Несостоявшаяся независимость Талыша /часть 2/

Разделы

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Рассылка

Подписаться на рассылку:


  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Оцените содержание статьи?

(всего 27 голосов)
Изменить размер шрифта Decrease font Enlarge font
image

Ф.Ф. АБОСЗОДА

Движение за возрождение Талыша

См. I часть: http://tolishpress.org/news/1006.html

«Ключ политики государств – в их географии».
Наполеон
Основные геополитические игроки
 
«Российский интерес не позволяет, чтоб турков к Каспийскому
морю и в соседство с персидской стороны допустить… Россия в
свои провинции кроме персов никого впустить не может, и тем
персам надобно, чтоб какой основательный владелец был».
Андрей Иванович Остерман (русский дипломат)
 
    Основными активными геополитическими игроками событий рассматриваемого периода были Россия, Иран и Турция, а Англия и Франция занимались в основном лоббированием своих интересов через последних, иногда выступая даже в открытый бой.   
   Россия в этот период, в соответствии с завещаниями Петра Первого, продолжала направлять свои взоры с одной стороны в Европу, а с другой, хотя и не всегда последовательно,– в сторону Кавказа. «Если вторжение русских на Кавказ до сих пор было результатом стихийного передвижения казаков, а также амбиции Петра и его преемников, – пишет Дж. Баддели, – то, говоря о районах к югу от гор, мы должны отметить наличие куда более достойного мотива. Конечно, и здесь амбиции и политическая выгода сыграли свою роль… Волею обстоятельств эта честь выпала России, которая была единственным государством, способным решить эту задачу».

