Бегство от свободы

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 10 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

За что бороться коренным народам Азербайджана?

            В своей, пожалуй, самой известной работе знаменитый немецкий философ и социолог Эрих Фромм писал: Первую мировую войну многие считали последней битвой, а ее завершение - окончательной победой свободы: существовавшие демократии, казалось, усилились, а взамен прежних монархий появились новые демократии. Но не прошло и нескольких лет, как возникли новые системы, перечеркнувшие все, что было завоевано веками борьбы, казалось, навсегда. Ибо сущность этих новых систем, практически полностью определяющих и общественную, и личную жизнь человека, состоит в подчинении всех совершенно бесконтрольной власти небольшой кучки людей.

В поисках личной свободы

            Конец 1980 - начало 1990-х воспринимались в АзССР, как и во всем Советском Союзе, как эпоха свободы, перемены к лучшему, времени прихода демократии. Казалось, что с этого времени мы заживем справедливо. Особенную символичность крушение СССР для коренных народов Азербайджанской республики имела потому, что это государство репрессировало наши народы, истребляло их культурных, научных и общественно-политических деятелей, а также официально объявило о нашем полном исчезновении (вспомним злосчастные для талышей переписи 1959, 1970 и 1979 годов).

В 1989 году талышей вернули в списки народов, официально проживающих в СССР, а в 1991  Советский Союз приказал долго жить. Но не прошло и нескольких лет, как талыши, лезгины, аварцы и другие коренные народа региона лицом к лицу столкнулись с новыми репрессиями. Правительство Эльчибея, мечтавшего о тюркском государстве от Анкары до Ангары, не воспринимало нас за полноценных граждан своего государства, а правительство Г. Алиева силой воспрепятствовало осуществлению свободного волеизъявления талышского и лезгинского народов, разогнав Талыш-Муганскую Республику, жестоко расправился с членами лезгинского освободительного движения Садвал и приступил к уничтожению аварских политических лидеров.

            Наш благодушный оптимизм, помноженный на некоторую, стоит признать, политическую наивность, обернулся установлением авторитарного режима, конца и края которому долгие годы не было видно.

            На первых порах многие успокаивали себя мыслью, что победы авторитарных систем обусловлены сумасшествием нескольких личностей и что как раз это сумасшествие и приведет со временем к падению их режимов. Другие самодовольно полагали, что итальянский и германский народы прожили в демократических условиях слишком недолгий срок и поэтому надо просто подождать, пока они достигнут политической зрелости.

            Еще одна общепринятая иллюзия - быть может, самая опасная из всех - состояла в убеждении, что люди вроде Гитлера якобы захватили власть над государственным аппаратом лишь при помощи вероломства и мошенничества, что они и их подручные правят, опираясь на одно лишь грубое насилие, а весь народ является беспомощной жертвой предательства и террора, - пишет Фромм.

            Все три мысли довольно часто примеряются на коренные народы АР для объяснения причин, почему здесь не было создано демократического государства, уважающего права и свободы своих граждан, в том числе и национальные. Мы постоянно слышим размышления о том, что в определенный момент (по причинам внутреннего происхождения) создастся такая ситуация, когда власть Алиевского клана вследствие ее глубокой развращенности просто не сможет существовать.

            Но разве произвол властей, пасынков местных олигархов (вплоть до открытия собственных публичных домов, поедания медведей в пьяном угаре и многого другого) не дошел за эти годы до критической массы? Разве миллионы людей не покинули свои земли? Автор этих строк встречал много талышей, лезгин, аварцев и других, депортированных из России и копящих в АР деньги на то, чтобы просто купить себе новый паспорт и вновь бежать в Россию.

Стоит ли бороться за свободу?

            Говорят о том, что после краха тоталитарного режима необходимо время для политического созревания и постепенного прихода к власти. Если поверить этому утверждению, то сколько лет необходимо на подобное созревание? В каких условиях оно должно происходить? В условиях, когда уровень образования с каждым годом только лишь скатывается все ниже и ниже? В условиях, когда новые поколения азербайджанцев пичкают мракобесными пантюркистскими лозунгами и русофобскими, иранофобскими и армянофобскими призывами?

            Несправедливо также полагать, что народ является невинной жертвой мошенников. Он является жертвой, но далеко не невинной. В АР, как и в Германии 1930-х, миллионы людей отказались от своей свободы с таким же пылом, с каким их отцы боролись за нее, они не стремились к свободе, а искали способ от нее избавиться, а другие миллионы были при этом безразличны и не считали, что за свободу стоит бороться и умирать. Ведь слова Монтескье о том, что каждый народ достоин своей участи, все еще не потеряли своей актуальности. Впрочем, они ее никогда и не потеряют.

