Почему же “социальный протест”?

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 56 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

Размышления по поводу одной статьи Э. Фатуллаева

                10 февраля на сайте haqqin.az мне пришлось прочитать довольно объемную статью, должен признать, уважаемого мною (хотя личного знакомства у нас нет) Э. Фатуллаева под громким названием “ХАНа режиму!”. На первый взгляд, ничего не скажешь: грамотный русский язык, хорошая аналитика и логически построенные умозаключения, которыми отличается материал, где, признаю, со многими выводами автора я согласен. Главный из этих выводов отражен в самом названии статьи, с которым нельзя не согласиться.

                Вместе с тем некоторые выводы автора вызвали у меня, мягко говоря, некоторое недоумение, и согласиться с ними не то, что трудно, но даже невозможно. Давайте, постараемся по порядку изложить свое видение вопросов, отраженных в статье.

                Э. Фатуллаев пишет: 1. “Выступление одного из торговцев, произнесшего зажигательную речь перед  объективом видеокамеры радиостанции “Свобода”, врезалось мне в память - он искал справедливости у власти и у президентской администрации. Это еще раз убедило меня в том, что это выступление, как и в прошлом году в Губе, носит социальный, а не политический характер. В Губе, как помнят читатели, люди тоже вышли с портретами президента, призывая Центр покончить с самоуправством местного Хана. Но хана режиму не наступила. Многие до сих пор так и не могут понять - почему же социальный протест в Азербайджане так и не перерос в политический? Многие продолжают спрашивать - произойдет ли такая трансформация вообще”?

                2. “И здесь важно отметить главную, определяющую деталь протестов в Азербайджане - они не носили политический характер и были направлены против власти сюзеренов”.

                3. “И нынешние социальные протесты - это даже не первый звонок, возвещающий о смене политических декораций в азербайджанском драматическом политическом театре. Это пока только вольные репетиции”.

                Странная, однако, интерпретация получается! Сразу возникает несколько вопросов: 1) В чем отличие социального протеста от политического? 2) Где грань между двумя этими явлениями? 3) Где гарантия, что социальный протест в любой момент не может перерасти в политический или даже в революцию? Наконец, как можно оценить  решительные, порою даже эмациональные утверждения автораобо всем этом: наивность, незнание предмета или же обычное упадничество, которое наблюдается в комментариях некоторых бакинских аналитиков?

                Характер любого социального или общественно-политического протеста можно определить по требованиям его участника и по его результатам, точнее, по тому, чем он начинается и чем заканчивается. При этом все это требует комплексного рассмотрения. Дать предпочтения одному из них при анализе, никогда не даст нужных, а главное, правильных результатов. Можем привести несколько примеров. Например, если судить по логике г-на Фатуллаева, тогда известные события 1905-1907 гг. в России никак нельзя квалифицировать как революцию, так как народ в начале этих событий – 9 января пришел к “царю-батюшке” тоже с требованием справедливости. В этом смысле февральская революция 1917 года не так уж тянет на революцию, так как она тоже началась с банальных митингов, где народ просто хотел купить хлеб, которого не оказалось в магазинах. И еще. Как можно квалифицировать Тунисскую революцию, которая началась с того, что один торговец овощами поджег себя в знак протеста, кстати, тоже социального характера (вряд ли он имел политические, революционные цели). Таким образом, если судить по требованиям, получается так, что независимо от того, с какими требованиями и с какими портретами выступают митингующие, нельзя однозначно, тем более так эмоционально, констатировать, что тот или иной протест является исключительно социальным или политическим. Наоборот, практика показывает, что большинство из политических протестов, кроме борьбы за мир и т.п., начинаются именно как социальный протест, а в какой-то момент перерастают в политический протест, а может и в революцию.

                Таким образом, если какой-то социальный протест даже и не приводит к революции, то все же нельзя утверждать, что он не является политическим, так как когда такие протесты идут по нарастающей, с чем соглашается и сам г-н Фатуллаев на примере сегодняшнего Азербайджана, то рано или поздно это может (согласно закону диалектики о переходе количества в качества) привести к революции. К тому же он и сам признает, что данные протесты направлены “против власти сюзеренов”. Если в выражении употребляется слово “власть”, то это тоже является доказательством того, что протесты являются именно политическими, а вовсе не социальными, как это старается доказать нам г-н Фатуллаев.