   Известно, что еще в 1723 русские предприняли новый поход в Восточное Закавказье. Они взяли Баку, высадили десант в персидскую область Гилян и заняли ее административный центр Решт. 12 (23) сентября русское правительство заключило с прибывшим в Петербург Исмаил-беком Петербургский трактат, состоявший из пяти статей, согласно которому прикаспийские провинции Гилян, Мазандеран и Астрабад (совр. Горган), полоса вдоль всего западного и южного побережий Каспийского моря, в т.ч. города Ланкон (Ленкорань) и Осторо (Астара) перешли на «вечное владение» России. Взамен этого Россия обещала сефевидскому престолу военную помощь. Иранский шах Тахмасиб II, боровшийся с вторгшимися в Иран афганцами, был не в состоянии организовать оборону своих владений от угрожавшей им турецкой оккупации. Хорошо понимавший это Петр I, всячески старался не допустить Турцию к Каспийскому морю и, по возможности, ограничить продвижение её войск в Закавказье, где созревала реальная угроза столкновения турецких аскеров и русских солдат.
   Незаинтересованное в войне с Османской Турцией правительство России, трезво расценивая свои возможности и реальное соотношение сил, 12 июля 1724 г. заключило в Стамбуле договор с Турцией, по условиям которого Закавказье фактически было разделено между султанской Турцией и царской Россией.
   Турция признала за Россией право на прикаспийские провинции, а Россия обязалась в свою очередь не противодействовать завоеванию Турцией остальной части Южного Кавказа. Исходя из данного договора, войска турецкого султана в конце 1724 г., переправившись через Аракс, заняли города Иреван, Гянджа, Тебриз, Хой, Ардебиль и др. города, а всем западным побережьем Каспия, шириной приблизительно в 100 км. от берега моря, в том числе и талышскими землями овладела Россия.
   В течение 10 лет просуществовала в Ланконе введенная царизмом система комендантского управления. Поскольку царизм соперничал с Турцией и Ираном, то с первых же дней овладения прикаспийскими областями русские  власти запретили своим воинским частям заниматься здесь разбоем и грубо обращаться с населением, чтобы не вызвать недовольство последнего».
   Теперь вернемся к Кавказской программе русской политики 80-х годов XVIII в., которая в силу определенных причин не была завершена. «По окончании русско-турецкой войны центр тяжести внешней политики России вновь переместился на Запад. Благодаря действиям различных тайных обществ, управляемых в основном из Англии, и их влиянии на власть, в 90-х годах русская дипломатия возвратилась к прошлым комбинациям – к англо-австрийской дружбе и к враждебным отношениям с Францией. Переписка Воронцовых, Куракиных, Безбородко, Кочубея, Панина, Завадского и других с достаточной ясностью показывает, как намечался и устанавливался новый курс русской политики, курс приспособления ее к английским интересам», – пишет О. П. Маркова.
   Несмотря на действия этих сил, в конце концов Россия все-таки нашла в себя силы и смогла правильно определять сферы своих государственных интересов и постепенно приближаться к ним. Благодаря трезвой оценки геополитической ситуации, руководство России смогла освободится от агентов влияния, и в конце XVIII в. перед российским государством встал вопрос продвигаться дальше, и распространять свое влияние и на Южный Кавказ. Суть Кавказской политики России в это время четко была сформулирована в словах ген. Ермолова, кто считал, что «Кавказ должен стать неотъемлемой частью Российской империи, что существование независимых или полунезависимых государств или общин любой направленности (христианских, мусульманских или языческих) в горах или равнинах несовместимо с честью и достоинством его государя, а также безопасностью и благосостоянием его подданных». Несмотря на то, что отдельные правители в разной степени были склонны выполнять эту задачу, но, в основном, эта была стратегической линией всей восточной политики государства конца XVIII – начала XIX вв. Овладение западным и юго-западным берегами Каспийского моря создавало для России плацдарм для расширения экспансии на юг. Этим она одновременно предотвращала еще проникновение Англии через Каспийское море в Закавказье и Среднюю Азию. При этом в начале 90-х годов Россия в своей политике по отношению к Закавказью проявляла «тонкую осторожность». Основная задача русских дипломатов и консулов состояла в том, чтобы «помогая показывающим к России опыта большого усердия, не войти в войну с другими, почитая лучше пользою не входя в предубеждение и пристрастие личного к тамошним владельцам».
