Талышский регион и современные политические трансформации на Южном Кавказе

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 6 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

 

            Культурное своеобразие Талышского края, вектор его внешнеполитической ориентации,  обусловленный, с одной стороны географической, культурной и лингвистической близостью к Ирану, а с другой – фактом геополитической ориентации на Россию, сознательно избранной правителями Талышского ханства 200 лет назад, сохраняет  высокую степень преемственности на всех этапах исторического развития.

            Политика России на Кавказе неизменно встречала жёсткое противодействие со стороны Франции и особенно Англии, которые стремились использовать прикаспийские области в качества плацдарма для дальнейшей экспансии на Ближний и Средний Восток. Ситуация, возникшая после распада Советского союза, вновь актуализировала некоторые прежние сюжеты – с поправкой на время, новые технологии влияния и т.д.

            Распад единого российского культурного и цивилизационного пространства, органично включавшего в себя и народы Кавказа, неизменно сопровождался в Талыше подъёмами национального движения. Социально-экономическая ситуация в южных регионах Азербайджана, несмотря на декларируемые официальным Баку высокие темпы роста благосостояния населения, остается неоднозначной. В этой ситуации даже чисто бытовые вопросы, порождаемые дефектами госуправления (нецелевое расходование средств, кадровая политика и т.д.) неизбежно приобретает этническую нагрузку.

            Обсуждение вопросов, связанных с национальной идентичностью населения отдельных регионов Кавказа, традиционно характеризуется высоким градусом эмоциональной напряженности. Это связано с незавершённостью процесса этнической консолидации некоторых этносов (включая «титульные» этносы ряда постсоветских государств Южного Кавказа), но и с продолжающимся процессом передела «Большого Ближнего Востока», в котором активно действуют некоторые внешние игроки.

            Попытки придать процессу формирования талышской национальной идентичности антироссийского вектора терпят неудачу (здесь довольно интересно будет сравнить сеть талышских Интернет-сетей с виртуальным проектом «Черкесия», которому последовательно формируют антироссийскую направленность).

            Манипулирование национальными движениями разных народов, позволяющие успешно стравливать их между собой в целях решения актуальных задач расширения внешней экспаснии составляет неотъемлемую черту экспансии Запада на евразийском пространстве. Изучение сюжетов, связанных с политико-дипломатическими хитросплетениями и военными конфликтами трёхвековой давности, сохраняют актуальность с поправкой на современную ситуацию, в частности – резко обострившуюся борьбу за доступ к энергоресурам, маршрутам их транспортировки, а также к путям военного транзита.

            Исламская Республика Иран является объектом повышенного внимания со стороны Соединённых Штатов, Израиля и ряда иных субъектов международной политики, и этот интерес не может не оказывать серьёзного влияния на процессы, разворачивающиеся в приграничных с Ираном районах сопредельных государств, ведущих активных диалог с США и НАТО в сфере безопасности. События на Ближнем Востоке наглядно демонстрируют, каким образом территории сопредельных государств могут использоваться в целях дестабилизации ситуации и эскалации напряжённости (в частности, вокруг Ливии и Сирии).

            Можно предположить, что все приграничные районы Нагорного Карабаха и Азербайджана рассматриваются в качестве площадок либо нанесения ударов по иранским ядерным объектам и ракетным базам, либо для действий иного характера.

            Имевший место в 90-х годах наплыв в Азербайджан западных специалистов самого широкого профиля обернулся развертыванием вдоль границы с Ираном ряда элементов военной инфраструктуры, усилением сотрудничества с США и НАТО в военно-технической сфере, что оказывает комплексное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Азербайджана. Не снижается интерес авторитетных западных экспертов к Южному Азербайджану, что синхронизируется с периодическими вспышками нестабильности в этой части Ирана.

            В отличие от американских и европейских организаций, не испытывающих особых комплексов при работе с национальными меньшинствами Азербайджана, Москва остаётся в этом отношении пассивной, видимо, опасаясь того, что реализация гуманитарных проектов может стать поводом для обвинений в поддержке «сепаратизма».

            В своей региональной политике Иран делает ставку не столько на экспорт «революционного» ислама, сколько на языковые, культурные факторы, а также на  укрепление регионализма. Язык является одним из ключевых факторов самоидентификации в культурном пространстве. Регионализм является достаточно серьезным инструментом влияния, способным укрепить связи Ирана с территориями традиционного исторического и культурного влияния Ирана на пространстве бывшего СССР. Похожие методы «мягкого», гуманитарного, культурного влияния пытается в последние годы использовать и Россия (можно вспомнить хотя бы проект «Русский мир» с акцентацией важного места русского языка). Об иранском влиянии часто говорят как о факторе, способном ослабить влияние России, однако в реальности это вряд ли соответствует действительности.  Ставка Ирана на культурное влияние и регионализм не противоречат интересам России как самостоятельного субъекта внешнеполитической деятельности.

            Активизация США и НАТО на Южном Кавказе, потенциально чреватая вызовами для России, неизменно будет встречать противодействие со стороны Ирана. Его задачей, как и задачей России, является ограничение геополитического доминирования Соединённых Штатов, позиционирование себя в качестве влиятельной региональной державы. У двух стран есть реальный шанс совместного участия в выстраивании новых моделей регионального взаимодействия. Предсказуемое разочарование в «перезагрузке» создает объективные посылки для возобновления конструктивного российско-иранского диалога. Все базовые предпосылки к активному двустороннему взаимодействию в целях обеспечения стабильности на евразийском континенте по-прежнему актуальны.

            Талышский «фактор» в силу численности, особенностей расселения народа и перспективных направлений развития социально-экономической и коммуникационной инфраструктуры края способствует тесному укреплению многоуровневых связей Исламской Республики Иран с государствами Кавказа и с Россией, а также общей стабильности в регионе, который всё чаще расширительно именуют «Большим Кавказом».

            Немало талышей, уроженцев Азербайджана, в силу разных обстоятельств, нашли применение своим талантам на территории России, став важным звеном экономической, культурной, информационной коммуникации как между Москвой и Баку, так и между Москвой и Тегераном. Талышский регион, находящийся на пересечении геополитических интересов различных игроков и крупных коммуникационных проектов, может стать одним из важных факторов формирования нового евразийского союза, который гарантировал бы долгосрочную стабильность не только на Ближнем и Среднем Востоке, но и на евразийском континенте в целом. Только подобный союз в состоянии гарантировать народам региона  право на сохранение национальной идентичности и на развитие.

Материал подготовлен на основе выступления автора в ходе второй международной талышеведческой конференции (Ереван, 12-13 ноября 2011 г.)

 

Источник: Kavkazoved.info

 

 

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (0 добавлено)

Главные новости

|