КТО ВОЗГЛАВИТ ИРАН: НАЙТИ “ТРОПИНКУ” ИЛИ ОЖИДАТЬ МЕССИЮ?

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 11 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

(аналитический доклад)

Как ни была б вершина высока

Тропинка есть и к ней наверняка.

Саади

Как то я собирался поехать в Израиль. Перед поездкой

я зашел к одному своему приятелю – иранскому еврею,

некоторое время назад переехавшему жить в эту страну,

– чтобы узнать, есть ли у него какие-то просьбы, которые

я мог бы выполнить в Израиле. Поблагодарив меня, он что-то

написал на одном листе бумаги, и отдал его мне, чтобы я

вложил записку в Стену Плача. Когда я поинтересовался тем,

почему он не развернул лист, он с улыбкой на лице сказал:

Ничего страшного! Если будет интересно, можешь прочитать.

 Позже я выяснил, что на листе были написаны молитвы. В конце,

 к моему удивлению, были написаны эти слова: - Боже, храни Иран!

Фрагмент разговора одного еврея,

гражданина одного из государств СНГ

 

Успехи иранской дипломатии на международной арене
Несмотря на информационно - пропагандистскую истерию, продолжавшуюся в течение всех последних лет в первую очередь на страницах западных СМИ и в выступлениях многочисленных политиков и государственных деятелей, на сегодняшний день не сбылись прогнозы большинства аналитиков и журналистов о неизбежности войны США и Израиля против Ирана. Вместе этого сбылись прогнозы тех немногих специалистов, с самого начала этой информационной войны предполагавших, что никакой войны против Ирана все-таки не будет, наоборот, все эти турбулентные процессы в регионе Большого Ближнего Востока приведут к усилению геополитической роли Ирана как важного регионального игрока. Наблюдая за действиями иранского руководства в ответ на агрессивную риторику израильских политиков и американских ястребов, многие аналитики еще совсем недавно уверенно говорили о том, «что в Тегеране явно нервничают», «они не знают что делать», «у них нет продуманной стратегии дальнейших действий», что «они пытаются огрызаться, бряцают оружием, намекая на свои возможности нанести ущерб любой агрессии».
Еще в 2010 году в одной из своих статей под названием “Ближний Восток: От Ирака до Талыша” (http://tolishpress.org/news/1239.html) мы, внимательно наблюдая за всеми этими процессами, связанными с иранской “ядерной программой” и вероятностью удара со стороны США и Израиля по Ирану, и основываясь на просачивавшиеся время от времени в западные СМИ о тайных встречах между представителями правительства ИРИ с представителями Израиля и США в столицах разных ближневосточных государств, мы пришли к такому выводу: “США взяли курс на постепенное улучшение отношений с Ираном под реальными гарантиями России, что означает образование новой геополитической ситуации в интересующем нас регионе, где в результате этого, несомненно, спадет “военная тревога”… Они понимают, что с Ираном иметь дело неизбежно и необходимо, учитывая его огромный экономический потенциал и возможности влияния в регионе… Бескомпромиссная политика конфронтации с Ираном не сулит ничего хорошего для миропорядка в целом. Следует включить Иран в единый процесс регионального сотрудничества, который рано или поздно позволит найти взаимоприемлемое решение многих вопросов, относящихся как непосредственно к Ирану, так и к региону в целом”.
Последовавшие вслед за этим региональные события, на наш взгляд, вынудили США и Израиль отказаться от прежней политики военного решения “иранской проблемы” и перейти к прямому диалогу с иранским руководством. Для Израиля своеобразным моментом истины стала последняя восьмидневная война в Газе под названием “Облачный столб”, в ходе которого руководство Израиля окончательно пришло к выводу, что “арабская весна” в конце концов приведет к тому, что это государство в обозримом будущем может оказаться в полном окружении арабских стран, в которых у власти повсеместно будут находиться представители “Братьев мусульман” и даже небезызвестной “Аль Каиды”. Такая конфигурация сил в регионе ничего хорошего не предвещает Израилю, наоборот, она может принести к дальнейшему объединению их всех против него. Об этом свидетельствуют постоянные заявления руководителей и иных представителей данных организаций об их серьезных намерениях по уничтожению государства Израиль. Недавняя утечка из доклада спецслужб США о том, что существование Израиля не “просматривается к 2025 году” тоже является своеобразным предупреждением со стороны США своему давнему союзнику о надвигающиеся опасности. Судя по действиям руководства США в последние годы, до последнего времени большую трудность для американцев составляла непримиримая позиция их союзника. Насколько нам известно из хорошо информированных источников, немаловажную роль в изменении позиции руководства Израиля сыграл нынешний президент РФ В.В. Путин, который во время своего визита в Израиль и дальнейших встречах с руководителями этого государства сумел убедить их в необходимостью изменить свою политику в отношении Ирана в силу отсутствия у последнего планов по созданию атомной бомбы.
В недавно опубликованном докладе Национального Совета разведки США (DNI) под названием “Глобальные тенденции -2030 год” не предполагаются никакие потрясения в Иране. Вместе этого, по мнению составителей доклада, Ирану наряду с Турцией и Израилем отводится роль главного игрока в регионе. Буквально сразу после этого в американских и европейских СМИ распространилась информация, согласно которой президент Б. Обама в январе, вероятно сразу после инаугурации, предложит Ирану прямые, секретные и ограниченные по времени переговоры. При этом по сообщениям израильских СМИ, мнение Тель-Авива США принимать в расчет не собираются. Максимум - Израиль будут информировать о намечаемых действиях в отношении Ирана.
Вслед за этим Исследовательская служба Конгресса США поставила под сомнение выводы американской разведки о том, что Иран сможет к 2015 г. создать межконтинентальную баллистическую ракету (МБР), которая будет угрожать американской территории, что дало основания ведущему сотруднику вашингтонской Ассоциации по контролю над вооружениями Тому Коллину, заявить, что США могут “более сдержанно” реагировать на угрозу со стороны Ирана.