                Если судить по результатам, то ситуация вообще становится ясной, так как если итогом социального протеста становится смена власти даже на уровне отдельно взятого локального района типа Губы, то никак нельзя квалифицировать данный протест как социальный или политический. Если исходить из концепции известного  немецко-американского философа Ханны Арендт, которая уверена, что “только там, где наличествует пафос новизны и где новизна сочетается с идеей свободы, мы имеем право вести речь о революции”, то события в Губе и есть самая настоящая революция в границах данного населенного пункта. Что касается Исмаиллинских событий, то тут следует обратить внимание на требования и лозунги участников протеста: “Они ведут себя как оккупанты!”, “Они хуже, чем армяне!”, “Жить невозможно!” и т.д. Если судить даже по этим высказываниям участников той акции, то она вполне пахнет даже национально-освободительной революцией против “оккупантов” исмаиллинской земли. Может быть, г-н Фатуллаев станет отрицать тот факт, что не только Исмаиллинский район, но и вся Азербайджанская Республика оккупирована пришельцами! Относительно конкретного Исмаиллинского или же Закатальского, Габалинского и других районов, это даже не одна оккупация, а целых две: первая оккупация – это вооруженный захват власти в Баку бывшими гражданами Армении во главе с Г. Алиевым; а вторая – переселение его земляков, тех же бывших граждан Армении и нахичеванцев на территории тех районов, где проживает несколько этносов! По правилам цивилизованного общества, высшие должностные лица таких районов должны знать языки этих этносов, но об этом и говорить не стоит. Если жители даже одного района выступают против “двойной оккупации”, то этот протест смело можно называть революцией и ничем иным!

                Есть еще одна причина, по которой все эти события можно оценить как классическую революцию. Если мы учтем, что революция в буквальном смысле означает “скачок”, то протесты  жителей и Губы, и Исмаиллы, также как и других районов и есть та самая революция. Потому что эти люди до сих пор терпели все бесчинства “местных ханов”, причем могли бы и дальше все так же терпеть их, могли бы выражать свое недовольство обращениями в Администрацию президента или в суд, которые, как показывает практика, в нынешней АР не приводят ни к какому положительному для населения результату. То, что они вышли на акцию протеста, позволяет квалифицировать их действия как “скачок”, то есть как революцию!

                Когда речь идет о революции, нравится нам это или нет, следует обратиться и к классикам марксизма-ленинизма. В данном случае для нас интересна мысль Ф. Энгельса в его письме от 23 апреля 1885 года Вере Засулич, где он пишет: “Люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на другой день, что они не знали, что делали – что сделанная революция совсем не похожа на ту, которую они хотели сделать. Это то, что Гегель называл иронией истории, той иронией, которой избежали немногие исторические деятели”.

                Эти его слова, на наш взгляд, в том числе и о том, что люди часто даже и не собираются делать именно революцию. В этом смысле, любое недовольство или акция протеста могут привести именно к революции, независимо от того, готовились ли люди заранее к ней или нет. И это по той причине, что “революции являются следствиями, но никогда не причинами краха политического режима”, как об этом метко писала та же Х. Арендт.

                Должен признать: я лично давно ненавижу революцию по многим причинам. Но, при этом я уверен, что не стоит ее бояться, тем более, если у людей не остается другого пути, чтобы покончить со своим тяжелым прошлым и добиться свободы. Тут же отмечу, что революции обычно бояться те, кто понимают ее только в смысле смены одной общественно-экономической формации другой, т.е. в ее марксистско-ленинской интерпретации. Но, как показывает практика, она не всегда приводит и вовсе не обязана  приводить к смене формаций, тем более словосочетание “общественно-экономическая формация” является не самым удачным изобретением классиков марксизма-ленинизма.

                В цивилизованном мире, например, в той же Европе даже самые многочисленные выступления часто продолжают оставаться “социальными протестами”, потому что перед ними не стоит задачи сменить существующий общественный порядок и уклад жизни. А есть ли у вас уверенность в том, что перед теми же исмаиллинцами также не стоит задачи по смене всего общественного порядка, политического режима, руководства государства? Ведь подавляющее большинство населения ясно и четко понимает, что эта власть не способна, точнее, просто не собирается ничего менять, по той банальной причине, что ее интересуют вещи другого порядка! И это говорит о том, что как бы, с какими бы изначальными требованиями не начались акции протеста в АР, их нельзя квалифицировать только как «социальный протест». То есть, надо видеть лес за деревьями! Если Вы не видите этого «леса», или же не хотите его видеть, то, извините, вина в этом лежит только на Вас!