            Фромм пишет: Методы политической пропаганды усиливают чувство ничтожности избирателя, так же как методы рекламы воздействуют на покупателя. Повторение лозунгов, упор на такие факторы, которые не имеют ничего общего с принципиальными разногласиями, - все это усыпляет его критические способности. <…> Растущее бессилие индивида усиливается и другими факторами.

            Экономическая и политическая сцена расширилась и усложнилась; человеку все труднее разобраться в происходящем. Угрозы, с которыми он сталкивается, тоже возросли. Всеобщее чувство неуверенности усилилось из-за хронической безработицы миллионов людей. <…> Иметь работу - все равно какую - это для многих предел мечтаний, нечто такое, за что они были бы несказанно благодарны.

Реалии Азербайджанской республики

            В условиях новой политической сцены Азербайджанской Республики, где что ни день появлялся какой-нибудь политический деятель, простой обыватель был совершенно сбит с толку. Ситуация усугублялась и военными поражениями на фронтах Карабахской войны. Люди хотели мира, работы, которая бы приносила хотя бы хлеб да воду.

            Этим и успешно воспользовался Г. Алиев, который с приходом к власти (что сопровождалось очень грязными криминальными махинациями, все подробности которых мы еще не скоро узнаем), изо дня в день пичкал народ совершенно сумасбродными пропагандистскими лозунгами о процветании, о развитии, о единстве и т.д., и обыватель, несмотря на фактические несоответствия, верил не только в свое светлое будущее, но и в якобы светлое настоящее.

            Противостояние этой пропагандистской партийной машине, которая убеждала, что все прочие граждане ее поддерживают, не оставляла обывателю выбора: он был ничтожен в море подчинившихся граждан, и выбирал восстанию подчинение.

            Фромм справедливо замечает: В развитие чувства индивидуального бессилия вносит весомый вклад и угроза войны. <…> угроза войны превратилась в кошмар, который нависает над жизнью каждого человека и усиливает его чувства страха и собственной беспомощности.

            Карабахская угроза – это пробка для всех политических проколов Алиевского режима. Как только возникает внутриполитическая проблема, власти вспоминают карабахский мотив своей шарманки. В условиях нынешней, сгнившей и кишащей гнойными червями армии АР никто не желает вступать в ее ряды и тем более повторять опыт Карабахской войны, когда автохтонные народы чуть ли не были приравнены пантюркистским правительством к пушечному мясу.

            Причины формирования авторитарных систем немецкий социолог видит в стремлениях к подчинению и к господству или - если использовать другую формулировку - в мазохистских и садистских тенденциях, существующих в той или иной степени и у невротиков, и у здоровых людей, а наиболее частые формы проявления мазохистских тенденций, по его мнению, это чувства собственной неполноценности, беспомощности, ничтожности.

Можно ли отказаться от своего происхождения?

            Чем еще назвать стремления некоторых талышей, лезгин, аварцев, парсов и представителей других коренных народов отказаться от своего происхождения и стать азербайджанцами, если не чувствами собственной неполноценности, беспомощности, ничтожности? Разве не является это описанным выше мазохистским желанием избавиться от своего я?! И разве не стало это для многих представителей коренных народов АР мировоззренческим решением? Разве они не пытаются преодолеть таким образом свои манкуртистские страхи? Но избавляет ли это их от страданий?!

            Практика показывает, что при условии нахождения определенных социальных форм, удовлетворяющих мазохистские наклонности (как, например, слияния со значительной силой), эти люди обретают некоторую уверенность в себе и избавляются от отдельных внешних невротических симптомов, но внутренний конфликт, внутренне страдание сохраняется.

            Сливаясь с тюрками, которые кажутся им значительной силой, маргинализированные представители коренных народов АР предполагают, что таким образом они перестают быть неполноценными. Но, даже называя себя тюрками и не имея национального диалекта, при этом они сохраняют внутренний конфликт, т.к. боятся, что в определенный момент кто-то вычислит их происхождение и они вновь станут неполнеценными.

            Согласно Фромму, при мазохизме индивид побуждается к действию невыносимым чувством одиночества и ничтожности. Он пытается преодолеть это чувство, отказываясь от своего "я" (в психологическом смысле); для этого он принижает себя, страдает, доводит себя до крайнего ничтожества. Но боль и страдание - это вовсе не то, к чему он стремится; боль и страдание - это цена, он платит ее в неосознанной надежде достичь неосознанную цель. Это высокая цена; ему, как поденщику, влезающему в кабалу, приходится платить все больше и больше; и он никогда не получает того, за что заплатил, - внутреннего мира и покоя.