Буквально в одночасье изменилась позиция Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которая до последнего времени в отношении ИРИ занимала очень агрессивную позицию. На днях генеральный директор этой организации Ю. Амано выступил с весьма интересным заявлением: “Доклад МАГАТЭ не говорит, что Иран имеет ядерное оружие. Мы никогда так не говорили. Мы никогда также не говорили, что Иран принял решение о создании ядерного оружия”. Этот вывод г-на Амано основывается на данных проведенных представителями МАГАТЕ в Иране более 4000 человеко-дней инспекций и более 100 необъявленных инспекций, которые не выявили доказательств наличия у Ирана радиоактивных веществ для получения ядерного оружия. Вслед за этим иранская сторона заявила о достижении “определенного прогресса” на переговорах с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), проходивших на прошлой неделе в Тегеране. В пятницу агентство “Франс Пресс” со ссылкой на главного переговорщика организации по иранской ядерной программе Германа Накертца, распространило информацию, согласно которой МАГАТЭ надеется, что соглашение по ней может быть достигнуто уже в январе. “Мы согласились провести 16 января следующего года встречу, в ходе которой надеемся финализировать структурированный подход (к решению ядерной проблемы Ирана) и вслед за этим начать применение данного соглашения”, – говорил Накертц.
Таким образом, в то время как многие в мире живут в ожидании большой войны против Ирана с участием США и Израиля, меняется вектор внешней политики самих этих государств в отношении ИРИ.
Еще пару месяцев Мехти Халажи - старший научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики написал: “На самом деле, еще неизвестно, сможет ли Иран выдержать текущие санкции и давление. Но уверенность его лидеров в том, что они смогут, остается ключевым элементом их стратегии, и Запад не может себе позволить игнорировать это восприятие. Америка <…> должна понимать, что Иран не пойдет на серьезные переговоры по поводу ядерной программы, пока он не почувствует, что США и Израиль пришли к ясному, убедительному и единому соглашению, учитывающему и цели Ирана, и опасения Израиля”.
Изменения, которые произошли за последнее время в позициях США и Израиля в отношении Ирана, позволяют нам прийти к выводу о том, что такое “убедительное и единое соглашение” между США и Израилем, видимо, уже состоялось.
Разумеется, мы далеки от мысли, что можно делать окончательный вывод о полном снятии внешней угрозы для иранского государства. По всей видимости, если даже президент США пойдут на прямые переговоры с иранским руководством, это не будет означать, что переговоры пройдут между “равными партнерами”. США никогда не согласятся принимать иранскую сторону в таком амплуа. Даже если переговоры начнутся в ближайшее время, США и Израиль вряд ли откажутся от продолжения своей тактики по “украшению” строптивого Ирана, его ослаблению и вынуждению к “игре по своим правилам”. Ставка на Иран со стороны Обамы хотя и приведет, во-первых, к усилению “шиитского полумесяца” от Ирака и Восточной Аравии до Ливана с одной стороны и Азербайджанской Республики с другой, а во-вторых, к укреплению цивилизационной полосы ираноязычных народов в регионе, именуемой как “Большой Иран”. Вместе с тем, американцы будут стараться поставить эти процессы на службу американским и израильским интересам. Ставка на Иран в американской стратегии возможна только в этих условиях. Чтобы добиться этой цели, т.е. принудить иранское руководство к переговорам на означенных условиях, США и Израиль вместе со своими союзниками в Европе и арабском мире и дальше будут давить на Иран посредством экономических санкций и различных дипломатических ухищрений. Учитывая сложную внутриполитическую и социально-экономическую ситуацию внутри страны в период перед выборами президента, руководство Ирана, возможно, будет вынуждено согласиться на эти условия, чтобы получить возможность в более спокойной обстановке, когда угрозы со стороны сведены к минимуму, заниматься решением внутренних проблем и провести выборы президента без каких-либо серьезных последствий для себя. В этом плане, прогноз упомянутого доклада Национального Совета разведки США (DNI) о том, что якобы “не предполагаются никакие потрясения в Иране”, вполне может быть своеобразной хитростью, отвлекающим маневрам, дабы успокоить иранского руководство. Неслучайно тот же доклад в качестве “основного вызова для будущего” называет  “нынешний иранский режим”.
ПРИМЕЧАНИЕ: В большинстве публикаций иранских, а также проирански настроенных русских аналитиков анализ внешнеполитической деятельности иранской дипломатии резко отличается от анализа внутренней ситуации в стране. Как обычно, в них правильно оцениваются действия руководства Ирана по снятию внешней угрозы для государства, связанной с решением вопроса о перспективах создания ядерной бомбы и по усилению роли Ирана в решении региональных и международных проблем. Что касается освещения внутренней ситуации в стране, в их материалах вместо трезвого и объективного анализа часто преобладают хвалебные слова в адрес руководства Ирана и явно враждебное отношение к оппозиции. В таких публикациях обычно пишется об “изношенных революционерах” и “реформаторах”, которые якобы в силу “ошибочности своих взглядов” и “заблуждения”, просто не могут объективно проанализировать ситуацию, либо работают по прямой наводке из-за рубежа. Разумеется, мы признаем, что такие суждения имеют право на существование, так как известны методы и способы иностранных спецслужб в борьбе против правящего режима в Иране. Не подлежит сомнения и то, что некоторые граждане Ирана вполне могут пойти на сотрудничество с зарубежными враждебными центрами в угоду своих корыстных интересов. Но при этом, на наш взгляд, следует учесть, что нельзя объяснить всю сложность внутриполитической обстановки в стране только существованием или действиями именно таких людей. Мы более чем уверены в том, что аналитик, если на самом деле радеет за интересы Ирана, должен постараться в своих комментариях дать более объективный анализ сложившейся ситуации и будущих перспектив для того, чтобы руководство страны имело правильные представления о ситуации. Говоря о действиях различных оппозиционных сил и группировок внутри Ирана, мы в первую очередь должны знать настроения основной части самого населения, особенно его самой активной части. Нельзя игнорировать существование того факта, что определенная часть населения Ирана сегодня очень недовольна проводимой социально-экономической политикой руководства страны. Нельзя приписать все это недовольство исключительно действиям внешних факторов и давлению со стороны. Все это требует более трезвого анализа ситуации внутри страны. Учитывая это, мы постараемся сосредоточиться над теми внутренними проблемами нынешнего Ирана, которые, на наш взгляд, являются наиболее важными.
Таким образом, независимо от того, к каким положительным результатам может привести возможное смягчение позиций США и Израиля в отношении Ирана, одно не подлежит сомнению: иранская дипломатия не только добилась несомненного успеха на международной арене, что выразилось в относительном снятии напряженности вокруг страны, но и своими гибкими действиями привела к значительному усилению роли Ирана в регионе. Благодаря такой политике Иран, впервые после Исламской революции 1979 года, говоря словами русского генерала А.П. Ермолова, встречает новый 2013 год как “балованный сын счастья”, чего, увы, нельзя говорить о достижениях внутри страны.