   В самой Европе, как известно, в конце XVIII века произошла Великая Французская революция, которая привела к власти Наполеона Бонапарта, взявшего курс на мировое господство Франции. Он строил сумасшедшие планы по захвату Индию, куда путь лежал тоже через Кавказ и Иран, что предопределило пристальное отношение Наполеона к рассматриваемому региону.
   Англо-французское соперничество в XVIII веке нашло выражение, прежде всего, в английской политике равновесия сил (balance of power). Эта политика была направлена не на установление равновесия и мира между народами, а на их ослабление при помощи войн.
Не уверенная в своих силах в борьбе с Францией, Англия поспешила перейти на старые позиции «дружбы» с Россией. Благодаря этим действиям, Россию больше привлекала борьба с французской революции и раздел Польши, а кавказские интересы отступили теперь на задний план. Так называемые англоманы в руководящих кругах России уже не придавали столь большого значения восточной политике России.
   В 1795 году был заключен союз Англии, Австрии и России, направленный против Франции. Все же Россия не приняла прямого участия в военных действиях первой коалиции. «Воздержание России от прямого вмешательства в коалиционную войну с революционной Францией следует объяснить верностью старому принципу сохранения самостоятельности», – пишет О. Маркова.
   Пришедшая к власти французская буржуазия отвечала на англо-австро-русское сближение так же, как прежде отвечало правительство королевской Франции, – усилением антирусской деятельности на Ближнем и Среднем Востоке.
   Еще одним геополитическим игроком была дряхлая Оттоманская империя, которая, благодаря сильным центробежным тенденциям, находилась не в лучшем, если не худшем положении. Со второй половины XVIII в. обширная Османская империя испытывала острейший кризис во всех сферах жизни общества. Разложение феодализма в Турции отразилось на всех народах, населявших территорию обширной Османской империи.
Кризис Османской империи, внутренние осложнения и освободительная борьба порабощенных ею народов способствовали иностранному проникновению в дела Высокой Порты.
   Английские и французские колонизаторы проникли во все сферы жизни империи османов, отношения которой с Англией и Францией приобрели весьма неравноправный характер. С середины XVIII в. огромным влиянием на Турцию стала пользоваться Франция, направлявшая как внешнюю, так и внутреннюю политику султана.
   Спровоцированная французами русско-турецкая война 1768-1774 гг. резко ухудшила внутреннее положение Османской империи, а подписанный 10 (21) июля 1774 г. Кючук-Кайнарджийский мирный договор привел к утере ею значительной территории, в том числе феодальных владений Северного Кавказа. Особенно подорвали мощь Османской империи предусмотренные договором признание права России на свободное торговое мореплавание в Черном море в проливах и права покровительства России господарям Молдавии и Валахии и православной церкви. Но самым тяжким ударом для могущества султана была потеря Крыма, объявленного независимым, а в 1783 г. присоединенного к России. Впервые от Османской империи отпала не христианская, а мусульманская провинция. Султан потерял выгодного вассала в лице крымского хана. Важная стратегическая позиция, преграждавшая России путь к Черному морю, была утрачена. Народные восстания в порабощенных областях охватили всю огромную территорию Османской империи.
   Несмотря на это, султанская Турция все еще продолжала вести кровавые войны за восстановление своей былой мощи и оккупацию новых территорий. В результате, угроза турецкого порабощения для народов Закавказья оставалась все еще реальной действительностью. Чтобы выглядеть в глазах этих народов с лучшей стороны, во внешней политике Турция взяла на себя роль «защитницы» Ирана и Ислама.
   Надо отметить и тот факт, что в течении всего XVIII века политика России в Закавказье и Иране проводилась с оглядкой на позицию Турции. В миролюбии Порты далеко не были уверены…