                Далее. Меня более чем удивило утверждение г-на Фатуллаева, который, на мой взгляд, напрямую оскорбляет известного в АР писателя А. Айлисли. Он пишет, что “Форум интеллигенции слишком аморфен и, к тому же, по глупости одного из писателей уже заклеймен проармянским брендом”.

                Как г-н Фатуллаев может называть “глупостью” высказывание правды?! Если его поступок действительно является “глупостью”, то, как оценивает г-н Фатуллаев свой собственный поступок, когда он написал правду о Ходжалинских событиях, за что (незаконно, на мой взгляд) был лишен свободы на несколько лет? Мне лично эта оценка г-на Фатуллаева напоминает один советский анекдот, в котором речь идет о попугае одного грузина, который все время озвучивает антисоветские лозунги, а после того, как грузин несколько часов был вынужден продержать попугая в холодильнике (“в Сибири”), чтобы милицейские работники не поймали его, попугай начинает говорить лозунги типа “Да здравствует КПСС”!

                Что касается “аморфности” Форума интеллигенции, то это, на наш взгляд, связано не с “поступком А. Айлисли”, а с тем, что с самого начала это объединение было придумано “сверху” как один из “запасных аэродромов” Алиевского клана. Доказатаельством тому является то, что его изначально возглавляет не кто иной, как Э. Намазов – один из бывших функционеров Алиевской администрации и родственник Г. Алиева.

                Наше внимание привлекло еще одно высказывание г-на Фатуллаева. Он пишет: “А теперь вернемся к озвученному в самом начале животрепещущему вопросу, который задают на всех углах и застольях - почему же участившиеся социальные бунты не перерождаются в политический протест? Потому что в стране нет политического выразителя социальных протестов и недовольных умонастроений”.

                И тут мы должны огорчить автора. Потому что, во-первых, наличие “политического выразителя социальных протестов и недовольных умонастроений” – одно из важных условий политической борьбы, но вовсе не самое главное! Во-вторых, исторический опыт  показывает, что “политический выразитель” зачастую возникает в ходе самой политической борьбы. Известно и то, что те “политические выразители”, которые нередко далеко до начала открытого политического протеста занимаются подготовкой народных масс к этой борьбе и выдают себя в качестве их лидера, в ходе самого протеста не всегда умеют руководить им, нередко из-за отсутствия подобного опыта. Т.е. подготовить народные массы к борьбе и руководить этой борьбой в ее открытой фазе – вещи разные. В ходе каждого протеста на арену выходят новые, часто ранее никому не известные лидеры, которые ведут эту борьбу к победному концу. Это – один из законов революции. Но и это еще не все. Нередко лидеры открытого протеста в дальнейшем, после того, как протест достигнет своей цели, оказываются полными профанами в деле управлении государством, сложными социально-экономическими и политическими процессами, в результате чего стремительно теряют свою былую популярность и часто просто прощаются с политикой. Лидеры НФА тому яркое подтверждение, хотя, конечно, можно привести и другие примеры.

                Еще пару слов об Али Керимли, который, по мнению г-на Фатуллаева, “слишком слаб и загнан в угол”. Да, несомненно, это так и есть. Но, на наш взгляд, было бы лучше, если бы автор обосновал свой тезис. Раз он не стал этого делать, мы постараемся проанализировать причины такого состояния г-на А. Керимли.

                Во-первых, А. Керимли – единственный чистокровный тюрок-терекеме, который стоит во главе одной из крупных (в масштабах АР) политических партий в стране. Смело можно утверждать, что таких чистокровных тюрков на политической арене нынешнего Азербайджана можно пересчитать по пальцам одной руки! Я понимаю, что это звучит дико, когда большинство населения АР называют себя тюрками, а многие даже уверены в том, что это так и есть. Увы, реальность такова, что чистокровные тюрки составляют ничтожно малую часть тюркоговорящего населения страны (неслучайно, “эпикантус”, т.е. так называемая “монгольская складка” присуща только 0,2 процентов населения АР). Пример Акрама Айлисли (при всем моем уважении к этому великому писателю и правдолюбу, последний роман которого достоен всякой похвалы!) со всей яркостью показывает, что большинству тюркоговорящего населения требуется дожить как минимум до 75 лет, чтобы признать, что, на самом деле, они никакие не тюрки, а вчерашние армяне, курды, талыши, лезгины, парсы и пр.!