Центр тяжести смещается внутрь страны
Хочешь навести порядок во всём мире, сначала приберись у себя дома
Восточная мудрость
На фоне всего сказанного о безусловных успехах иранской дипломатии на международной арене, приходится констатировать, что центр напряженности для иранского руководства с начала будущего года смещается внутрь страны. В этой связи стране и ее руководству уже в первой половине нового года, на наш взгляд, придется ответить на два нелегких вопроса: 1. Выдержит ли страна предстоящие президентские выборы? 2. Кто может стать у руля государства в ближайшие годы?
1. Выдержит ли страна предстоящих президентских выборов?
Для того, чтобы народ оценил великие государственные
дела, надо чтобы ему от них досталось хотя бы малое
Восточная мудрость
Сегодня внутриполитическая и социально-экономическая ситуация в Иране характеризуется как очень напряженная. Это связано, с одной стороны, с экономическими санкциями США и их союзников в Европе и Америке в отношении Ирана, с тяжелейшими последствиями экономической блокады (о чем уже написано очень много), а с другой стороны, с явными перекосами во внутренней политике властей (о чем пишется крайне мало). Вселяет определенный оптимизм и то, что в последние годы руководство страны понимает, что система управления государством не отвечает требованиям нынешнего развития страны и мира. За годы Исламской революции в стране создан огромный бюрократический аппарат, который часто проявляет свою неспособность и неповоротливость, чтобы своевременно реагировать на потребности общества и его членов, вести гибкую социально-экономическую политику, отвечающую современным требованиям. В системе управления созданы многочисленные, часто просто дублирующие друг друга комиссии, которые превратились в непреодолимую преграду на пути решения проблем страны. Согласно пятому пятилетнему плану развития (2010-2015), иранское правительство обязано уменьшить число министерств с 21 до 17 для повышения эффективности государственного управления. Но, к этому времени все попытки правительства в этом направлении встречаются штыками со стороны Меджлиса (парламента). В результате на сегодня число министерств и приравненных к ним органов власти увеличилось в несколько раз!
Поэтому в последнее время высшее руководство страны готовит кардинальную политическую реформу, согласно которой намечается упразднение поста президента, что позволит сосредоточить всю внешнюю политику в руках Духовного лидера, а вопросы экономики и социальной политики передать правительству во главе с премьером-министром, избранным Меджлисом (парламентом). Но, увы, эта реформа пока находится только на уровне экспертных разработок.
К этому следует добавить и того, что, в отличие от внешней политики, где среди большинства населения и основных политических сил ИРИ имеется полный консенсус по поводу действий руководства страны на международной арене, положение внутри страны существенно отличается. Согласно проведенным в последнее время опросам, примерно одна треть населения страны полностью поддерживает внешнюю и внутреннюю политику руководства. Вместе с тем, примерно столько же находится в полной оппозиции с властями. При этом следует отмечать, что среди последних очень много состоятельных граждан, бизнесмены, коммерсанты, представители среднего класса, что делает их позицию еще больше сильной. Ситуация усугубляется еще и тем, что иранский торговый класс, один из столпов духовенства, также недоволен существующим положением. Остальная часть населения пока не определилась в своих предпочтениях. Если учесть ухудшающееся под влиянием ужесточения экономических санкций социально-экономическое положение населения, то растет опасность перехода на сторону недовольных этих еще не определившихся в своих симпатиях граждан.
Перманентные дискуссии президента Ахмадинежада с высшим духовенством отвлекают исполнительную власть от решения насущных проблем в экономике и социальной сфере, тем самым ослабляют всю систему управления страной. При этом вмешательство духовенства в работу исполнительной власти, даже если оно ведется под знаком “защиты государственных интересов”, “сбалансирования ситуации в обществе”, чтобы “ни исполнительная, ни законодательная ветви власти не получали большого преимущества друг над другом”, по мнению большинства аналитиков и специалистов по Ирану, нередко бывает неоправданным. По сути, исполнительная власть в стране лишена свободы при исполнении своих конституционных полномочий. В этом плане, особое внимание к себе привлекают слова руководителя Администрации Президента ИРИ, одного из верных соратников Ахмадинежада Исфандияра Машаи во время его встречи со своими земляками (мазандаранцами), проживающими в Тегеране. Говоря о сложившейся сложной экономической ситуации в стране, он особо подчеркнул, что “если Ахмадинежад всего 10 минут расскажет о напряженности на валютном рынке страны, образованной за последнее время, изменятся взгляды многих на правительство. Я иногда сижу и плачу из-за беспомощности Ахмадинежада. Слишком много давлений”.