Можно ли стать азербайджанцем?

            Даже избавившись от своего "я", талыш, лезгин, аварец, парс и др. все равно не становится таким же азербайджанцем, как тюрки. Максимум – они становятся южанином, северянином и т.д. Даже отказавшись от собственного происхождения, плюнув в лицо своим родителями и предкам, такой человек не способен избавиться от чувства того, что азербайджанцы его не принимают на равных.

            Чувства одиночества и собственной никчемности на фоне того, что он больше и не талыш (лезгин, аварец и т.д.), а непонятный этногибрид (это выражение относится лишь к манкуртизировавшимся представителям коренных народов, а не к тюркам как таковым!), лишь усиливаются. Чем, если не своеобразной  долговой кабалой  назвать тот маниакальный карьеризм и рвение продемонстрировать свою  верность идеям, которые показывают отдельные талыши, лезгины, аварцы, парсы, удины и др. во всякого рода пантюркистских и правительственных партиях и организациях?

            Талыш, лезгин, аварец и др. не способен убежать от своего "я", Потому что раз за разом оно настигает человека и обостряет, многократно усиливает внутренний конфликт. Он никогда не сливается в одно целое с той силой, к которой прилепился, между ними всегда остается фундаментальное противоречие, а вместе с тем и побуждение, хотя бы и неосознанное, преодолеть мазохистскую зависимость и стать свободным, - пишет Фромм.

            Незаметно ли читателю, что между тюркизировавшимися представителями коренных народов и титульным этносом до сих пор существует непреодолимое, фундаментальное противоречие?

            Есть тип людей, которым присущ автоматизирующий конформизм. Это – такое состояние, когда индивид перестает быть собой; он полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном, и становится точно таким же, как все остальные, и таким, каким они хотят его видеть. Исчезает различие между собственным "я" и окружающим миром, а вместе с тем и осознанный страх перед одиночеством и бессилием.

            Этот механизм ученые сравнивают с защитной окраской некоторых животных: они настолько похожи на свое окружение, что практически неотличимы от него. Отказавшись от собственного "я" и превратившись в робота, подобного миллионам других таких же роботов, человек уже не ощущает одиночества и тревоги. Однако за это приходится платить утратой своей личности.

            Сколько вокруг нас подобных талышских, лезгинских, аварских и пр. хамеолонов?! Ведь они потеряв свою личность, давно уже превратились в существ, живущих в клетках новой, искусственной азербайджанской идентичности.

            Самое главное и трагичное в том, что бегству от свободы подвержены и отдельные талышские (а вместе с ними лезгинские, аварские и др.) общественные деятели. Люди могут бороться против одной системы власти, особенно если они разочарованы недостаточной силой этой системы, и в то же время - или позже - подчиняются другой системе, которая за счет своей большей мощи или больших обещаний может удовлетворить их мазохистские влечения.

            Создается впечатление, что часть наших активистов, сотрудничая с мусаватистами, наследниками партии, которая оккупировала и колонизировала Талыш в 1919 году, устроила настоящего геноцида лезгин и других дагестанских народов, или пантюркистами из Народного фронта и другими откровенно силами, желающими уничтожить коренные народы с этих земель, борются просто за смену режима без оглядки на то, что способствуют формированию новой системы, которая окончательно истребит наши народы.

            Парадокс в том, что, если Фромм объясняет это тем, что устремления подобных деятелей удовлетворяются большей силой новой системы, либо некими большими обещаниями, то наши активисты удовлетворяются собственными фантазиями и ожиданиями и не более того: нынешняя системная оппозиция не обладает никакой (совершенно никакой) силой, да и никаких обещаний ни талышам, ни аварцам, ни другим коренным народам не давала и не собирается дать в будущем.

            Если бы у этой псевдооппозиции была какая-никакая, но мощь, пыталась бы она наладить связи с различными силами внутри коренных народов АР? Никогда на свете! Они в совершенно безвыходном положении и ищут лишь наивных последователей, на которых смогут опереться. Потому что они прекрасно понимают, что так называемый искусственно созданный титульный этнос этого так же искусственно созданного государства никогда в прежние периоды не проявлял никакого энтузиазма для сохранения своего государства и ныне не проявляет.

            Одним словом, азери-тюрки показывают невиданного безволия и беспринципность в деле смены авторитарного режима. Поэтому они, как и в конце 80-х годов прошлого века, ищут опору среди коренных народов. И, пожалуйста: тут как тут пачка талышских, лезгинских, аварских и др. политических деятелей, которых мучает собственное одиночество в этом искусственном образовании под названием Азербайджанская Республика.