                В таких условиях ожидать чего-нибудь большего и существенного от А. Керимли или любого другого чистокровного тюрка в АР было бы просто несправедливым. Беда, а может быть, и личная трагедия А. Керимли, как и большинства его соплеменников, в том, что они не понимают или же не хотят понимать истинное положение своего народа. То, что он никак не может расстаться с идеями пантюркизма, доказывает то, что он не понимает всю трагичность ситуации для своего народа и лично для себя. Причем, должен отметить, он и его окружение заражены не тем пантюркизмом, который изначально подразумевал самоопределение каждого нетюркского народа и который мы, талыши, приветствуем, а тем, который основывается на ложной историографии и искустственном удревлении тюркского этноса на его новой родине и отрицает всякие национальные права нетюркских народов. Вот почему А. Керимли всегда будет «загнан в угол», и никогда не сможет стать лидером протестного движения в Азербайджане.

                Во-вторых, правительство Эльчибея, одно из ключевых постов в котором занимал А. Керимли, за год своего бесславного правления так дискредитировало себя, что пока живо то поколение населения АР, которое хорошо помнит все, что было в то время, никто из жителей страны, кроме самых близких самого А. Керимли, которые считают себя обязанными ему, вряд ли пойдет за ним!

                В этом плане возникает интересный вопрос, который, как видно из текста, видимо  беспокоит и самого г-на Фатуллаева: почему эти протесты населения в разных уголках Азербайджана не составляют единую цепочку и не становятся общенародными? Хороший вопрос, который требует ответа. В чем же причина?

                Во-первых, то, что до сих пор эти протесты носят локальный характер, еще раз подтверждает наш вывод о том, что население Азербайджана вовсе не является единым целым, единым народом (имеется в виду так называемый “титульный этнос”). Народ – это единый живой организм. Если говорить самыми банальными терминами, то, надо признать, что когда болит какой-то орган в организме, эта боль распространяется по всему организму. В отличие от любого другого живого организма, “титульный этнос” АР представляет собой обычную компиляцию разношерстных племен и этносов, которые на сегодняшний день объединены в единый этнос только по языковому принципу, т.е. все они ныне разговаривают на одном языке. Язык – это, безусловно, важный фактор для  формирования этноса, но, увы, не главная его составляющая! Например, американцы тоже разговаривают на английском языке, корни многих американцев даже уходят к англо-саксам, но американцы и англичане – два разных народа (к тому же никак не утихают споры о том, можно ли называть самих американцев единым народом). То есть, единый язык еще не является подтверждением принадлежности к одному и тому же этносу! Эти разрозненные, зачастую враждебные и чуждые друг другу племена и этносы не чувствуют “боли” своих соотечественников, т.е. принцип “сообщающихся сосудов” тут не действует. Вследствие этого, когда исмаиллинцы подвергаются карательным мерам правительственных сил, люди в других регионах страны принимают это как «их, а не свою личную боль».

                Во-вторых, самым важным препятствием на пути к общенародному протесту в данному случае является “фактор столицы”. Судьбу почти всех революций всегда решает именно столица. В Азербайджане ныне для большинства жителей не является секретом то, что столица государства – г. Баку – и ее окрестности находятся под жесткой оккупацией. За последние более чем 40 лет курдско-нахичеванско-еразский клан плотно расселен в столичном регионе. Они составляют основную социальную базу Алиевского клана и самую боевую, организованную силу, которая до последнего будет стоять на пути любых протестов в столичном регионе, целью которых будет покончить с властью этого клана. Пока они крепко держат основные стратегические позиции во всех сферах политической, экономической и пр. сфер жизни в самой столице и вокруг нее, ни одна сила не будет способна собрать “пять тысяч митингующих на площади”, о чем напоминает г-н Фатуллаев в своей статье.

                Если все это на самом деле так, что лично у нас не вызывает никаких сомнений, тогда приходится ответить еще на один справедливый вопрос: тогда можно ли вообще покончить с этим авторитарным режимом?

                Как бы странно это не звучало, наш ответ на этот вопрос – положительный! Как говорится, не бывает безвыходных ситуаций. Азербайджан тоже – не исключение. Как можно покончить с этим человеконенавистным политическим режимом во главе с И. Алиевым, как будут развиваться протестные акции населения страны, и к каким последствиям они могут привести, - обо всем этом в другой раз. А пока могу сказать одно: “думающие головы” - передовые представители “титульного этноса” АР – должны продолжать свои поиски по выходу из данной ситуации, если они на самом деле намерены спасти честь своего народа и государства.

 

Источник: Восточное агентство

 

 

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|