Духовный лидер государства всеми способами (пока что безуспешно) старается свести к минимуму возможные негативные последствия бесконечных трений между различными ветвями власти. 31 октября сего года во время встречи с учениками средних школ и студентами – членами Басиджа аятолла Али Хаменеи выразил свое недовольство этими трениями и предупредил все стороны, чтобы “они не выносили к народу эти несущественные разногласия. Они не должны позволить, чтобы зарубежные СМИ, наш враги воспользовались этим… Начиная с этого дня вплоть до президентских выборов кто бы не старался раздуть эти разногласия, распространять их среди народа, пользоваться в определенных целях достоинство народа, безусловно, он – предатель страны”.
На фоне ухудшающегося состояния экономики и обострения внутриполитической ситуации в связи с предстоящими выборами президента, все эти вызовы и заявления Рахбара (Духовного лидера), увы, часто остаются неуслышанными, что ведет к еще большей напряженности.
Многочисленные финансовые и нефтяные санкции, которые были наложены в последние месяцы и годы, начинают оказывать негативное влияние на состояние экономики страны. По большому счету эти запреты влияют на жизнь всей страны. Растет инфляция, но главное – санкции сказываются на возможностях официального Тегерана проводить финансовые операции в масштабах мира. Ему крайне трудно приобрести что-либо за рубежом, потому что американцы и европейцы блокируют финансовые потоки.
Известно, что санкции США и ЕС вступили в силу поочередно 28 июня и 1 июля и продолжились в последующие месяцы. Их результатом стало падение суточной продажи нефти. По итогам девяти месяцев, она упала с 2,3 до 1 млн. баррелей. При этом нефть - это 80% экспорта Ирана. Согласно отчету Международного энергетического агентства, в сентябре экспорт нефти упал даже до 860 тыс. баррелей в сутки.
Снизилась и добыча нефти, экспорт которой приносит стране половину доходов. Она упала с 3,7 до 2,64 млн. баррелей в сутки. По сравнению с прошлым годом, это означает ежедневную потерю Ираном $150 млн.
Согласно прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), обнародованным в его докладе, объемы нефтедобычи в Иране, уже сократившиеся до минимума, продолжат падать и в начале 2013 года.
Как отмечают эксперты агентства, после незначительного оживления иранской нефтяной промышленности в октябре, когда добыча возросла до 2,72 млн. баррелей в сутки, в ноябре уровень производства нефти в Иране вновь упал до 2,70 млн. бар/сутки. Минимальный же уровень был зафиксирован в сентябре, когда в Иране производилось 2,68 млн. бар/сутки.
В последние годы, напоминают в МЭА, ежесуточное производство иранской нефти находилось на уровне 3,7 млн. бар. Постепенное его сокращение началось в конце 2011 года. Нынешние же объемы добычи, отмечают в агентстве, являются беспрецедентными со времен отдельных периодов Ирано-иракской войны 1980-х годов. “Согласно предварительным данным по экспорту, снижение производства нефти в Иране, как ожидается, должно продолжиться в декабре из-за ограничений на транспортировки морским путем и усиленных санкций”, - констатируют аналитики МЭА. По их прогнозам, экспорт нефти из этой страны будет сокращаться одновременно с падением добычи. Эта тенденция продолжится и в новом году, в начале которого объемы экспортных поставок иранской нефти “приблизятся к отметке в 1 млн. бар/сутки”, тогда как по итогам ноября Тегеран продавал зарубежным потребителям по 1,3 млн. бар/сутки. “Европейские и азиатские страны сокращают импорт из Ирана с целью сохранить себе гарантии доступа к финансовой системе США, - поясняют в агентстве, добавляя, что частично эти потери были компенсированы переориентацией экспорта. - Снижение закупок со стороны Китая и Индии было восполнено наращиванием продаж в Малайзию, Тайвань и ОАЭ”.
В последнем докладе издания “Экономист”  отмечается, что в текущем году валютные запасы Ирана за исключением золота составят менее 70 млрд. долларов, сообщает агентство ИСНА. По оценкам названного издания, в прошлом году валютные запасы Ирана за исключением золота составляли 79 млрд. 609 млн. долларов, и в текущем году прогнозируется уменьшение этого показателя до 69 млрд. 609 млн. долларов. В 2013 году валютные запасы Ирана сократятся еще на 5 млрд. долларов и составят 64 млрд. 609 млн. долларов. В последующие годы сокращение валютных запасов продолжится. Так, в 2014 году этот показатель составит 63 млрд. 609 млн. долларов, в 2015 году – 62 млрд. 609 млн. долларов и в 2016 году – 61 млрд. 610 млн. долларов. На 2017 год валютные запасы Ирана за исключением золота прогнозируются в размере 60 млрд. 612 млн. долларов.
В результате этого иранский риал резко упал на 40% за последние недели, что, по словам Ахмадинежада, “является частью плана врага”. Это увеличило уровень инфляции и стоимость иранского импорта и многих других товаров. Например, согласно докладам, опубликованным ранее в этом месяце, Иран импортировал 775 тысяч тонн риса на сумму 758 миллионов долларов в течение первых восьми месяцев текущего иранского календарного года, который начался 20 марта. По сравнению с тем же периодом времени прошлого года, зафиксирован рост на 12,01 процентов в стоимостном выражении, и снижение на 2,35 процента по объему. Кризис с каждым днем охватывает все больше сфер экономики и социальной жизни. Согласно информации агентства Mehr, на грани банкротства находится Пенсионный фонд страхования в Иране, и если нынешняя ситуация сохранится, все будущие страховые фонды будет ждать та же участь.