Иран перед вызовами нового времени
 
«Персия – это шахматные фигуры на доске, где идет игра за мировое господство»
Лорд Д. Керзон

   Интересы всех этих государств сосредотачивались в Иране, который в результате нескончаемых междоусобиц и глупостей его правителей тоже прожил не самые лучшие времена своей истории. Он в действительности находился в состоянии феодальной раздробленности и междоусобных войн, не представлял собой могучего государства, а был отсталой феодальной страной с разоренными финансами и низким уровнем экономического развития. «Это не была… прежняя Персия, – писал представитель Франции в Иране А. Гардана, – это не были ее могучие монархи… Ее финансы были разорены, ее внутренняя торговля пришла к нулю, ее внешняя торговля доведена до незначительности. Она больше не захватывала, она была захвачена сама». Каджарский Иран представлял собой, по определению самих иранцев, «мулук-ус-сафаиф» – монархическое объединение, т. е. шахское «стадо народностей». Бесконечные братоубийственные войны внутри Ирана привели страну к полному разорению. Один из современников сообщал: «Персия, плавая в крови на месте благодатной земли, представляет позорище, мертвыми трупами покрытое; земледелие кинуто, плодородные поля остались опустошенными, богатство городов расхищено, купечество ограблено и истреблено, и земледельцы обливают слезами землю, которая прежде процветала… Такое состояние приводит в содрогание человечество». В мемуарах одного из современников того времени так описываются реалии Ирана: «На дороге (в Дербент) стояло много бедных слепых, просящих милости, у коих по повелению Надир-шаха выколоты были глаза». После подавления одного из крестьянских восстаний в Ширване в 1743 г. по приказу Надир-шаха его чиновники отослали «14 батманов (около 42 кг.) вынутых глаз» пленных крестьян.
   Крайний деспотизм, доходивший до садизма, характеризовал власть одного из самых жесточайших завоевателей в истории народов Востока, туркмена Ага-Мухаммед-шаха Каджара, – «темной и отталкивающей фигуры на фоне хаотических времен», – кто стремился к восстановлению могущества Ирана и его величия. Злодеяниям и надругательствам Ага-Мухаммед-Каджара в конце XVIII в. дважды подвергались народы Закавказья. Его жестокость не имела предела. В 1794 г., в период междоусобной борьбы в Иране, по его приказу были ослеплены 20 тыс. человек и «воины доставили деспоту 20 тысяч пар вынутых глаз».
   Однако усилиями французов и англичан, щедро осыпавших золотом иранский двор, реорганизовавших и обучивших в своих колониальных интересах иранскую армию по европейскому образцу и поставлявших новые для того времени виды артиллерийского и пехотного оружия, Иран все еще представлял довольно значительную силу. Уничтожив всех своих соперников внутри Ирана и утвердив свою власть, Ага-Мухаммед-шах стал готовиться к вторжению в Закавказье.
   Англия к тому времени уже имела доступ к южному побережью Каспия через Индию и Персидский залив. Англичане и французы с конца XVIII в. стремились установить свое господство в Закавказье. Ближайшей задачей на пути достижения этой цели было сохранение в этом районе Среднего Востока власти шахского Ирана и султанской Турции. «Наполеон, – свидетельствует источник, – беспрестанно устремлял свой взор на Восток… во время развития его славы как императора между 1805 и 1809 гг. имели место сношения Наполеона с Персией», причем, как признает турецкий историк, «Наполеон в ходе войны с русскими стремился натравить на Россию своих союзников: османского султана и иранского шаха».
   В Петербурге надеялись, что Ага-Мухаммед-хан проявлявший лояльность по отношению к русскому купечеству, не осмелиться напасть на владения, покровительствуемые Россией. К тому же в Петербурге не имели отчетливого представления об изменении политической обстановки в Иране. Императрица жаловалась Потемкину (22 января 1791 г.), что из Америки и Сибири скорей приходят вести, чем с Кавказа. Екатерина стремилась склонить Ага-Мухаммед-хана склонить к принятию плана добровольного отказа от владений в Закавказье.
   В это же время Россия была заинтересована в сохранении Иранского государства как противовеса Турции и надеялась на мирные уступки Ирана в кавказском вопросе. Россия избегала преждевременной войны и ее политика носила в высшей степени осторожный характер.
   Значительное место в борьбе России за овладение Кавказом отводилось ханствам Южного Кавказа, которые являлись промежуточным районом на торговых коммуникациях между европейскими странами и Ираном. Через территории Карабахского, Шекинского и Ширванского ханств издавна проходили важнейшие караванные пути из Тифлиса к берегам Каспия, значение которого для торговли как с Европой, так и с Азией было велико.
Таким образом, Иранский вопрос, а, следовательно, и вопрос Закавказья в первой трети XIX в., стал одним из узловых вопросов геополитики, усилив соперничество России, Англии и Франции в Азии. Все это в истории дипломатии называется «восточным кризисом», который включил в свою орбиту также и Закавказье.
   Превратившись в конце XVIII – начале XIX века в мощное политическое средство, восточный вопрос содействовал «тем силам, которые стремились разрушить изнутри эту клонящуюся к гибели империю». Хотя царская Россия наряду с другими странами Европы к началу XIX в. стала играть роль международного жандарма и ее политика в отношении Турции носила агрессивный характер, восточный вопрос не ограничивался разрешением лишь русско-турецких противоречий. Все европейские державы, а не только царская Россия, стремились воспользоваться слабостью Османской империи, чтобы прибрать ее обширную территорию к своим рукам.
   Занимая одно из главных мест в противоречиях России, Англии, Франции, Турции и Ирана, Кавказ и Закавказье не могли оставаться вне международных конфликтов, следствием которых явились нескончаемые кровопролитные войны в первой трети XIX в.


