стал выдвигать свою кандидатуру. Но, видимо, высшему духовенству все же пришлось довольствоваться неполной победой, и согласиться с регистрацией кандидатуры команды Ахмадинежада – И. Машаи, в надежде на то, что лучше бороться с одним конкурентом, чем с двумя одновременно.

Еще один аспект, связанный с кандидатурой Рафсанджани, состоит в том, что хоть он сам позиционирует себя как реформатор, на самом деле многие как в стране, так и за ее пределами хорошо понимают, что это не так на самом деле. В реальности Рафсанджани является одним из влиятельных представителей высшего духовенства. В этом смысле его реформаторство является ничем иным, как попыткой руководства страны создать образ реформатора среди духовенства. Дело в том, что для большинства населения страны не является секретом то, что определенная часть духовенство Ирана считает страну своей личной фазендой, а Исламскую революцию – личным достижением. Многие представители вовсе не скрывают, что государство должно управляться именно их представителями. Поэтому приход к власти технаря Ахмадинежада в 2005 году и созданное им правительство, которое в основном состоит из профессионалов, со стороны духовенства продолжает восприниматься как ошибка. Поэтому в этот раз они любой ценой намерены исправить эту ошибку путем возврашения к власти своего человека.

За последние месяцы, в течение которых в стране фактически ведется предвыборная борьба между различными провластными группировками, высшее духовенство путем изучения общественного мнения, видимо, окончательно удостоверилось в том, что ни один из потенциальных кандидатов в президента из среды духовенства не в силах победить кандидата команды Ахмадинежада. Как мы уже ранее написали об этом, последние социологические опросы среди населения показали, что свыше 41% участников опроса поддерживают Ахмадинежада. Кроме этого, по данным последнего опроса, проведенного Американским институтом общественного мнения (American Institute of Public Opinion) среди иранцев внутри страны, результаты которого были опубликованы 7 февраля с.г., 63% иранцев по-прежнему поддерживают политику руководства на продолжение ядерной деятельности. А 57% опрошенных в ухудшении своего положения напрямую обвиняют США, а не свое правительство.

Основным козырем Ахмадинежада в борьбе за удержание управления страной в руках своей команды являются многочисленные документы и видео- и аудиозаписи об участии многих представителей власти в центре и на местах в коррупционных схемах. Благодаря таким компроматам он недавно сумел вывести из предвыборного марафона основного кандидата духовенства – спикера парламента А. Лариджани. Недавно Ахмадинежад заявил, что 60% доходов государства находятся в руках 300 человек. Хоть и по сей день он отказывается назвать их имена, многие уверены, что после того, как будет дан официальный старт предвыборной агитации, он может пойти на такой шаг.

Такая поддержка со стороны населения, если, с одной стороны, и уменьшает до минимума шансы Запада организовать в Иране персидское лето-2013, но, с другой стороны, может предвещать духовентству если не полную, то, по крайней мере, значительную потерю своего влияния на власть. Дело в том, что обнародование доказательств коррумпированности отдельных чиновников и представителей духовенства может привести к взрыву внутри страны, и ситуация может полностью выйти из-под контроля, что может привести к тому, что духовенство будет полностью отодвинуто от управления страной, и даже может измениться теократический характер политической системы в стране в целом.

В ответ на угрозу быть разоблаченными, представители духовенства все это время публично угрожают Ахмадинежаду не пропустить к выборам его кандидата. Но непотопляемый Ахмадинежад вовсе не намерен уступать им. По сообщениям газеты The Times, 19 февраля сего года, он пригрозил сорвать президентские выборы, если его ставленника Исфандияра Рахима Машаи не допустят к участию в них. Такой вывод издание сделало из текста письма Ахмадинеджада, опубликованного на его официальном сайте. Если процедура выборов не будет реформирована, а кандидаты будут дисквалифицированы без веской причины, я буду рассматривать эти выборы как незаконные и отменю их, - сообщалось в письме президента. Ведь Ахмадинеджад контролирует министерство внутренних дел, в ведении которого находятся выборы и которое, как следствие, может признать их нелегитимными.

Что касается кандидатуры самого Машаи на пост главы государства, он, по мнению наблюдателей, не устраивает иранских религиозных консерваторов еще по нескольким причинам. Так, они опасаются, что в случае победы ставленника Ахмадинеджада бывший президент Ирана продолжит играть активную роль в политической жизни страны, а через четыре года вновь может вернуться в кресло главы государства, отмечает The Times. Иранская конституция запрещает одному и тому же человеку занимать этот пост более двух сроков подряд, однако разрешает вновь переизбираться после четырехлетнего перерыва.

По другой версии, Машаи уже сейчас считается фактическим президентом страны, в то время как Ахмадинеджада называют марионеткой в его руках. Кроме того, религиозные консерваторы обвиняют главу администрации в увлечении персидским национализмом, терпимости к Израилю, пренебрежении ценностями ислама, а также в связях с нечистой силой.

На днях сайт World Net Daily со ссылкой на источник в разведструктурах Корпуса стражей исламской революции и английская газета Guardian Express распространили информацию якобы об аресте Ахмадинежада и его сторонников по прямому приказу Хаменеи. Согласно информации ANS PRESS со ссылкой на турецкий сайт HaberTürk, исполнение приказа было поручено руководителю Корпуса стражей исламской революции Шафи Хосейн Тайибу. В информации говорится, что кортеж Ахмадинежада был остановлен сотрудниками КСИР, после чего Ахмадинежад был доставлен к генералу  Тайибу, где его якобы допрашивали в течение 7 часов. В ходе допроса якобы ему был предявлен ультиматум, что в случае обнародования компрометирующих материалов в адрес высшего духовенства, что оценивается как шантаж в адрес самого Хаменеи, будут обнародованы результаты фальсификации итогов выборов 2009 года. 

Хотя посольство ИРИ в Баку впоследствии опровергло эту информацию, назвав их выдумками Запада, но, согласно сведениям наших источников, все же такой инцидент мог иметь место, что является еще одним доказательством крайнего обострения борьбы духовенства против кандидата Ахмадинежада.  

В таких условиях разрешение на подачу документов Рафсанджани, так и Машаи должна быть оценено как результат большого компромисса между Духовным Лидером Ирана и президентом Ахмадинежадом. Чем бы ни закончилась проверка кандидатов, сколько бы кандидатов не было допущено к выборам, на сегодня ясно одно: если И. Машаи на самом деле пройдет фильтр и станет одним из официальных кандидатов, то нет сомнений в том, что основными фаваритами президентской гонки станут он и Рафсанджани. А пока, учитывая, что эти выборы будут иметь не только внутриполитическое значение для самого Ирана, но и большое геополитическое значение для всего региона, в течение оставшихся 12 дней претенденты, подавшие документы для регистрации, все население Ирана и многие за пределами Ирана с замиранием в сердце будут ждать окончательного вердикта Корпуса Стражей Конституции.

Источник: Восточное агентство

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|