“В настоящее время военная, экономическая и кибер-угрозы являются основными видами угроз в отношении Ирана”, - сказал глава иранской организации “Неоперативная оборона”, один из командиров КСИР (Корпус стражей Исламской революции) Голам Реза Джалали, передает агентство Mehr. Он отметил, что “санкции в отношении Ирана переросли в экономическую войну США против страны”.
В результате появились первые признаки серьезного общественного недовольства режимом со времен поствыборного периода 2009 года, когда он впервые столкнулся с массовыми акциями сопротивления против политики руководства страны. В этой связи, выражают определенный оптимизм слова Ахмадинежада о том, что “Иран станет менее зависимым от нефтяных доходов в течение ближайших двух-трех лет”. А пока каждый день растут цены на товары, а вместе с ними растет и недовольство населения.
В ответ на санкции США и Европы, Иран периодически вводит ограничения в экспортно-импортных операциях, что еще более усугубляет ситуацию в стране. На сегодня список запрещённых товаров уже включает 77 наименований - от автомобилей и компьютеров, наручных часов, бытовой техники, мобильных телефонов до кофе и туалетной бумаги. Планируется, что запрет на импорт позволит сэкономить иранскому правительству около 4 миллиардов долларов. У населения вызывает недовольство то, что разные категории импортных товаров продаются по необоснованно разным ценам, так как с подачи правительства, разные компании покупают американскую валюту по разным ценам. Например, импортирующие продукты питания и пр. покупают доллары США по сниженной цене, то есть по официальному обменному курсу 12260 риалов. Товары, имеющие инвестиционную направленность, покупаются за доллары по обменному курсу в 15000 риалов, а вот импортеры товаров из последних категорий - VIP товаров - вынуждены платить за американскую валюту больше по цене на свободном рынке. Недовольство населения такими порядками заставляет правительство часто менять правила игры на рынке страны, что еще больше усугубляет и так сложную ситуацию. Аналогичная ситуация существует и в области экспорта некоторых иранских товаров за рубеж. А это становится причиной недовольства зарубежных партнеров иранских торговых компаний. Со многими странами Иран вынужденно совершает бартерную торговлю, что тоже не всегда отвечает интересам самого Ирана.
Санкции негативно влияют на социальную сферу страны. В результате введения санкций ныне граждане Ирана, согласно словам президента Медицинского совета Ирана Шахаб од-Дина ас-Садра, вынуждены тратить на 30 процентов больше средств на лекарства и медикаменты, сообщает иранское агентство Fars. Он отметил, что Иран в настоящее время испытывает дефицит лекарств и проблемы в уходе за пациентами в стране, а также рост расходов на здравоохранение, что создает дополнительные проблемы. Вслед за этим член комиссии по лекарствам и гигиене иранского парламента Расул Хезри 11 ноября на встрече с журналистами пожаловался на нехватку лекарств и предупредил о надвигающемся кризисе: “В Иране запасы лекарств закончатся через 2 месяца”. Из-за введенных международных санкций Иран ощущает трудности со своевременной оплатой стоимости лекарств иностранным компаниям. Это приводит к задержке с импортом лекарств и создает дефицит.
В сообщении Министерства здравоохранения Ирана от 17 июня сообщается о заражении около 24 тыс. граждан страны СПИДом, из которых 91% мужчины, 9% женщины. Возраст больных составляет 25-34 года.
Замначальника Штаба по борьбе с оборотом наркотиков Ирана Гамид Сареми 12 июня выступая перед журналистами, заявил: “Сейчас в стране около 2 млн. наркоманов. 60 процентов этих людей семейные, и учитывая наличие у каждого в среднем 5-6 детей, то 12 миллионов граждан столкнулись лицом к лицу с угрозой наркомании”. Согласно его словам, в стране возраст пользователей наркотиками снизился с 23 до 15, а это большая общественная проблема и угроза.
Иран по возрастному составу своего населения до сих пор является одной из самых молодых стран мира. Более половины населения - юноши и девушки в возрасте до 25 лет. Тяжелое экономическое положение больше сказывается на молодежи страны, среди которых слишком много безработных, которые активно вливаются в ряды оппозиционеров.
Но, по словам главы Института статистики страны Алирза Захедиана, до 2041 года Иран может столкнуться со снижением темпов роста населения, сообщает IRNA. По его словам, молодое население в Иране в настоящее время преобладает, однако, скоро оно переступит 30-летний рубеж. “Если общий прирост молодого населения не увеличится, в будущем социальные издержки по уходу за старшим населением будут достаточно высокими”, - сказал А. Захедиан. Он отметил, что в течение 1981-1986 годов, которые были пиком роста рождаемости в Иране, в стране наблюдался прирост на 2,2-2,3 миллиона человек ежегодно. “Теперь, - согласно его словам, - ежегодный уровень рождаемости составляет около 1,3 миллиона человек, при этом ежегодно умирают около 400 тысяч человек”.