            И на наши вопросы о том, Почему талыши, лезгины, аварцы и другие коренные народы АР обязательно должны присоединяться к каким-то силам в нынешней весьма щекотливой ситуации?, Почему у некоторых так называемых активистов не хватает простой гордости, чтобы не идти на поклон к Иса Гамбару и подобным ему пантюркистам, на дух не переносящим коренные народы региона?!, Кто вообще такой Иса Гамбар для талышей или лезгин, аварцев и др.?, Разве у нас нет своих политических деятелей? у них никогда не бывает четкого и внятного ответа. Потому что такого ответа и не может быть!

Надежда на внешнюю силу

            Еще одной формой социальной зависимости, которую отмечают ученые, как не имеющую опасных черт необузданного садомазохизма, но важную настолько, что ее нельзя обойти молчанием, является та, что создает таких людей, вся жизнь которых трудноуловимым способом связана с некоторой внешней силой. Все, что они делают, чувствуют или думают, имеет какое-то отношение к этой силе.

            Люди ожидают, что некто их защитит, что "он" позаботится о них, и возлагают на "него" ответственность за результаты своих собственных поступков. Часто человек не осознает, что такая зависимость существует. <…> Наблюдения показывают, что сущность любого невроза - как и нормального развития - составляет борьба за свободу и независимость, - пишет Фромм. - Для многих нормальных людей эта борьба уже позади: она завершилась полной капитуляцией; принеся в жертву свою личность, они стали хорошо приспособленными и считаются нормальными.

            Невротик - это человек, продолжающий сопротивляться полному подчинению, но в то же время связанный с фигурой "волшебного помощника", какой бы облик "он" не принимал. Невроз всегда можно понять как попытку - неудачную попытку - разрешить конфликт между непреодолимой внутренней зависимостью и стремлением к свободе.

Зависимость от алиевского агитпропа

            В талышском, лезгинском, аварском и др. социальных группах порой дает о себе знать зависимость от каких-то совершенно надуманных пропагандой Алиевых, искусственных общеазербайджанских идей. Хоть убейте, не могу понять, как организация или человек, выступающий, например, от имени талышей или лезгин, везде может демонстрировать флаг АР.

            Разве у наших коренных народов нет своего флага? Как, например, организация, якобы представляющая сипиришей (тюрк. аксакалов) Талыша, цепляет на свою эмблему три волны цветов флага АР? Разве среди этих людей никто не знает, что голубой цвет законодательно символизирует в АР тюркскость?! Почему нужно выставлять собственный народ такими необдуманными шагами на смех?!

            И заметьте: эти активисты никогда не удовлетворены, в них постоянно существует внутренний и внешний конфликт. В первую очередь, потому что они не могут найти достаточной поддержки у таких же, как они, убегающих от свободы представителей своих народов. А во-вторых, потому что сами эти активисты полностью выразить свое желание свободы, в рамках обсуждений с азербайджанцами они забывают о требовании образовательной системы на родном языке, не говоря уже о заикании о хотя бы автономии. Что, вообще, можно говорить о национальных активистах, которые прячутся под чужим флагом?!

Кто является политиком?

            Здесь я бы хотел коснуться еще одного важного вопроса: кто является политиком? Дело в том, что каждый талыш, лезгин, аварец, парс, рутулец, который роняет два-три оппозиционных слогана, уже полагает, что он политик. Но разве это так? Человек, просто противостоящий режиму, системе, является обычным носителем протеста.

            При этом, если политик зачастую является носителем протеста, то носитель протеста не всегда является политиком. У политика должна быть программа действий, очевидные цели, задачи и т.д. и он должен постоянно, при каждой возможности их сообщать своим сторонникам и противникам, продвигать их на международной арене.

Но у многих, кто высокопарно выставляет себя якобы талышским или лезгинским «политиком», и в помине нет ни программных текстов, ни реальных действий. Непонятно, что они предлагают и за что конкретно они борются? Непонятно, по какому праву они лезут от имени талышского и др. коренных народов под хвост каждой сивой кобылы?

Они лишь выражают свой протест и полагают, видимо, что этим решат какие-либо проблемы этих народов.Не могу я понять и того, как люди, не располагающие волей четко высказать требования своих народов, собираются вести эти народы. И куда вообще они способны привести их? На наш взгляд, если кто-то желает бежать от свободы, пусть делает это молча, а не призывает и всех остальных делать то же самое.

            Коренные народы, взявшись за руки ради общей Цели, сегодня должны идти  К свободе. Если вы также стремитесь к ней, то возьмите в руки хотя бы собственный Флаг, а к устам приложите национальную Идею.

cпециально для ФЛНКА

 

Источник: FLNKA
  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|