 

Продолжение следует

 Литература

Акты Кавказской Археографической Комиссии. Под ред. Ад. Берже. Т. I – V. Тифлис: 1866-1873.
Асадов Ф.С. Талышское ханство. Баку: Чанлибел. 1998 (на тюрк. яз.).
Ахмади Х. Талыши: От эпохи Сефевидов до окончания второй русско-иранской войны 1826-1828 гг. Пер. с перс. – М.: Либроком. 2009.
Баддели Дж. Завоевание Кавказа русскими. 1720-1860 //Пер. с анг. Л.А. Калашниковой. – М.: Центрполиграф. 2007.
Байрамалибеков Теймур бек. История Талышского ханства. – Ин-т Рукописей НАН Аз. 1 сентября 1885 года.
Джафарли Н.Г. История города Ленкорани в XIX – начале XX века. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Баку: 1985 (рукопись).
Ибрагимбейли Х.М. Россия и Азербайджан в первой трети XIX века (из военно-политической истории). М.: Наука. Главная редакция восточной литературы. 1969.
Игамбердыев М. Иран в международных отношениях первой трети XIX в. Самарканд. 1961.
История Ирана. М.: Изд-во МГУ. 1977.
Кавказский сборник Т. ХХI. – Тифлис. 1900.
Князь Щербатов. «Генерал-фельдмаршал Паскевич». Т. 3. СПб. 1891.
Курбатов В.И. Тайное общество масонов. М.: Эксмо; Ростов н/Д: Наука-Пресс. 2006.
Левиатов В.Н. Очерки истории Азербайджана в XVIII веке. Баку: Изд-во АН Аз. ССР. 1948.
Мамедова Г. О походе В. Зубова в Азербайджан (1796 г.). Баку: Эльм. 2003.
Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII веке. М.: Наука. 1966.
Мирза Ахмед Мирза Худаверди. Ахбар-наме. Баку. 2002 (на тюрк. яз).
Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра Первого. 2-е изд-е. М.: Международные отношения. 1986.
Мустафаев Дж.М. Северные ханства Азербайджана и Россия (конец XVIII-начало XIX в. Баку: Эльм. 1989.
Начкебия И. Сведения лейтенанта Камиля Трезеля о Талышистане и талышах (1808) //Очерки по истории и культуре Талыша. Сб. статей. Ереван. 2005.
Под стягом России: Сборник архивных документов. М.: Русская книга. 1992.
Шишов А.В. Схватка за Кавказ. XVI-XXI века. М.: Вече. 2007.
 

 

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Add to your del.icio.us del.icio.us
  • Digg this story Digg this

Добавить коментарий comment Комментарии (3 добавлено)