Ожидается, что к 2041 году число пожилых людей в Иране может достичь 18-20 миллионов из населения численностью 70 миллионов человек, что будет иметь определенные социальные последствия, так как в будущем страна может столкнуться также с проблемой трудовых ресурсов.
Президент Ахмадинежад заявил, что правительство будет открывать новый банковский счет по 1000$ на каждого новорожденного в Иране. Эта программа, однако, не проработала долго из-за недостаточности средств бюджета.
Мы сознательно тут не пишем об успехах правительства Ирана по преодолению последствий экономической блокады. Эти успехи, безусловно, есть, и их никто не сможет игнорировать. Несмотря на все негативные последствия ужесточения санкций, все таки экономика страны сумела доказать свою относительную устойчивость и стабильность. Страна живет и постепенно двигается вперед.
Вместе с тем, трудности в экономическом развитии и социальной сферы приводят к обострению, в первую очередь, внутриполитической ситуации. Разные политические силы и группировки, как личные недоброжелатели Ахмадинежада, так и деятели оппозиционного лагеря в своих интересах используют эти трудности как дополнительный повод для критики правительства.
Бывший командующий Корпусом стражей исламской революции (“Сепах”), член Совета по определению политической целесообразности Мохсун Рзаи 6 июня 2012 года выступая перед журналистами, признал, что страна до сих пор не смогла решить такие проблемы как безработица, инфляция, дороговизна и экономическая отсталость. По его словам, многие заводы прекратили свою деятельность. Но, все это, по его мнению, “не имеет отношения к санкциям”. “В стране никто не находится на своем месте. Если каждый находился бы на своем месте, у этой страны не было бы никаких проблем. Только в случае если каждый будет располагаться на том месте, которого достоин, мы можем стать свидетелями какого-нибудь чуда в стране”, - резюмировал он.
В свою очередь бывший президент страны А. Хашеми Рафсанджани заявил о распространении в иранском обществе обмана, клеветы, интриг: “В период, когда прошло 32 года с момента совершения Исламской революции, мы надеялись с помощью нефти и других естественных ресурсов решить политические и культурные проблемы, ликвидации в обществе обмана, клеветы, интриг. Но, к сожалению, сегодня молодежь находится лицом к лицу с широким распространением, усилением в обществе обмана, клеветы, интриг и дискриминации”.
Член реформаторского Ассамблеи борющегося духовенства (“Джамэе-йе руханият-е мобарез”) аятолла Сеййид Мухамед Мусави в своем недавнем заявлении утверждает, что народ больше не верит ни одному слову руководства страны. Потому что оно, вместе того, чтобы решать проблемы страны, старается их скрывать, отрицает воровство миллиардов долларов, а народу рассказывают только “о потустороннем мире”.
На днях бывший ректор Тегеранского университета М. Малеки, известный своей ярко выраженной оппозиционной позицией, выступил с открытым письмом в адрес Духовного лидера ИРИ, где он резко критикует политику проводимую руководством государства. “Нисколько не сомневайтесь в том, что завтра до вас дойдет очередь Ливии и Сирии”, - говориться в письме. Далее он пишет: “Признайте, что Иран погружается в пучину. Не верьте людям, окружающим вас. Они думают только о своих интересах, в трудный момент они все покинуть вас. Сегодня народ в качестве основного виновника всех проблем видит вас… Проявляйте скромность перед иранским народом, признайте, что руководимая вами система не способна управлять страной, соглашайтесь на проведение референдума под контролем международных организаций с целью самоопределения мудрого иранского народа. Именно с помощью такого мероприятия можно избежать повторения событий в Ливии, Сирии и других странах, предотвратить уничтожение населения, разрушения городов”.
В ответ на это и другие заявления своих недоброжелателей в адрес правительства, Ахмединежад заявил: “Сейчас мы с точки зрения бюджета ощущаем давление. Так, бюджет многих государственных организаций и структур или полностью урезан, или сокращен на 25 процентов. Именно в подобной тяжелой ситуации очевидно, кто чем занимается”.
Есть все основания полагать, что по мере приближения компании по выборам президента тенденция по ухудшению социально-экономической ситуации продолжится. Это, в свою очередь, требует от руководства страны принятия чрезвычайных мер, чтобы не допустить в стране экономического и, как результат этого - политического хаоса.
2. Кто может встать у руля государства на ближайшие годы?
В таких условиях особую важность приобретает вопрос о том, кто из иранских политиков может добиться доверия населения и станет президентом.
Власти Ирана назначили следующие, 11-е по счету, президентские выборы на 14 июня 2013 года, передает в субботу англоязычный иранский телеканал Press TV со ссылкой на министра внутренних дел Мостафу Мохаммада Наджара. Но уже сегодня среди различных группировок в основном внутри правящей элиты разворачивается настоящая борьба за пост президента.
2 ноября 2012 года Комитет иранского меджлиса по внутренним делам одобрил проект закона о внесении изменений в иранскую Конституцию. Спикером парламента Али Лариджани предлагаемые новшества были охарактеризованы как “незначительные и технические”.
Меджлис предлагал изменить ст. 115 иранской конституции и установить, что свою кандидатуру на президентских выборах могут выдвинуть лица “не моложе 45 и не старше 75 лет”. Кроме того, иранские парламентарии предложили перефразировать также другую часть статьи 115: вместо “кандидаты должны быть из религиозных или политических кругов” записать “кандидат может быть из религиозных кругов, если 25 из нынешних и бывших членов Совета экспертов одобрят его выдвижение” и “кандидат может быть из политических кругов, если 100 действующих и бывших депутатов меджлиса одобрят его выдвижение”.
По мнению наблюдателей, законопроект по сути является своеобразным компромиссом между высшим духовенством и депутатами. Дело в том, что он пресекает участие двух основных претендентов на пост президента страны. Это, во-первых, Сеййид Хасан Хомейни – внук лидера Исламской революции, великого аятоллы Хомейни. Ему в 2013-м исполнится 41 год. Некоторые в Иране уверены, что его участие на выборах нежелательно для самого Духовного лидера страны и его консервативного окружения. Он известен своими резкими заявлениями в адрес нынешнего политического и религиозного руководства страны. Для Духовного лидера и консервативного духовенства, по всей вероятности, предпочтительна кандидатура Хашеми Рафсанджани, которому в 2013 году исполнится 79 лет и кого никак не желают видеть на посту президента авторы названного законопроекта и большинство молодых политиков в стране.
Несмотря на то, что данный законопроект был жестко раскритикован со стороны Совета экспертов, заранее объявлявшего принятие такого законопроекта в парламенте “незаконным”, парламент все-таки на днях с некоторыми незначительными изменениями принял его.
Согласно этим изменениям, кроме возрастных ограничений (45 и 75), каждый кандидат в президенты должен иметь восьмилетний стаж министерской работы. Наряду с этим, 300 человек, занимающихся высокие должности в системе управления страной, должны подтвердить его управленческие способности. То есть, перед претендентами на высший пост в государстве ставится своеобразный фильтр, который не каждый из них может пройти.
В этот раз в адрес этих изменений с резкой критикой выступил президент Ахмадинежад. Он назвал этот закон “антиконституционным”. Он заявил: “Неправильно и недопустимо, что группа людей утверждает что “народ не способен определить свои интересы, мы должны определить его мнение”. Нельзя тратить деньги и время народа на такие проекты. Если действовать таким образом, тогда зачем нужна конституция? Этот шаг противоречит конституции страны. Это означает, что никто не сможет выдвинуть свою кандидатуру в президенты, не получив одобрения некоторых лиц”.
Изменения в законодательстве должны быть утверждены Духовным лидером страны. Если он утвердит их, тогда многим претендентам, видимо, путь в президентство просто будет закрыт! Кроме того, это может привнести свой вклад в обострении внутриполитической ситуации в стране, еще больше расколов саму правящую элиту.
Согласно сообщениям достаточно информированных источников в Тегеране, на сегодня около двадцати человек претендуют на пост президента Ирана. Они представляют четыре основных политических блока, в каждый из которых входит определенное количество политических партий: 1) “реформаторов” (Основу данной коалиции составляет Ассамблея борющегося духовенства, образованная в 1988 г. и выступающая за постепенные реформы иранского общества. Главной социальной базой является новое поколение иранцев моложе 30 лет и женщины); 2) “прагматиков” (Социальной базой этой коалиции исторически являлись широкие слои интеллигенции, деятели культуры и искусства, а также прогрессивное духовенство. Для этого движения характерен наиболее взвешенный подход ко всем вопросам, и эта взвешенность может выступать в качестве основной его характеристики); 3) “умеренных консерваторов” (объединяет так называемую “старую гвардию” иранского духовенства во главе с нынешним лидером страны Али Хаменеи. Ее костяк составляют люди, сделавшие себе карьеру во время революции или в годы правления имама Хомейни. Хотя есть и молодые представители); 4) “радикальных консерваторов” (лидером которой является аятолла Месбах Язди; она начала играть активную роль в политической жизни ИРИ после победы Махмуда Ахмадинежада на президентских выборах. Большое количество ее последователей заняло места в правительстве и в президентской администрации. Также у нее есть часть сторонников в Меджлисе. Социальной базой этого течения являются бедные слои общества). Окончательный список будет известен после того, как кандидаты пройдут многочисленные процедуры проверки со стороны соответствующих комиссий и вышеназванного фильтра. Но, несмотря на это, уже сегодня смело можно предположить, что фаворитами этой гонки являются два человека: Мохаммад-Багер Галибаф и Исфандияр Рахим Машаи.