  • Опубликовано zabil, 27 Январь, 2010 01:49:21
    Һурмәтинә Әбосзодә, жыго дијә кардәм һежо ым ләтифә бә вырә егынијә, әвеј ты бәјы һајы дој!...Мәдоәдә гыләј мерди че хани кинәш пидәшеј,әмо сәһеј зындә ки хан ыштә кинә бә бечизи әдәни әвеј жыго гыләј дыво кардә:-Хыдо, ты һәмә Мәдожон ғыр быкә иглә мыни баһашт де хани кинә,гасбу бәвәдә әвышон бәмышон дошонеј... Ысәт ышты пиә незовисимост һежо мынән пидәмеј... Аз жыго фамедәм ки бәчәј сеј горәнә гылә стратегија лозиме,әвән ки бәмәку ни.Бәчәј горә чымынән ғәјзи ләтифә нывыштеј гыләј ҹо ком ни.Дә васитә чәмә зывони архаик сыханон нывыштдәм,быдә бымандо бо омә нәслон...
  • Опубликовано Aboszoda, 26 Январь, 2010 20:42:07
    Йалла, Шаир! Бы чандя вахти имина карайе ки, ба выра егынийани ышты ын латифа! Бапе быбахши! Шак варданим ки, камиши ныгыл фикир кардабай, пайдо акайш джо гылай латифа! Ыштан чок зынейдаш ки, hандакасон вейни hич санибарасе, чиче ын сыхан "сакота". Фатма нана Хыдо раhмат быка, hежо чама нанон hаммай, ныфин акайн де ын сыхани, "Сакота быбу ышты hардай!" - авотин. "Сакота" - "мака нуне" ки, саджиса пегатенджан оагарди ба сыг, hарде наби. Тынан "независимости" мыгойиса кардейдаш де сакота! Чокна бавотен, санырасайм тыни, Шаир! Тади гаташ, мавужи, гынойе бо шаири! "Независимость" - рушнайе, ишыге, нуре, адатан бавотен, чийейда тунели охойада! Ты охо гайзи ныфини чока дыво-санонан зынейдаш! Де латифа воте, hалбатта, hич вахт бенибаше бачама нав ышты вота "независимость"! Джанг карде лозиме боай! Ки, ком халги джанг кардашебо, дараса ба озоди, беша ба рушна! Ки, ком халг мышгол быабо де латифа воте, hежо манда чама толыши ружада - вийавон! Шаироншан мышголин де жамати сырвоне! Чич бавоте баты ышты hази барада нывышта шери ийан ын латифа hандакас, Шаир! Жыго воташбе баты ышты йола боа Насири? балкам бывоти бамы, кийе чы сатрон мыаллиф? //Умри быжан бана мерди ты ба са, Нывто быда hички гурбагур баты! Мавот бамы, чы сыхандам вей маса, Башт бавоте Исраили сур баты! Ышта лынги шода вырай бызын чок, hар гамада быби сарост, быби пок! Хоко амал омаш, бабеш ижан хок, Шой-во бакам, Хыдо быдо нур баты! hахи воте матарс, бывот баркада, Гылай сарроф пайдо бабе hар када! Башты ванги садо бадо баркада, Гирам быбон авон пештыпур баты! Ныгыл быби бана дыйо ты быни, Нави мавинд анджах ты ышта выни! Гирда маhашт, мавит, шомада мыни, Валлаh, бадон мардон чашамур баты! Одам баше дешта бобо гата рой, hамро базне ышта боби, ышта той! Бада ружда башты бапе баса пой, Мердон нывтон быда ношукур баты! Мадожи hа вота гапи чок дарас, Башта халги дарды-сари ра бырас! Махлог ашта, маhыт, тынан бой, сарас, Вотдам, мака ын дыли ганчур баты! // Бас ымон чики сыханонин: //Гырдыку ба башты са чан жур лоти, Баладим аз, Валлаh, бачавон зоти! Йолон чок вота: -"Ту бачавон шыти!" Бана кандымузи биджа за мака, Бойли, васе, бой чымыку та мака!// hанийан бывотым???
  • Опубликовано zabil, 26 Январь, 2010 18:05:07
    Мәдо ләтифә(быә ко)^ Нәнә гәп әжәни ки Хыдош рәһмәт быкә ,әчәј Хәлил номәдә јолә бо,барзбылынд,веј гылә ҹанбозә мердбеј.Иминнә кахтиәдә(вәшјәнәтиәдә)бә кә омејәдә һежо әвидибән сој кијәсә саҹәдә сәкотә патедән.Һәни ым Хәлил дај сәкотә һардејку безо бәбән.Ружи ижәнән бә со дәшејәдәј,сәкотә киә сәпеј виндә,ыштәнбәштә вотдә:-Ым сәкотә чымы ләвәруәш вылош кардышеј,һәлә бышум бә Мијонку ыштә һовә кәј,гасбу гыләј тәминә чијыш патәшејбу,азән бәһәм.Мылхәс, де пебыријә рој дәро гынидә омејдә бешедә һовә кәј бә Мијонку.Һежо бә со дәшәҹәғын виндә ымонән сәкотәшон ноәшоне кијә сәпе.Хәлилә дај енәмедә ым саҹи сәкотә умжәнә кијәсә пегәтедә ғандә гур бә ру,чәј думо вотдә:-Сыпәзоә мол,аз ром пебыријәмеј омәјм,ты де ком кыртә рој омәјш бешиш бәчымы вә...??? Ысәт һурмәтинә миәллим, ым не состојавши незовисимостеј комеј чәј думош һыстышеј.Вотдәм бәнәј бә сәкотә бәчәмә вә ве бебәшејбу ысәтику ыштә кој бызынәмон һы,чич вотдәш???...

Главные новости

|