   1. Мохаммад-Багер Галибаф – мэр Тегерана с 2005. Родился 23 сентября 1961 года в Мешхеде, в семье курда и персиянки. Военный летчик, участник Ирано-иракской войны, командовал военно-воздушными силами КСИР. В 1999 г. занял пост начальника иранской полиции. Находясь на посту, проводил неожиданные проверки среди подчиненных, переодевшись в гражданскую одежду. Подал в отставку в начале 2005 г., чтобы участвовать в президентских выборах в качестве кандидата, на которых занял четвертое место. Во втором туре президентских выборов высказался в поддержку Али Акбара Хашеми Рафсанджани против Махмуда Ахмадинежада. В сентябре того же года Городской совет Тегерана избрал его мэром города 8 голосами из 15. Придерживается “умеренно-консервативных” позиций. По некоторым данным состоит в кровном родстве с аятоллой Хаменеи. Он представляет группировку, возглавляемой Лариджани - спикером иранского Меджлиса, который, в свою очередь, находится в очень хороших отношениях с Рахбаром.
   2. Исфандияр Рахим Машаи – руководитель Администрации президента, связан с Ахмадинежадом узами родства: его дочь замужем за сыном Ахмадинежада. Его в экспертных кругах считают «серым кардиналом» иранского истеблишмента, главным генератором идей и концепций, разрабатываемых в президентской администрации. Он не принадлежит к кругам иранского духовенства, не имеет духовного сана и является стопроцентным светским политиком. В 2010 г. ему исполняется 50 лет. По специальности инженер-технолог, он имеет степень бакалавра Исфаганского университета технологий. По своим политическим и религиозным убеждениям Р. Машаи не принадлежит к радикальному крылу иранских политиков, является “умеренным исламистом”, причем весьма прогрессивных и прагматичных взглядов. При этом выступает за либерализацию и модернизацию иранской экономики, ее интеграцию в мировые хозяйственные процессы. Р. Машаи – ближайший соратник и единомышленник Ахмадинежада. Они вместе начинали карьеру в тегеранской мэрии, где Р. Машаи работал в муниципальной организации культуры и искусства. В июле 2009 г. президент М. Ахмадинежад, после переизбрания на второй срок, объявил о намерении назначить своего сподвижника на пост первого вице-президента ИРИ. Тогда уже некоторые наблюдатели начали говорить о Машаи как о возможном преемнике Ахмадинежада. Но из-за своих чересчур либеральных, с точки зрения иранского консервативного духовенства, политических взглядов, ему вскоре пришлось покинуть этот пост. И в сентябре 2010 г. он был назначен руководителем президентской администрации, тем самым сохранив свои позиции в системе исполнительной власти. В одном из своих недавних заявлений Р. Машаи публично признал, что “они просто так не отдадут власть М.Б. Галибафу”. В ответ на это депутат парламента Мохаммад Дехган обвинил Ахмадинежада в том, что он собирается последовать примеру Владимира Путина, который в 2008 году способствовал избранию Дмитрия Медведева и тем самым подготовил почву для своего возвращения четыре года спустя. “Ахмадинежад должен понимать, что Иран не Россия и что сам он не Путин”, - говорил он.
Послесловие
   По мере приближения выборов президента в мире и внутри Ирана произойдут значительные изменения. Нет сомнений в том, что эти выборы будут вполне судьбоносными для Ирана и для его народа. Нам еще не раз придется возвращаться ко всем этим событиям, анализировать ход избирательной компании и возможные изменения в раскладе основных политических сил. Остается только надеяться на то, что руководство Ирана найдет в себе достаточно сил и смелости, чтобы вывести свою страну из глубокого социально-экономического кризиса и обеспечить народу более достойный уровень жизни. Удастся ли ему это, найдет ли оно ту тропинку, которая может вести к вершине, о которой говорил великий Саади или народу Ирана все же придется возлагать свои надежды на приход Сахиб аз Замана (Мессии), мы узнаем уже в новом 2013 году.

Источник: http://www.iarex.ru/articles/32215.html

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|